Внешняя политика Египта в период правления Хосни Мубарака | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №33 (271) август 2019 г.

Дата публикации: 16.08.2019

Статья просмотрена: 30 раз

Библиографическое описание:

Сидарус А. М., Махмутай Б. М. Внешняя политика Египта в период правления Хосни Мубарака // Молодой ученый. — 2019. — №33. — С. 57-61. — URL https://moluch.ru/archive/271/62019/ (дата обращения: 16.09.2019).



Египет в течение нескольких столетий выполняет важную функцию культурного и политического связующего звена между исламом и христианством, арабским миром и Европой, Африкой и Азией, а также цивилизацией пустыни и Средиземноморья. Такая деятельность одного из самых старых государств имеет большое значение, потому что это сказывается на его взаимоотношениях со всем миром.

Ключевые слова: государства, внешнеполитическая деятельность, христианство, ислам, цивилизация, солидарность.

Египетская внешнеполитическая деятельность представляет собой важный историографический блок и позволяет анализировать эволюцию деятельности Египта на международной арене.

Мубарак стал президентом после убийства Садата 6 октября 1981 года, в годовщину начала египетско-израильской войны 1973 года. Годы его пребывания на посту ознаменовались улучшением отношений Египта с другими арабскими странами и охлаждением отношений с Израилем, особенно после израильского вторжения в Ливан в 1982 году. Мубарак подтвердил мирный договор Египта с Израилем (1979 год) в рамках лагеря Давида. Эти соглашения также наладили отношения с Соединенными Штатами, которые оставались главным донором Египта. Он также сыграл важную роль при заключении двустороннего соглашения между Израилем и Организацией освобождения Палестины, которое было подписано в 1993 году [14].

Тем не менее, наиболее важным аспектом внешней политики Мубарака были особые отношения со странами Персидского залива, которые он лично тщательно выстраивал. Один из примеров этих отношений — солидарность Египта с монархиями Персидского залива и особенно с Саудовской Аравией во время Первой войны в Персидском заливе (1990–91 гг.). Египет под руководством Мубарака сыграл важную роль в мобилизации Лиги арабских государств (ЛАГ) для осуждения иракского вторжения и оккупации Кувейта. На протяжении всего президентства Мубарака предпринимались действия в целях дальнейшего укрепления военно-экономических отношений между странами Персидского залива и Египтом.

Мубарак поддерживал «особые отношения» с Вашингтоном, что позволяло ему пользоваться военной и экономической помощью США на протяжении всего своего тридцатилетнего правления. Время от времени в американо-египетских отношениях наблюдались некоторые трудности, касающиеся прав человека и роли гражданского общества в Египте. Проблема, которая испортила отношения в конце президентства Мубарака, — это отказ последнего разрешить открытость и демократию в стране после того, как Джордж Буш объявил о кампании по обеспечению демократической свободы в арабском мире.

Мубарак также активизировал экономические связи с Европейским союзом (ЕС), который стал крупнейшим торговым партнером Египта. Хотя во многом Египту удалось улучшить торговые отношения с ЕС, вопросы, касающиеся прав человека, всплывали время от времени и препятствовали заключению полных соглашений, которые могли бы принести пользу обеим сторонам.

Оппозиция Мубараку особенно выросла после парламентских выборов 2010 года и после того, как уровень жизни большинства египтян снизился. Помимо этих внутренних факторов египтяне ностальгировали по временам правления Насера, когда Каир был центром арабского мира и играл ведущую роль в регионе.

Также в 2010 году Эфиопия объявила о планах строительства ренессансной плотины. Этот план показал слабость Египта, его неспособность решить новую проблему. Более того, в связи с событиями в январе 2011 года американо-египетские отношения подошли к своему финалу, и президент Барак Обама попросил Мубарака немедленно уйти в отставку и принять окончание своего правления.

Но западная реакция на арабскую весну была схожа с «подожди и посмотри». Некоторые народы и лидеры имели сомнения в грядущих демократических переменах, что обернулось затем негативным отношением, не проявлявшимся, однако, открыто.

