Прокурорский надзор за противодействием киберпреступности в информационно-телекоммуникационной сети Интернет | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 03.12.2020

Статья просмотрена: 72 раза

Библиографическое описание:

Потапов, А. А. Прокурорский надзор за противодействием киберпреступности в информационно-телекоммуникационной сети Интернет / А. А. Потапов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 292-297. — URL: https://moluch.ru/archive/339/76047/ (дата обращения: 01.03.2021).



В статье рассматриваются роль прокурорского надзора за исполнением законодательства и противодействию киберпреступности в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и пути его совершенствования.

Ключевые слова : прокурорский надзор, сеть «Интернет», Генеральная прокуратура Российской Федерации, киберпреступность.

The article discusses the role of prosecutorial supervision over the implementation of legislation and countering cybercrime in the information and telecommunications network the Internet and ways to improve it.

Keywords: prosecutor’s supervision, the Internet, the Prosecutor General's Office of the Russian Federation, cybercrime.

За последние несколько лет информационные технологии плотно внедрились в повседневную жизнь человека, позволяя совершать покупки через онлайн-магазины, оплачивать жилищно-коммунальные услуги через приложения мобильных банков, общаться с помощью социальных сетей с людьми, живущих на всей территории земного шара, не выходя из дома с помощью информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (Далее — сеть «Интернет»).

В ходе мониторинга развития информационного общества в Российской Федерации, согласно данным Федеральной службы государственной статистики численность пользователей сети «Интернет» в России на 100 человек населения с 2013 года по 2019 год вырос с 64 процентов до 83 процентов (Таблица 1).

Первоначально размещение информации в российском сегменте Интернета характеризовалось отсутствием каких-либо ограничений, которое было продиктовано не столько обеспечением гарантий конституционного права граждан на свободу информации, сколько недостаточностью необходимых технических возможностей проконтролировать качество информации в Рунете. Это привело к распространению нелегального контента, которым был перенасыщен российский сегмент сети Интернет: сведений порнографического, пронаркотического, террористического и экстремистского характера.

Сеть «Интернет» как средство, через которое может быть осуществлено право на свободу выражения мнений, может выполнять данную цель только при условии, что государство возьмет на себя обязательства разработать эффективную политику для достижения всеобщего безопасного доступа к сети Интернет.

Данная политика должна обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина, не допускать распространения вредной информации, противоречащей международным требованиям. До недавнего времени в законодательстве Российской Федерации не было предусмотрено правовое регулирование распространения информации в сети Интернет и применялись нормы из реальной жизни, а не виртуальной. Доступность сети «Интернет» в России, а также увеличение возрастного диапазона ее пользователей поставило вопрос о регулировании распространения вредной и неправомерной информации на первое место [1].

Таблица 1

Мониторинг развития информационного общества в Российской Федерации [2]

Использование информационных и коммуникационных технологий (ИКТ)

Показатель

Единица измерения

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

Численность пользователей сети Интернет на 100 человек населения

процент

64

67

70

73

76

81

83

Необходимость модернизации и совершенствования национальной безопасности государства от внутренний и внешний преступных посягательств и иных киберугроз отражается в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная приказом Президентом РФ № 646 от 05.12.2016 года, которая представляет собой систему официальных взглядов на обеспечение национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере.

В настоящей Доктрине под «информационной сферой» понимается совокупность информации, объектов информатизации, информационных систем, сайтов в сети «Интернет», сетей связи, информационных технологий, субъектов, деятельность которых связана с формированием и обработкой информации, развитием и использованием названных технологий, обеспечением информационной безопасности, а также совокупность механизмов регулирования соответствующих общественных отношений [3].

