К вопросу о защите свободы вероисповедания осужденных | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №11 (353) март 2021 г.

Дата публикации: 11.03.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Малышева, К. Е. К вопросу о защите свободы вероисповедания осужденных / К. Е. Малышева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 11 (353). — С. 104-106. — URL: https://moluch.ru/archive/353/79106/ (дата обращения: 21.04.2021).



В статье в историческом разрезе рассмотрены проблемы уголовно-исполнительной системы, касающиеся вопросов обеспечения прав осужденных на свободу совести и свободу вероисповедания, приводятся примеры прокурорской практики и цифры статистики ФСИН, исследуются правовые гарантии обеспечения реализации осужденным их конституционных прав. Выявляется роль сотрудников исправительных учреждений, которые несут ответственность за создание препятствий на реализацию осужденными их прав на свободу совести и свободу вероисповедания.

Ключевые слова: свобода совести, свобода вероисповедания, осужденный, Конституция РФ, внутренний распорядок, Российская Федерация, место лишения свободы

К истории вопроса. Свобода совести и вероисповедания занимает важнейшее место в системе личных прав и свобод человека и гражданина в настоящее время. Однако если обратиться к истории, подобное отношение к данному праву со стороны государства было не всегда.

В первой половине ХХ века осуждённые, отбывающие наказание в местах лишения свободы, а также подозреваемые и обвиняемые, находящиеся в местах предварительного содержания под стражей, практически были лишены права на отправление религиозных обрядов. Вероисповедание, религия как таковая и все, что с ней было связано в 20-е годы прошлого века воспринималось государственными лидерами — приверженцами марксизма — весьма негативно и безапелляционно подлежало уничтожению, так как являлось «видом духовного гнёта, опиумом для народа» [1].

Действовавшее в этой сфере законодательство (Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г., с изменениями, внесенными Указом Президиума Верхового Совета РСФСР от 23 июня 1975 г.) запрещало во всех государственных, общественных, кооперативных учреждениях совершение каких бы то ни было религиозных обрядов и церемоний культа, а также хранение предметов культа. Запреты эти распространялись и на места лишения свободы. Доступ туда служителей культа любых конфессий был также запрещен [2 с. 52]. Исключение касалось лишь умирающих и тяжелобольных. Конечно, в советский период было тяжело и небезопасно признать себя верующим, все скрывали свои религиозные взгляды, поэтому данное исключение не находило своего отражения на практике.

Несмотря на весьма неоднозначное отношение к религии со стороны руководства Советского государства, ситуация изменилась с принятием в 1977 году Конституции СССР, где в ст. 52 было установлено, что гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается [3]. Из данной статьи видно, что законодатель, фактически провозгласив свободу вероисповедания, обозначил ее как свободу совести, что безусловно не совсем правильно, так как данные понятия не идентичны. И несмотря на спорность данного положения, следует признать прогрессивность данной нормы применительно к государственному устройству того времени.

Уже в конце 80-х годов в результате проведенных реформ правовой системы отношение к религии кардинально изменилось. Были сняты многие запреты и ограничения, в исправительно-трудовые колонии и тюрьмы были направлены тысячи экземпляров Библии, Корана, других священных для верующих книг. Во многих колониях и следственных изоляторах продолжают оборудоваться молельные комнаты, в некоторых колониях построены храмы. Осужденным разрешено пользоваться религиозной символикой. Помимо этого, в колониях, тюрьмах, следственных изоляторах начали создаваться культовые комнаты, где осужденные могли отправлять религиозные обряды, встречаться со священнослужителями. Правовой основой данных правоотношений стал Исправительно-трудовой кодекс РСФСР [4], в котором в 1992 году появилась новая статья 8.1. «Обеспечение свободы совести осужденных», впервые закрепившая в правовом акте подобного рода свободу вероисповедания для лиц, отбывающих наказание. Именно данная статья стала служить основанием взаимодействия учреждений, исполняющих наказания, с религиозными организациями.