Негативный настрой в отношении арабской весны был особенно заметен в консервативном Персидском заливе и Российской Федерации. Избрание Мурси, члена исламистской организации «Братья-мусульмане», на пост президента Египта в июне 2012 года не принесло желаемой стабильности, необходимой стране. Вместо этого правление Мурси стало периодом новых потрясений для Египта [11].

Геополитика неизбежно формировала внешнюю политику Египта. Египет занимает стратегическое положение наземного моста между двумя континентами и связывает два основных водных пути: Средиземное море и Индийский океан, поэтому он должен быть достаточно сильным, чтобы доминировать над окружающей средой и не стать жертвой внешних сил. Его безопасность также связана с контролем Нила, от вод которого зависит выживание страны. Поэтому Египет имел исторические связи с Суданом и добивался удовлетворительных отношений с государствами на южных границах Судана — Угандой и Заиром.

Также должен был быть обеспечен аэродромный мост в Азию, маршрут потенциальных завоевателей. Египетские правители традиционно пытались поддерживать Сирию и Аравию, принимая участие в борьбе с другими державами в Анатолии (нынешней Турции) или в долине реки Евфрат (территория нынешнего Ирака). В наше время Израиль, поддерживаемый сверхдержавой, граничащий с Египтом и блокирующий ему доступ к востоку, воспринимается как самая большая угроза безопасности Египта.

Египет также был стратегическим центром. Египет находится в точке пересечения сразу нескольких политических интересов: африканских, арабских и исламских, и это имеет важное значение для Африки; кроме того, долгое время он был ведущим двигателем в более широком лагере стран третьего мира и главным сторонником нейтралитета и неприсоединения. Такое геополитическое положение сделало страну предметом интереса великих держав, и когда Египет при Насере стал достаточно сильным, это позволило ему поддерживать отношения с великими державами, получать политическую поддержку и экономическую и военную помощь со всех сторон.

Второй константой, которая сформировала внешнюю политику Египта, был ее арабо-исламский характер. Разумеется, в Египте существовало давнее доисламское наследие, которое придавало ему самобытность, и в периоды британской оккупации государство развивалось отдельно от арабского мира.

Национальная идентичность Египта никогда не сливалась с недифференцированным арабизмом; египтяне были сформированы своей собственной географией, историей, диалектом и обычаями. Но содержание египетской идентичности, бесспорно, было арабо-исламское. Несмотря на то, что часть западного высшего класса считала Египет средиземноморским или фараоническим, для подавляющего большинства Египет был арабо-исламским. Египет считал себя лидером арабского мира, имеющим право на превосходство, и прилагал достаточно усилий для его защиты. Эта арабо-исламская идентичность была большим преимуществом для египетских лидеров.

Арабо-исламская идентичность страны создала определенные препятствия для лиц, принимающих решения в области внешней политики, что ставило под угрозу легитимность всего режима. Это также означало, что Египет был неотъемлемой частью межарабского энергетического баланса, но оказался втянутым в соперничество, что раскололо арабский мир и ту солидарность, которая его объединяла.

Таким образом, внешняя политика Египта была противопоставлена идеям антиимпериалистической несогласованности и политике зависимости, в которой страна все больше и больше начинала увязать.

Национальным идеалом Египта должна была стать его независимость как от Востока, так и от Запада, перспектива стать сильным, процветающим государством, чтобы противостоять Израилю и руководить арабским миром.

В мае 2003 года Египет установил тесные контакты с Триполи, чтобы убедить Ливию не покидать ЛАГ, что могло бы уменьшить круг арабского общества.

Оценивая на тот момент текущее состояние дел в отношениях между двумя государствами, Xосни Мубарак заметил, что Египет и Ливия не обладают какими-либо расхождениями по главным международным, региональным и двусторонним вопросам.

Мубарак и Каддафи выступили за независимость Ирака и поддержали единство его территории.

Египет не одобрял интенсивную африканскую политическую деятельность Ливии, усматривая в этом замену политических ценностей в ущерб участию Триполи в процессах межарабского партнерства.

В Каире рассчитывали, что по мере налаживания межарабских взаимосвязей Ливия снова примет участие в общественно-политической и финансовой интеграции на Арабском Востоке.