Согласно проекту ООН Всестороннего исследования проблемы киберпреступности 2013 года [4], развитие «киберпространства» ведет к формированию новых феноменов, которые связаны явно не (просто) с существованием самих компьютерных систем, и непосредственных возможностей для преступной деятельности, которые дают компьютеры. Человек может демонстрировать разницу между незаконопослушным и законопослушным поведением в рамках киберпространства по сравнению с физическим миром. Например, в киберпространстве люди могут совершать преступления, которые они не совершали бы в физическом мире в силу своего статуса и положения. Кроме того, гибкость идентичности, диссоциативная анонимность и отсутствие сдерживающих факторов могут стимулировать преступное поведение в киберпространстве (рисунок 1).

Генеральная прокуратура Российской Федерации как единая федеральная централизованная система органов, осуществляющая надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории России, играет важнейшую роль по противодействию киберпреступности в информационной сфере, обеспечивая защиту интересов и прав человека и гражданина в информационной пространстве, безопасность общества и государства.

Одной из необходимых предпосылок эффективного осуществления надзорных и иных полномочий органов прокуратуры Российской Федерации является анализ состояния законности [5]

Возможные причины киберпреступности

Рис. 1. Возможные причины киберпреступности

17 июля 2020 года состоялось Координационное совещание руководителей правоохранительных органов Российской Федерации по вопросу «О состоянии работы правоохранительных и контролирующих органов по предупреждению, выявлению, пресечению и расследованию преступлений, связанных с посягательствами на безопасность в сфере использования информационно-коммуникационных технологий, включая критическую информационную инфраструктуру Российской Федерации», на котором главы силовых ведомств обсуждали актуальные проблемы, с киберпреступными посягательствами на территории России, поскольку новые технологии все чаще выступают средством совершения самого широкого круга преступлений, от хищений денежных средств с расчетных пластиковых карт, до угроз критической инфраструктуре страны и обеспечению ее безопасности [6].

В рамках совещания, были названы неутешительные показатели: за последние 5 лет число преступлений в сети «Интернет» возросло в 25 раз (в 2019 г. — 294 тыс.), особенно с учетом низкой их раскрываемости (25 %). В первом полугодии текущего года негативная тенденция лишь усилилась. Зафиксирован рост на 92 % (225 тыс.).

Бесконтактный и быстрый способ совершения таких преступлений делает общество все более уязвимым перед новыми вызовами. При этом правоохранительные органы зачастую оказываются к ним неготовыми.

Низкая выявляемость и раскрываемость киберпреступлений порождает безнаказанность и чувство вседозволенности, хотя возможности противостоять новым угрозам у правоохранителей имеются.

Генеральный прокурор Российской Федерации Краснов И. В. обратил внимание участников совещания на ежегодный рост компьютерных атак, организаторы которых нередко используют инфраструктуру иностранных государств для попыток взлома информационных систем российских государственных органов, корпораций, крупных банков.

В этой связи Генеральный прокурор Российской Федерации акцентировал внимание на необходимость эффективного ответа на вызовы в киберпространстве, использовать те же технологии для раскрытия преступлений, предупреждать и прогнозировать их, своевременно устранять правовые пробелы, при этом подчеркнул, что выявленные проблемы требуют реагирования со стороны всей правоохранительной системы, указал важность единообразного понимания вызовов и четкой координации работы по их нейтрализации.

И. В. Краснов сделал акцент, что выявленные проблемы требуют реагирования со стороны всей правоохранительной системы, подчеркнул важность единообразного понимания вызовов и четкой координации работы по их нейтрализации. При этом, он потребовал принять меры по совершенствованию системы профилактики и раннего выявления преступлений, совершенных с использованием IT-технологий и компьютерной информации, поставив ряд конкретных задач:

