Совершенствование института обеспечения иска в гражданском процессе | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №46 (336) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 12.11.2020

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Жукова, Д. С. Совершенствование института обеспечения иска в гражданском процессе / Д. С. Жукова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 46 (336). — С. 238-240. — URL: https://moluch.ru/archive/336/74962/ (дата обращения: 26.02.2021).



Для того, чтобы определить точное понимание обеспечительных мер и меры, направленные на совершенствование института обеспечительных мер в гражданском процессе, необходимо обратится к небольшому анализу обеспечительных мер в арбитражном процессе.

Анализируя АПК РФ [1] в части, касающейся обеспечительных мер, мы можем отметить тот факт, что их понимание в нем дается более шире, чем в ГПК РФ.

В ГПК РФ мы видим формулировку «меры по обеспечению иска», в АПК РФ же «обеспечительные меры».

В ч. 1 ст. 90 АПК РФ дается определение обеспечительных мер, из которого мы можем сделать вывод, что оно собирательное, т. е. соединяет меры по обеспечению иска и меры обеспечения имущественных интересов заявителя.

Мы считаем, что это верно, ведь не все меры, которые применяются в рамках обеспечения, таковыми являются, ведь с заявлением о применении обеспечительных мер могут обращаться не только истцы.

Однако указанные положения не находят конкретики в последующих статьях АПК РФ, в них говорится только об обеспечении иска, а про меры обеспечения имущественных интересов заявителей нет.

Другими словами, в заявленном определении в ст. 90 АПК РФ более широком толковании обеспечительных мер фактически нормы, регулирующие данный институт в арбитражном процессе, сводятся к более узкому толкованию обеспечительных мер, как только мер по обеспечению иска, как и в ГПК РФ.

Кроме того, необходимо отметить, что в определении, которое дается в ст. 90 АПК РФ можно увидеть главные признаки мер обеспечительного характера, а именно срочность и временность, чего мы не найдем в ГПК РФ.

Мы считаем, что в ГПК РФ необходимо добавить критерии для применения обеспечительных мер, такие как целесообразность применения мер обеспечения иска, обоснованность представленными доказательствами, а также соответствие интересам ответчика и других лиц [2].

Абсолютно верно, что конкретизация и дополнение критериев в теории позволит скорректировать процессуальную деятельность судьи при применении этих мер.

На основе судебной практики мы можем предложить такой критерий, который обязан анализироваться судом — это связь с предметом иска.

По нашему мнению, в ГПК РФ необходимо закрепить следующее определение: обеспечение иска — совокупность процессуальных мер, предусмотренных частью первой ст. 140 ГПК РФ, направленных на организацию дополнительной защиты прав, свобод и законных интересов всех лиц, участвующих в деле в рамках искового производства, принимаемых судом или судьей по заявлению лиц, участвующих в деле.

Не получали до настоящего времени надлежащего научного освещения в процессуальной литературе проблемы формирования отдельных видов производств, связанных с применением юрисдикционными органами обеспечительных мер, хотя потребность в подобной работе подтверждается и имеющимися сложностями правоприменения и теми препятствиями, с которым сталкиваются современные исследователи на пути анализа механизма реализации обеспечительных мер [3].

Под отдельными видами производств при применении обеспечительных мер понимается диверсификация процессуальной формы рассмотрения указанных вопросов в зависимости от предмета обеспечения. Учитывая то, что в современном гражданском судопроизводстве, в широком смысле, предметом обеспечения могут выступать: иск, доказательство, исполнение решения суда, поворот исполнения решения суда и т. д., под отдельными видами производств следует понимать производство по обеспечению иска, производство по обеспечению доказательств, производство по обеспечению исполнения решения суда, производство по обеспечению поворота исполнения решения суда и т. д.

Однако, учитывая распространенное восприятие ряда обозначений указанных выше производств, представляется, что их наименования должны быть несколько скорректированы. Поскольку под обеспечением иска подразумевается, прежде всего, принятие юрисдикционным органом мер по обеспечению требований заявителя и, в меньшей степени, рассмотрение вопросов замены и отмены установленного вида обеспечения, постольку именовать единое производство, охватывающее всю совокупность процессуальных действий по принятию, замене и отмене определенного вида обеспечения иска, категорией, имеющей, в привычном понимании, более узкое содержание, не совсем оправдано. То же самое следует сказать и о наименованиях иных видов производств по применению обеспечительных мер.