Полем для совместных операций могло стать противодействие международному терроризму. Лидеры двух государств — X. Мубарак и М. Каддафи — осуждали терроризм во всех его проявлениях. Специализированные подразделения ливийской полиции по борьбе с терроризмом начали заниматься выявлением незаконных военизированных структур, подавлением агитационно-пропагандистской деятельности, предотвращением сплочения с фундаменталистами Египта. В марте 1999 года между Каиром и Триполи был заключен договор об экстрадиции [5].

Одной из преград на пути активизации взаимосвязей между Египтом и Ливией считается антиливийская стратегия США, чье влияние на Каир препятствовало осуществлению давнишних проектов египетского управления по расширению взаимосвязей с западным соседом. Таким образом, в июне 1997 года Каир и Триполи подписали предварительный договор о формировании зоны свободной торговли.

Общественно-политический протест Триполи получил позитивные отклики в обществе и в арабских государствах. Это отчетливо показало стремление властей данного государства во главе с харизматичным Муаммаром Каддафи уменьшить общественно-политическое напряжение, нависшее над Ближним Востоком и Северной Африкой, которое наблюдалось уже не первый год [4].

Кроме того, это говорило о желании властей Ливии начать новую внешнюю политику, направленную на улучшение отношений с мировым сообществом.

Египет давно выступал за то, чтобы превратить Ближний Восток в район, свободный от оружия массового поражения (ОМП). В совместной декларации по итогам саммита с участием Египта и Сирии в Шарм-эль-Шейхе (АРЕ) в декабре 2003 года президенты двух стран — Хосни Мубарак и Башар Асад — заявили, что их страны выступают за запрещение ОМП на территории всего Ближнего Востока. «В свете последних событий в регионе назрела необходимость превратить Ближний Восток в зону, свободную от ОМП, включая все страны, в том числе и Израиль», подчеркивается в документе. Главы государств призвали к решению проблемы через механизмы ООН, указав при этом, что будут стремиться вести диалог с США.

Сотрудничество Египта и Америки постоянно было ограничено интересами Израиля. Тель-Авив может прямо воздействовать на политическую деятельность Вашингтона посредством собственного еврейского лобби в Конгрессе. По этой причине США не позволили Египту опередить Израиль с позиции закупок военной продукции. Во-первых, Египет сумел показать политическую независимость и подтвердить репутацию сильной, независимой страны, к которой он стремился. Во-вторых, арабские соседи посчитали, что Египет под воздействием Соединенных Штатов Америки будет стремиться защищать интересы их основного регионального конкурента — Израиля. В данной связи участие Египта в Лиге арабских государств было приостановлено.

В частности, Каир был заинтересован в осуществлении проекта «Дорожная карта», который был разработан в 2003 году четверкой соспонсоров мирного процесса (ООН, ЕС, Российской Федерацией и США) при участии Египта, Иордании и Саудовской Аравии [3].

Х. Мубарак поддерживал дружественных ему палестинцев и выступил за отведение израильских войск к границам 1967 года и реализацию легитимного права палестинского народа на формирование собственного государства.

Принимая во внимание плюсы и минусы партнерства с Америкой, Х. Мубарак решил оставить Вашингтон с его союзниками. Однако в тот период отказ от партнерства с Америкой был бы несвоевременным, так как объективного варианта замены американцам не было. Но в 1990-е годы общественно-политические реалии изменились как на Ближнем Востоке, так и на международной арене в целом.

Хосни Мубарак постоянно старался упрочить существующие финансовые контакты с арабскими государствами. Страны Персидского залива, получавшие большую прибыль от нефтедобычи, имели возможность получить от США финансовую поддержку. В 1998 году вступил в силу договор об арабской зоне независимой торговли, одним из инициаторов подписания которого выступил Египет.

Немаловажным направлением внешнеполитической деятельности Египта стал Евросоюз. Согласно мнению Хосни Мубарака, практика ЕС в формировании наднациональных институтов могла бы быть полезна для заимствования опыта арабскими государствами.

С 2004 по 2011 год объем торговли между Египтом и ЕС возрос почти в два раза [14].