  1. Проанализировать эффективность взаимодействия оперативных служб с центрами реагирования на инциденты в сфере информационной безопасности. Проработать вопрос о возможности создания автоматизированных поисковых систем, в том числе на базе уже существующих путем расширения функционала по предупреждению и пресечению киберпреступности, а также их интеграции с другими базами данных.
  2. Кардинально изменить подходы к организации оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования таких фактов.
  3. Учитывая специфику их выявления, стремительное распространение криминального использования виртуальных активов, компьютерных атак на критическую информационную инфраструктуру государства необходимо внедрять специализацию сотрудников, осуществлять их профессиональный отбор, добиваться устойчивого повышения раскрываемости преступлений.
  4. Обеспечивать максимально тесное взаимодействие прокуроров, сотрудников оперативных, в том числе технических служб, и органов следствия на всех стадиях выявления данных посягательств и осуществления уголовного преследования виновных лиц, комплексно развивать систему экспертного сопровождения.
  5. Учитывая трансграничный характер киберпреступлений, необходимо более эффективного использовать возможности специализированных сетей правоохранительных органов, международного полицейского взаимодействия и сотрудничества в порядке уголовного судопроизводства.
  6. Необходимость совершенствования действующего законодательства в части расширения признаков преступлений в сфере IT-технологий, введения в процессуальные нормы понятия «электронного доказательства», процедур внесудебной блокировки «зеркал» ранее заблокированных сайтов.
  7. Необходимость активного участия всех правоохранительных ведомств по вопросам, связанных с киберпреступностью в сети «Интернет».
  8. Усилия органов прокуратуры, в первую очередь, сосредоточены на повышении эффективности и качества прокурорского надзора за законностью в сфере безопасного использования информационно-коммуникационных технологий в целях оперативного решения всех стоящих перед ведомством задач.

В настоящее время, с внедрением информационных технологий, также и растёт количество преступлений прямо или косвенно с ними связанных. Однако, это не только преступления в сфере компьютерной информации. В действующей на настоящее время редакции УК РФ 16 составов содержат в качестве квалифицирующего признака формулировку «совершённые в сети Интернет» и ещё около десяти содержат формулировки «электронные средства платежа» или «воздействие на технические средства». При этом сами составы расположены в различных главах и разделах.

Обратимся к статистическим данным более подробно. Указывать отдельной категорией данные преступления в аналитических статических сборниках, подготовленных Главным Управление правовой статистики и информационных технологий Генеральной прокуратуры РФ, стали с 2018 года, тогда было зафиксировано 174 674 преступления, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, предварительно расследовано — 43 362. За январь — декабрь 2019 года правоохранительными органами Российской Федерации зарегистрировано 294 409 (+68,5 %) преступлений, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, предварительно расследовано — 65 238 (+50,4 %). За первое полугодие 2020 года уже было совершено 180 498 таких преступлений, что превышает количество совершённых преступлений за весь 2018 год [7].

Прокурорский надзор это специфическая, самостоятельная деятельность государственных федеральных органов прокуратуры, осуществляемая от имени Российской Федерации и состоящая в проверке точности соблюдения Конституции РФ и исполнения законов, действующих на ее территории [8].

Предмет прокурорского надзора в сфере общественных отношений, возникающий в Сети «Интернет» имеет трансграничный характер, поскольку в зависимости от конкретного осуществления практическими работниками за конкретным видом деятельности он имеет свои объекты и свои пределы.

В надзоре за исполнением законов контролирующими органами первостепенное значение придавать выполнению ими обязанностей по выявлению и пресечению правонарушений. Требовать в необходимых случаях выделения специалистов для выяснения возникших вопросов. Проверять законность и полноту принятых этими органами мер по устранению нарушений и привлечению виновных к ответственности.

Основное значение при осуществлении надзора за исполнением законов в сети «Интернет» играет контролирующий орган — Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (далее — Роскомнадзор).

Роскомнадзор является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, в том числе электронных, и массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, функции по контролю и надзору за соответствием обработки персональных данных требованиям законодательства Российской Федерации в области персональных данных, а также функции по организации деятельности радиочастотной службы

В сфере информационных технологий Роскомнадзор осуществляет контрольные функции:

  1. контроль за деятельностью организаторов распространения информации в сети «Интернет» в части предоставления уведомления о начале осуществления деятельности по обеспечению функционирования информационных систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, которые предназначены и (или) используются для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети «Интернет»
  2. контроль за деятельностью организаторов распространения информации в сети «Интернет», связанной с хранением информации о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей сети «Интернет» и информации об этих пользователях.