В настоящее время правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и вероисповедания регулируются гораздо большим количеством нормативно-правовых актов, при этом получив свое правовое закрепление среди иных прав и свобод в Основном законе государства. Так, в соответствии со ст. 19 Конституции РФ провозглашается равенство прав и свобод человека и гражданина независимо отношения к религии, убеждений. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. А далее, в ст. 28 Конституции РФ каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними [5].

Федеральный закон от 26.09.97 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» не допускает установления преимуществ либо ограничений в зависимости от отношения человека к религии [6].

Поскольку религиозная принадлежность человека не имеет правового значения, не допускается в официальных документах о личности, анкетах при приеме на работу, других документах наличие требования об указании национальной принадлежности человека. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Применительно к лицам, отбывающим наказания или находящимся в местах содержания задержанных и заключенных под стражу данное конституционное право нашло свое правовое закрепление также в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (далее — УИК РФ), где в ч. 2 ст. 14 сказано, что осуществление права на свободу совести и свободу вероисповедания является добровольным, при этом не должны нарушаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказания, а также ущемляться права других лиц [7]. Именно положения данной статьи стали причиной многих конфликтных ситуаций в местах лишения свободы, но об этом ниже.

Обеспечение прав осужденных в настоящее время. Внастоящее время верующими себя считают до 80 % жителей России. При этом основные религиозные конфессии нашего государства, представляющие интересы значительной части граждан, являются одним из важнейших элементов гражданского общества. Следует согласиться с мнением И. Л. Хромова, что «… они играют значительную роль в обеспечении необходимых условий для реализации свободы вероисповедания, в сохранении и развитии российской культуры, общественной нравственности» [8, с. 125].

Так, по состоянию на 1 февраля 2021 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы функционирует 1 502 объекта (здания, сооружения, помещения), используемых для проведения религиозных обрядов и церемоний, в том числе 1 050 зданий и помещений для лиц, исповедующих православие (отдельно стоящие и домовые храмы, часовни, молитвенные комнаты), 392 — для лиц, исповедующих ислам (мечети, молитвенные комнаты), 13 — для лиц, исповедующих иудаизм (синагоги, молитвенные комнаты), 25 — для лиц, исповедующих буддизм (дуганы, хурулы, дацаны, молитвенные комнаты), 4 — для лиц, исповедующих католицизм (костелы, кирхи, молитвенные комнаты), а также 18 религиозных объектов для лиц, представляющих иные религиозные течения [9].

И как совершенно верно отмечает Баглай М. В. «…свобода вероисповедания составляет основу духовной свободы человека. Совесть человека недоступна властному вмешательству, государственно-правовому регулированию. По этой причине право на свободу совести и вероисповедания, как абсолютное право иметь и менять любую религию или убеждения, не может быть ограничено никаким законом» [10, с. 85].

Общеизвестно, что гарантом обеспечения прав и свобод осужденных выступают органы прокуратуры РФ, и как показывает прокурорская практика, реально положение дел далеко от идеальных. Зачастую на практике возникают конфликтные ситуации из-за расхождения понимания основного конституционного права с правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, ограничивающими свободу вероисповедания осужденных.

Согласно Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 16.01.2014 г. № 6 прокуратура надзирает за исполнением законов администрациями учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, следственных изоляторов при содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Согласно п.1.3 Приказа, прокурорам, осуществляющим надзор, необходимо проверять реализацию их прав и законных интересов. Поэтому необходимо, чтобы, в первую очередь, прокуроры на соответствующем уровне были знакомы с законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Ведь с момента своего создания,1722 года, и по настоящее время отечественная прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов в местах лишения свободы.