В 1990-е годы внимание Египта привлекла Россия. В 1991 году Советский Союз распался, и Российская Федерация как новый общественно-политический игрок и возможный финансовый участник стала представлять интерес для Египта, принимая во внимание наличие исторической базы партнерства между государствами, заложенной при Г. А. Насере. Ещё в 1990-е годы АРЕ и Россия сформировали нормативно-правовую базу для двухсторонних взаимоотношений. Значимыми сферами российско-египетского партнерства считались электроэнергетика, туризм, продукты питания, военно-техническая отрасль.

Одним из ключевых направлений внешнеполитической деятельности Египта считалось африканское. Это было сопряжено с возросшим интересом Хосни Мубарака к интеграционным союзам. Для того чтобы сформировать африканское направление собственной внешней торговли, в 1998 году Каир вступил в Ассоциацию общего рынка Восточной и Южной Африки (далее — КОМЕСА). С 2000 по 2004 год египетский экспорт в государства КОМЕСА увеличился практически в четыре раза. Африканское направление вызывало страхи Хосни Мубарака с учетом проблемы распределения водных ресурсов реки Нил. Несколько африканских государств, которые наравне с Египтом пользовались водой данной реки, требовали пересмотра египетско-суданского соглашения 1959 года, закрепившего за Каиром привилегированное право на водозабор из Нила [1]. Это заставляло Каир тесно контактировать с африканскими партнерами. Кроме того, нужно отметить и азиатское направление внешнеполитической деятельности Египта, в частности турецкое и китайское, значимое для Египта как с финансовой, так и с общественно-политической точки зрения. Китай и Турция стали одними из основных торговых партнеров, и можно было наблюдать повышение темпов развития данных азиатских стран.

К 2011 году Китай стал третьим государством в списке основных импортеров товаров из Египта, Турция — пятым. На долю Китая и Турции приходилось приблизительно 9 и 5 % итогового демотического экспорта соответственно [5]. Финансовое сотрудничество с Китаем было ориентировано на увеличение демотического экспорта в это основное азиатское государство и рост поставок китайского вооружения. Египет был заинтересован в притоке вложений из Китая и надеялся перенять китайский опыт в сфере финансовых реформ. Кроме того, Каир беспокоила общественно-политическая позиция Пекина по ближневосточному конфликту как одного из стабильных членов Совета Безопасности ООН.

Торговые взаимосвязи с Турцией интересовали Египет в том числе в вопросе экспорта египетского газа в Европу. В 2005 году Турция и Египет подписали договор о независимой торговле. Формирование общественно-политических контактов с Турцией, членом НАТО, было значимым для Каира, конкурирующего с Анкарой за влияние на Ближнем Востоке.

Серьезные страхи Египта спровоцировало подписание в 1996 году турецко-израильского военного договора, в котором египетское правительство видело попытку формирования регионального объединения.

Заключение.

Исторический опыт Египта во второй половине XX века имеет большое значение, поскольку эта страна первой в арабском мире встала на путь социалистической ориентации и первой сошла с него; сначала состоялась так называемая «исправительная революция», и Египет стал первой страной арабского мира, вставшей на путь демократизации. Не менее важен опыт внешней политики Египта. Достаточно сказать, что Египту удалось объединить усилия арабских стран в военной конфронтации с Израилем, и в то же время первой из них установить дипломатические отношения с последним, что имело далеко идущие последствия для судеб арабских народов.

Региональная роль Египта не ставится под сомнение мировым сообществом, поскольку, по словам помощника Мубарака Эль Феки, «Египет всегда был воротами на Ближний Восток».

История Египта во второй половине XX века, по словам одного из исследователей, неразрывно связана с личными качествами и особенностями характера ее лидеров. Хорошо известно, насколько радикально изменилась внешняя политика страны в периоды Г. А. Насера и А. Садата.

После прихода к власти президента X. Мубарака в 1981 году во внешней политике Египта произошли ощутимые сдвиги и изменения, что привело к пересмотру позиции Каира относительно арабо-израильского конфликта и его отношений с Соединенными Штатами и Израилем. Результаты этих изменений весьма заметны и оказывают непосредственное влияние на политическую ситуацию на Ближнем Востоке, что способствует укреплению мира и стабильности, ослаблению напряженности в регионе, разрешению кризисных и предкризисных ситуаций — как региональных, так и в отношениях арабских стран с западными державами.

