Особенности детско-родительских отношений у женщин, участвующих в Программе укрепления семьи города Нарвы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №11 (353) март 2021 г.

Дата публикации: 13.03.2021

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Корунос, Жанна. Особенности детско-родительских отношений у женщин, участвующих в Программе укрепления семьи города Нарвы / Жанна Корунос, Д. Я. Грибанова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 11 (353). — С. 139-142. — URL: https://moluch.ru/archive/353/79175/ (дата обращения: 21.04.2021).



В работах специалистов (Э. Г. Эйдемиллера, В. В. Юстицкиса и др.) отражено бесспорное влияние семьи на формирование у ребенка социальных установок, отношений к окружающему миру — к обществу, к людям, к самому себе.

Знания, умения и навыки, приобретенные ребенком в семье (например, уверенность, умение справляться с трудностями и потерями, нормы человеческих отношений и т. д.) сохраняется в течение всей жизни. Иными словами, начиная с рождения, именно в семейном окружении, в процессе воспитания, закладывается фундамент личности человека, который будет поддерживать его на протяжении всего жизненного пути.

Необходимо отметить, что семья выступает как положительный, так и отрицательный фактор воспитания. Никто не может дать ребёнку столько заботы, любви, внимания, сколько могут дать мама и папа. И вместе с тем, никто не может нанести столько вреда для формирования личности, как родители.

Под воздействием деструктивного воспитания у ребёнка формируются негативные личностные особенности, которые он будет демонстрировать во взрослой жизни, и которые будут оказывать влияние на стиль воспитания последующих поколений.

Целью проведенного исследования было выявление особенностей детско-родительских отношений у женщин, участвующих в Программе укрепления семьи (ПУС) города Нарвы, с разными социально-демографическими характеристиками. Были изучены особенности стилей и нарушений воспитательного процесса матерями, участвующими в Программе укрепления семьи.

Для решения поставленной задачи было опрошено 25 женщин-участниц Программы укрепления семьи в возрастном диапазоне от 26 до 52 лет. Критерием включения в изучаемую группу являлось участие в Программе укрепления семьи г. Нарва. Отбор участниц не проводился по социальному положению, экономическому статусу, профессиональной направленности, уровню образования и т. д.

Необходимо пояснить, что в ПУС родители обращаются по рекомендации или направлению основного партнера — отдела защиты детства социального департамента г. Нарва. Причины направления на услугу сопровождения семьи разнообразны, но основная заключается в том, что родители не справляются с своими обязанностями, регулируемые Законом о семье Эстонии. То есть родители обладают низким уровнем развития родительских компетенций, не способны объективно оценивать состояние своего ребенка, обеспечивать ему безопасное, соответствующее возрасту развитие и удовлетворение потребностей, а ребенок находятся в зоне риска изъятия из семьи.

В качестве диагностического инструмента использовалась анкета для выявление социально-демографических показателей (возраст, семейное, положение, количество детей, наличие или отсутствие трудоустройства, наличие или отсутствие степени нездоровья (инвалидности).

Для изучения особенностей детско-родительских отношений у женщин, участвующих в ПУС г. Нарва, была применена методика, направленная на изучение стилей воспитания родителей и выявления нарушений воспитательного процесса — опросник «Анализ семейных взаимоотношений» (методика АСВ) Э. Г. Эйдемиллера и В. В. Юстицкиса.

Были использованы следующие методы математико-статистической обработки данных: описательная статистика, сравнительный анализ (U-критерий Манна-Уитни). Основными критериями данного анализа послужили социально-демографические характеристики: возраст, трудоустройство, инвалидность, количество детей и семейное положение.

Результаты.

На основе проведенного эмпирического исследования признаков нарушения процесса воспитания в группе матерей из ПУС, были получены следующие данные.

Таблица 1

Распределение женщин-участниц ПУС по показателям опросник а «Анализ семейных взаимоотношений»

Шкала

Яркое выражение признака (%)

Наличие признака (%)

Отсутствие признака (%)

Гиперпротекция

24 %

72 %

4 %

Гипопротекция

0 %

92 %

8 %

Потворствование

0 %

84 %

16 %

Игнорирование потребностей ребенка

0 %

64 %

36 %

Чрезмерность требований-обязанностей

12 %

48 %

40 %

Недостаточность требований-обязанностей

48 %

48 %

4 %

Чрезмерность требований-запретов

44 %

32 %

24 %

Недостаточность требований — запретов к ребенку

42 %

16 %

32 %

Чрезмерность санкций

12 %

60 %

28 %

Минимальность санкций

44 %

44 %

12 %

Неустойчивость стиля воспитания

16 %

60 %

24 %

По шкалам, направленным на оценку личностных проблем родителей, решаемых за счет ребенка, были получены следующие результаты (таблица 2).