К сожалению, наряду с изменениями, связанными с реализацией права осужденных на свободу совести и вероисповедания, существует и прямое нарушение этих конституционных прав, что нередко обусловлено личной неприязнью со стороны сотрудников администраций в отношении конкретных лиц. Так, например, осужденные — жители Северного Кавказа становятся жертвами сотрудников, которые злоупотребляют своими полномочиями и, ссылаясь на правила внутреннего распорядка, именно во время совершения молитвы (намаза) осужденными, заранее зная время намаза, требуют, чтобы осужденные как положено встали и представились сотруднику администрации. Разумеется, осужденные не совершают этих действий, поскольку по их религиозным канонам нельзя прерывать молитву, вследствие чего их помещают в штрафной изолятор (ШИЗО) за нарушение порядка и неповиновение сотрудникам администрации. Очень часто используется запрет на хранение таких религиозных атрибутов как молитвенный коврик, четки.

Еще одним примером грубого нарушения религиозных права осужденных является запрет руководством колонии в Амурской области выполнять осужденным — мусульманам религиозные обряды. Очень распространена на практике ситуация, когда осужденные мусульмане объявляют голодовку, поскольку по религиозным соображениям они не употребляют в пищу свинину. Вопрос, касающийся питания, для лиц, соблюдающих религиозные предписания не решен до настоящего времени.

Есть случаи, когда пятикратный намаз часто становится причиной конфликта в учреждениях уголовно-исправительной системы: осужденных, соблюдающих предписания ислама, часто обвиняют в нарушении дисциплины, поскольку молитва может приходится на ночное время, когда осужденные уже должны спать.

Таким образом, одним из актуальных вопросов является сбалансированность реализации свободы вероисповедания осужденных и правил внутреннего распорядка мест, исполняющих наказание. Необходимо учитывать особенности религиозных обрядов, поскольку свобода вероисповедания включает в себя не только мыслительный процесс, но и совершение молитвы (намаза) и других различных религиозных обрядов, поэтому необходимо, чтобы сотрудники администраций исправительных учреждений знали об этом, если надо — проходили соответствующее обучение. Правила внутреннего распорядка не должны ограничивать права и свободы осужденных, им должно быть предоставлено право на защиту своих прав и законных интересов в судебном порядке, где будет решаться степень религиозности того или иного обряда, важность с точки зрения исповедания веры, что невозможно без участия самих осужденных. Также видим выход из сложившейся ситуации в формировании исправительных учреждений по территориально — религиозному признаку.

Прокуратура является единственным надзорным органом, поэтому она должна обеспечивать реализацию данных прав. Ряд законодательных ограничений, связанных со спецификой функционирования учреждений УИС России, а также полномочия, которыми наделены сотрудники данных учреждений не должны ущемлять их право на свободу вероисповедания.

Литература:

  1. Ленин В. И. Социализм и религия / Новая Жизнь. Газета. 1905. № 28. 3 декабря.
  2. Михлин А. Обеспечение свободы совести осужденных // Российская юстиция. 1996. № 6. С. 52–57.
  3. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик, принята ВС СССР 07.10.1977 (ред. от 14.03.1990) // Ведомости ВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617.
  4. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 18.12.1970 (ред. от 21.12.1996) // Ведомости ВС РСФСР. 1970. № 51. Ст. 51.
  5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // СПС «Консультант плюс» (дата обращения: 10.02.2021).
  6. Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.12.2019) «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.
  7. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 23.11.2020) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 2. Ст. 198.
  8. Хромов И. Л. Особенности оперативной работы в исправительных учреждениях с членами религиозных объединений экстремистской направленности: Учебно-методическое пособие. М.: НИИ ФСИН России, 2007.
  9. Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы Российской Федерации по состоянию на 01 февраля 2021 года — URL/ https://fsin.gov.ru/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya %20har-ka %20UIS/ (дата обращения: 21.02.2021).
  10. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М.: ИНФРА-М, 1998.
Основные термины (генерируются автоматически): свобода совести, свобода вероисповедания, осужденный, место лишения свободы, внутренний распорядок, Конституция РФ, религия, правовое закрепление, прокурорская практика, свобода осужденных.


Ключевые слова

Конституция РФ, внутренний распорядок, Российская Федерация, осужденный, место лишения свободы, свобода совести, свобода вероисповедания
Задать вопрос