Отмеченная терминологическая сложность выработки приемлемых обозначений для отдельных видов производств по применению обеспечительных мер вызвана сложившимся дуализмом в нормативном оформлении производства по обеспечению иска, как единственного вида, прямо и относительно подробно урегулированного в положениях процессуального законодательства.

С одной стороны, под обеспечением иска понималось и понимается исключительно принятие компетентным органом мер, направленных на реализацию требований заявителя, а с другой стороны, в содержание соответствующей группы норм, объединенных терминологически «обеспечением иска» (например, название гл. 13 ГПК РФ и содержание ее статей), включались и включаются правила отмены (например, ст. 144 ГПК РФ) и замены (например, ст. 143 ГПК РФ) принятого вида обеспечения.

Двойственность в понимании обеспечения иска:

1) как деятельности по принятию обеспечительных мер и

2) как института, регулирующего правовую активность участников процесса в связи с принятием, заменой и отменой определенного вида обеспечения иска, существовала и продолжает существовать в отечественной правовой традиции, по меньшей мере, с XIX века.

Еще труднее говорить о ситуации с иными видами производств по применению обеспечительных мер, которые или находятся в подчиненном обеспечению иска положении, или, не имея формально отсылочного регулирования, сами при этом пребывают в зачаточном состоянии (обеспечение доказательств в современном гражданском процессе), а то и вовсе существуют вне нормативного оформления (обеспечение поворота исполнения решения суда).Отмеченные обстоятельства позволили в наименования соответствующих видов производств добавить слово «вопросы», то есть говорить о производстве по вопросам обеспечения иска, по вопросам обеспечения доказательств и т. п. Это позволяет сместить акценты с действий, совершаемых исключительно при принятии обеспечительных мер, на более широкий спектр норм, охватывающих, наряду с собственно обеспечением, и иную деятельность, как-то по отмене, замене принятого вида обеспечения, по обжалованию определений об обеспечительных мерах и др. [4]

Скорее всего, отдельные виды производств по вопросам применения обеспечительных мер не образуют изолированных друг от друга параллелей, а являются видами общего производства по вопросам применения (реализации) обеспечительных мер.

Однако для целей настоящей статьи важно, что такие виды производств, как производство по вопросам обеспечения иска, производство по вопросам обеспечения доказательств и др. объединены общими правилами производства по вопросам применения обеспечительных мер. Такое положение вещей диктует на системном уровне необходимость выявления общих норм для объединения институтов, способных консолидировать указанное общее производство.

Разрешить проблемы формирования объединения институтов в виде общего производства по применению обеспечительных мер будет невозможно без предварительного наполнения специальными нормами соответствующих институтов — отдельных видов производств, находящиеся в настоящий момент на начальной стадии своего развития.

Вне всякого сомнения, проработки требуют вопросы обеспечения исполнения решения суда, обеспечения поворота исполнения решения суда и построения других видов производств по вопросам применения обеспечительных мер. Эти виды производств, не имея реального нормативного регулирования, находятся в самом плачевном состоянии, единственный выход из которого на сегодняшний день дает аналогия закона и права.

Развитие доктрины и законодательства в сфере производства по применению обеспечительных мер, формирование прогрессивной судебной практики решения данных вопросов, способной подготовить основу последующей нормативной регламентации, способны привести к формированию самостоятельных и высокоэффективных видов производств, обеспечивающих быструю и действительную защиту прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота.

Литература:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020) // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, N 30, ст. 3012
  2. Гариевская М. Б. Некоторые вопросы осуществления дискреционных полномочий судом при обеспечении иска // Наука. Общество. Государство. 2013. N 4. С. 117.
  3. Грибова Ю. О. Сравнительный анализ института обеспечительных мер в Российской Федерации и Республики Казахстан // Фундаментальные и прикладные исследования гуманитарных и естественных наук: экономические, социальные, философские, политические, правовые, общенаучные аспекты материалы международной научно-практической конференции: в 3-х частях. Ответственные редакторы: Н. Н. Понарина, С. С. Чернов. 2018. С. 17.
  4. Моисеева Ю. А. Обеспечительные меры: необходимость обоснования заявления о применении обеспечительных мер // Таврический научный обозреватель. 2016. № 10 2 (15). С. 79.
Основные термины (генерируются автоматически): обеспечение иска, мера, РФ, АПК РФ, отдельный вид производств, вид производств, обеспечение доказательств, обеспечение поворота исполнения решения суда, производство, арбитражный процесс.


Задать вопрос