Прокурор осуществляя надзор за исполнением и устранением нарушений требований законодательства Российской Федерации в информационной сфере и деятельностью Роскомнадзора, в первую очередь, пользуется следующими полномочиями: объявление предостережений, внесение представлений, опротестование незаконных нормативных актов в этой сфере, возбуждение дел об административных правонарушениях, обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

При этом прокурорам субъектов Российской Федерации необходимо максимально использовать полномочия Роскомнадзора, уполномоченного органа в названной сфере, направляя ему соответствующую информацию о выявленных нарушениях закона через Генеральную прокуратуру Российской Федерации, либо напрямую — в территориальные управления Роскомнадзор.

Так, прокуратура, выполняя свои функции по надзору за исполнением законов, прав и свобод человека и гражданина в сети «Интернет», аналогично осуществляет надзор за исполнением органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствия.

В целях обеспечения выполнения вышеуказанных направлений и совершенствования информационного обеспечения органов и организаций прокуратуры, определения основных приоритетов и принципов его развития, активизации в области информации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации утверждена Концепция цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года [9].

Целями данной цифровой трансформации являются:

— повышение эффективности деятельности органов прокуратуры по обеспечению верховенства закона, единства и укрепления законности, зашиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства;

— создание условий для оперативной реализации надзорных функций в связи с цифровизацией объектов надзора;

— обеспечение устойчивого и бесперебойного функционирования собственной цифровой инфраструктуры, повышение ее информационной безопасности;

— создание условий готовности к изменениям в общественнополитической и экономической ситуации, связанным с переходом к цифровой экономике;

— переход к сервисной модели владения собственной цифровой инфраструктурой и ее развития;

— развитие свободного, устойчивого и безопасного взаимодействия органов прокуратуры с гражданами, организациями, институтами гражданского общества, органами государственной власти и местного самоуправления.

Для достижения вышеуказанных целей, данная Концепция предполагает решения задач трех главных направлений [9]:

1) Высокотехнологичный надзор — это формирование на основе комплексной оптимизации выполнения надзорных функций единой безопасной цифровой платформы для обеспечения электронного взаимодействия органов прокуратуры всех уровней между собой и с другими государственными органами, внедрение современных механизмов и технологий противодействия киберпреступности и правонарушениям в цифровой среде.

Термин «высокотехнологичный надзор» законодатель употребляет в нормативных актах прокуратуры Российской Федерации впервые, что обуславливает приоритетную роль данного вида направления.

Для реализации высокотехнологичного надзора, Генеральная прокуратура Российской Федерации ставит следующие основные задачи:

— участие в совершенствовании качества деятельности правоохранительных органов по правовому, научно-методическому и организационно-технологическому обеспечению автоматизированной оценки;

— внедрение современных и информационных технологий обработки первичной информации во всех видах надзорной деятельности;

— повышение оперативности прокурорского реагирования на нарушения закона, устранение причин и условий, им способствующих;

— своевременность реагирования на поступившие обращения граждан и юридических лиц;

— обеспечение получения полных, объективных и достоверных сведений о состоянии законности и работы по профилактике преступности;

— повышение обоснованности принимаемых решений в рамках исполнения надзорных функций на основе автоматизированного выявления и учета характерных закономерностей, соответствующих нарушений;

— подготовка рекомендаций по выполнению проверки с учетом выявленных закономерностей.

2) Цифровая инфраструктура — обеспечение реализации нового качества электронного взаимодействия органов прокуратуры всех уровней с гражданами, организациями, государственными органами на основе создания безопасной высокотехнологичной универсальной цифровой среды.

3) Среда доверия — обеспечение технической, организационной и правовой защиты интересов граждан, бизнеса и государственных интересов при осуществлении взаимодействия в обновленной цифровой экосистеме органов прокуратуры.