Таблица 2

Общая т аблица результатов личностных проблем родителей, решаемых за счет р ебенка , по опроснику “Анализ семейных взаимоотношений”

Шкала

Яркое выражение признака (%)

Наличие признака (%)

Отсутствие признака (%)

Расширение сферы родительских чувств

8 %

48 %

44 %

Предпочтение в подростке детских качеств

20 %

48 %

32 %

Воспитательная неуверенность родителя

12 %

64 %

24 %

Фобии утраты ребенка

8 %

68 %

24 %

Неразвитость родительских чувств

8 %

64 %

28 %

Проекция на ребенка собственных нежелательных качеств (ПНК)

64 %

28 %

8 %

Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания

16 %

20 %

64 %

Нарушения, связанные с семейным воспитанием у женщин-участниц ПУС, распределились следующим образом (Таблица 3).

Таблица 3

Общая т аблица результатов нарушений в процессе воспитания женщин участниц ПУС по опроснику « Анализ семейных взаимоотношений »

Тип нарушения воспитания

Процентный показатель группы опрашиваемых женщин ( n = 25)

Потворствующая гиперпротекция

60 %

Доминирующая гиперпротекция

40 %

Эмоциональное отвержение

24 %

Повышенная моральная ответственность

36 %

Гипопротекция

42 %

Жесткое нарушение

48 %

В ходе исследования, нас заинтересовало, существуют ли связь стиля воспитания и социально-психологических особенностей по следующим параметрам: возраст, наличие инвалидности и отсутствие инвалидности, наличие места трудоустройства и отсутствие места трудоустройства, наличие брачных отношений и отсутствие брачных отношений, количество детей.

Для получения данных по новому запросу был применен непараметрический критерий U Манна-Уитни.

Исследования выявили, что значимых различий в стилях воспитания у женщин участвующих в ПУС при заявленных социально-психологических особенностях по следующим параметрам: возраст, наличие инвалидности и отсутствие инвалидности, наличие места трудоустройства и отсутствие места трудоустройства, наличие брачных отношений и отсутствие брачных отношений, не выявлено.

Однако применение непараметрического U-критерия Манна-Уитни, позволило выявить ряд различий в показателях личных особенностей и стилей воспитания, основываясь на количестве детей в семье.

По количеству детей, воспитывающих в семьях исследуемой группы,показатели распределились следующим образом:1 ребенка воспитывают 16 % (4 человека) опрашиваемых матерей,2 детей — 44 % (11 человек),3 детей — 20 % (5 человек), 4 детей — 8 % (2 человека) женщин, матерями 5 детей являются 8 % (2 женщины) опрашиваемых, 6 детей у 4 % (1 человек) исследуемых.

Исследуемая группа была разделена на две подгруппы:

— Группа 1– малодетные женщины (в семье 1 или 2 ребенка), участвующие в Программе укрепления Семьи (n=15).

— Группа 2 — многодетные женщины (3 и более детей в семье), участвующие в Программе Укрепления Семьи (n=10).

Таблица 4

Результаты сравнительного анализа социально-психологических характеристик и стилей воспитания малодетных (n=15) и многодетных женщин (n=10)

п/п

Переменная

Средний ранг, группа 1

Средний ранг, группа 2

Значение критерия U

Уровень значимости , p

1

Потворствование

16,00

10,

44,00

0,05

2

Чрезмерность санкций

14,73

11,64

75,50

0,01

3

Минимальность санкций

15,32

11,18

51,50

0,01

4

НРЧ

11,09

14,50

56,00

0,05

5

ПКН

13,32

12,75

73,50

0,05

Согласно результатам сравнительного анализа, малодетные женщины более склонны к потворствующему стилю воспитания (U = 44,00, p ≤ 0,05), минимальности санкций (U = 51,50, p ≤ 0,01) и в тот же момент чрезмерности санкций (U = 75,50, p ≤ 0,01), чем матери имеющие 3-х и более детей.