Таким образом, в России наблюдается явная тенденция усиления государственного контроля и надзора за соблюдением законности, прав и свобод граждан в сети «Интернет» и возрастания роли органов прокуратуры в противодействии правонарушениям со стороны ее участников и пользователей.

В условиях глобальной трансформации индустриального общества в общество информационное исключительную значимость приобретают информационная деятельность, развитие высокотехнологичных секторов экономики, инноваций, интеллектуальной собственности, которые определяют вектор развития государства.

По указанным объективным причинам прокурорский надзор за исполнением законодательства о противодействии правонарушениям в сети «Интернет» постепенно формируется как отдельное перспективное и приоритетное направление надзорной деятельности [10].

С целью развития высокотехнологичного надзора, повышения его эффективности, на данном этапе необходимо:

— совершенствовать методику выявления и пресечения фактов нарушений интересов гражданина, общества и государства в информационном пространстве; размещения запрещенной информации в русскоязычном сегменте сети «Интернет»;

— формировать и развивать различные формы взаимодействия с правоохранительными органами, осуществлять координацию их деятельности по борьбе с киберпреступностью;

— осуществлять мониторинг российской части сети «Интернет» на предмет наличия Интернет-ресурсов, содержащих запрещенную информацию на территории Российской Федерации.

Литература:

  1. Бородин, К. В. Правовая защита несовершеннолетних от информации, наносящей вред их здоровью и развитию, распространяющейся в сети «Интернет» / К. В. Бородин. — Текст: непосредственный // Актуальные проблемы российского права. — 2016. — № 7. — С. 68–74.
  2. Раздел Информационное общество. — Текст: электронный // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики: [сайт]. — URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14478# (дата обращения: 28.11.2020).
  3. Указ Президента РФ от 05.12.2016 N 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» // СЗ РФ, 12.12.2016, N 50, ст. 7074.
  4. Всестороннее исследование проблемы киберпреступности. Февраль 2013 г. Организация Объединенных Наций, Нью-Йорк. [Электронный ресурс] // URL: https://www.unodc.org/documents/organized-crime/cybercrime/Cybercrime_Study_Russian/ (дата обращения: 28.11.2020).
  5. Настольная книга прокурора в 2 ч. Часть 1: практическое пособие / О. С. Капинус [и др.]; под общей редакцией О. С. Капинус, С. Г. Кехлерова. — 5-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2019.- С. 256–258.
  6. Совещание по теме борьбы с преступлениями, связанными с посягательствами на безопасность в сфере использования информационно-коммуникационных технологий / Новости Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс] // URL: https://genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-1880616/ (дата обращения: 27.11.2020)
  7. Ежемесячный сборник «Состояние преступности в России» Главное Управление правовой статистики и информационных технологий Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс] URL: http://crimestat.ru/analytics (Дата обращения 10.08.2020)
  8. Прокурорский надзор: учебник для вузов/ А. Ю. Винокуров, Ю. Е. Винокуров; под общей редакцией А. Ю. Винокурова.— 5-еизд., перераб. идоп.— Москва: Издательство Юрайт, 2019.— 380с.— (Высшее образование).— Текст: непосредственный.
  9. Приказ Генпрокуратуры России от 14.09.2017 № 627 «Об утверждении Концепции цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры до 2025 года» (вместе с «Концепцией цифровой трансформации органов и организаций прокуратуры Российской Федерации до 2025 года») «Законность», № 12, 2017
  10. Паламарчук, А. В. Прокурорский надзор за исполнением законодательства в сфере противодействия правонарушениям в сети «Интернет» / А. В. Паламарчук. — Текст: непосредственный // Законность. — 2016. — № 12. — С. 3–9.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, прокурорский надзор, сеть, Генеральная прокуратура, информационная безопасность, компьютерная информация, орган, высокотехнологичный надзор, информационная сфера, Россия.


Ключевые слова

прокурорский надзор, сеть «Интернет», киберпреступность, Генеральная прокуратура Российской Федерации
Задать вопрос