Следует отметить, что и в процессе воспитания малодетные матери применяют наказания крайне редко, но эти санкции устанавливаются непоследовательно, спонтанно, за любое нарушение правил (U = 75,50, p ≤ 0,01). У матерей, воспитывающих 1–2 детей, проявляется выше, чем у женщин, воспитывающих 3 и более детей, стиль воспитания «Проекция на ребенка собственных нежелательных качеств» (U = 73,5, p ≤ 0,05). То есть малодетные женщины видят негативные черты своего характера у ребенка и пытаются «бороться» с этими характеристиками.

Стоит отметить, что выявленные особенности видов семейного воспитания у малодетных матерей составляют основу для такого нарушения воспитания как «жестокое обращение».

Женщины, имеющие 3-х и более детей чаще, чем женщины с 1–2 ребенком, проявляют незрелость родительских чувств (U = 56,00, p≤ 0,05), то есть у матерей из группы 1 отсутствует желание взаимодействовать с ребенком, они испытывают дискомфорт в обществе ребенка, поверхностно интересуются его делами, интересами и нуждами. Можно предположить, что многодетные женщины не готовы меняет жизнь, отказываться от своих старых привычек, испытывая дискомфорт при рождении ребенка, поэтому ребенок растет, не получая необходимой заботы и внимания.

Литература:

  1. Алексеева, Е. П. Родительское собрание: Методическое пособие / Е. П. Алексеева, Л. П. Кибардина. — Б.: ОЕСЕ&Со, 2002. — 162 с.
  2. Андреева, Т. В. Семейная психология: Учеб. Пособие / Т. В. Андреева. — СПб: Речь, 2004. — 244 с. — С.207– 212
  3. Батурин, Н. А. Ситуативная и личностная беспомощность / Н. А. Батурин // 52 научная конференция преподавателей: Материалы конференции преподавателей факультета психологии. — Челябинск: ЮУрГУ, 2000. — С. 21–22.
  4. Баумринд, Д. Практическая психология/ Д. Баумринд. — М., 1995. — 411 с
  5. Бернс, Р. Я-концепция и Я-образы. Самосознание и защитные механизмы личности: хрестоматия / Р.Бернс. — Самара: Бахрах-М, 2000. — 655 с. — С. 3–5
  6. Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О. А. Карабанова. — М.: Гардарики, 2004. — 320 с — С. 194–204
  7. Кузьмишина, Т. Л. Стили семейного воспитания: отечественная и зарубежная классификация / Т. Л. Кузьмишина, Е. С. Амелина, А. А. Пермякова, Е. А. Хохлова // «Современная зарубежная психология» 2014, — № 1–158с — С.16–25
  8. Куликова, Т. А. Семейная педагогика и домашнее воспитание: Учебник для студ. сред. и высш. пед. учеб. заведений/ Т. А. Куликова. — М.: Издательский центр «Академия», 1999. — 232 с. — С. 101- 104
  9. Липкина, А. И. Критичность и самооценка в учебной деятельности / А. И. Липкина. — М.: Просвещение, 1978. — 141 с
  10. Минияров В. М. Психология семейного воспитания/ В. М. Минияров. — М.: изд-во МПСИ, 2000. — 256с. — С.18–67
  11. Морозов В. В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко. Опыт преемственности / В. В. Морозов. — Москва-Егорьевск: ЕФ МГГУ им. М. А. Шолохова, 2007. — 236 c.
  12. Орлова, А. В. Стиль семейного воспитания как фактор, влияющий на развитие уверенности у детей школьного возраста / А. В. Орлова // Азимут научных исследований: педагогика и психология. — 2017. — № 3(20). — С. 316–318.
  13. Пономарева, И. В. Исследование психологических функций личностной беспомощности у подростков в семьях с различными стилями семейного воспитания / И. В. Пономарева. // Фундаментальные исследования. — 2013. —№ 4 (1). — С. 138–144.
  14. Сизова, Я. Н. Особенности взаимоотношений в семьях подростков с личностной беспомощностью различного типа. / Я. Н. Сизова, Д. А. Циринг. // Высшее образование сегодня. — 2018. —№ 1. — С. 50–54.
  15. Циринг, Д. А. Семья как фактор формирования личностной беспомощности у детей / Д. А. Циринг. // Вопросы психологии. — 2009. — № 1. — С. 22–31.
  16. Эйдемиллер, Э. Г. Психолоия и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис. — СПб: Питер, 2008. — 672 c. — С.509–524.
Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, женщина, Программа Укрепления Семьи, стиль воспитания, мать, минимальность санкций, нарва, отношение, сравнительный анализ, воспитательный процесс.


Задать вопрос