Период 1980-х — 1990-х годов показал, что независимо от отношений между Египтом и остальным арабским миром Каир оставался одним из ключевых центров ближневосточной дипломатии. Эпоха Гамаля Абделя Насера ​​и его преемников Анвара Садата и Хосни Мубарака подтвердила, насколько важную роль Египет играет в решении общих арабских проблем.

Таким образом, пытаясь прорваться к американо-египетскому партнерству, Египет эпохи Х. Мубарака начал активно изучать новые и углублять существующие области сотрудничества на международном уровне. Вашингтон, конечно же, сохранил фундаментальное значение для Каира, но Х. Мубараку удалось расширить и диверсифицировать внешнеполитическое пространство страны.

Это дало Египту большую независимость на мировой арене, открыло новые возможности для страны в области политического и экономического сотрудничества и помогло повысить конкурентоспособность Египта в борьбе за лидерство на Ближнем Востоке.

Литература:

1. Ближний Восток: война и политика / под ред. Г. Г. Исаева, А. А. Сотниченко. М.: Издат. дом Марджани, 2010. С. 50–51.

2. Maddison Project Database [Электронный ресурс] // University of Gronongen. Gronongen Growth and Development Centre. URL: http://www. ggdc.net/maddison/maddison-project/data/mpd_2013–01.xlsx (дата обращения: 21.08.2014).

3. Современная политика Египта: приоритеты и особенности. М.: МГИМО-Университет, 2007. С. 133.

4. Египет — США: развитие отношений в начале XXI в. // Современный исламский Восток и страны Запада. М.: Ин-т изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. С. 40.

5. Sharp J. M. Egypt: The January 25 Revolution and Implications for U. S. Foreign policy. Washington, DC, 2011. P. 23. 6 Ibid.

6. Treaty оf Peace Between Israel and Egypt. March 26, 1979 [Электронный ресурс] // Israel Ministry of Foreign Affairs. URL: http://www.mfa.gov.il/mfa/ foreignpolicy/peace/guide/pages/israel-egypt %20peace %20treaty.aspx (дата обращения: 21.08.2014).

7. «Дорожная карта» урегулирования палестино-израильского конфликта. Опубликована Государственным департаментом США 30 апреля 2003 г. // Программы урегулирования палестино-израильского конфликта: три года после переговоров в Кемп-Дэвиде и Табе. М.: Ин-т изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. C. 64.

8. Египет — США… С. 29. 10 См.: Text: 1993 Declaration of Principles [Электронный ресурс] // BBC. URL: http://news.bbc.co.uk/2/hi/in_depth/middle_east/israel_and_the_palestinians/ key_documents/1682727.stm (дата обращения: 21.08.2014).

9. EU Treaties. Treaty on European Union — Maastricht Treaty. February 7, 1992 [Электронный ресурс] // European Union. URL: http://europa.eu/abouteu/basic-information/decision-making/treaties/index_en.htm (дата обращения: 22.08.2014).

10. Egyptian Foreign Trade With EU [Электронный ресурс] // Ministry of Industry & Trade & SMEs. Egyptian International Trade Point. URL: http://www. tpegypt.gov.eg/Statistics/Egyptian_EU.pdf (дата обращения: 02.05.2014).

11. Egypt. Country Analysis Brief Overview [Электронный ресурс] // U. S. Energy Information Administration. URL: http://www.eia.gov/countries/countrydata.cfm?fips=EG&trk=m (дата обращения: 02.05.2014).

12. Аш-Шарк аль-аусат. 20.08.2013 [Электронный ресурс] // HH Saudi Research & Marketing LTD. URL: http://classic.aawsat.com/details.asp?section=6&article= 740379&issueno=12682#.U_ti_bmIp9A (дата обращения: 23.08.2014).

13. Food and Agriculture Organization of the United Nations [Электронный ресурс]. URL: http://faostat3.fao.org/home/index.html#DOWNLOAD (дата обращения: 23.08.2014).

14. Современная политика Египта... С. 136.

15. Egypt [Электронный ресурс] // World Trade Organization. URL: http:// webservices.wto.org/resources/profiles/TP/ZZ/2011/EG_e.pdf (дата обращения: 24.08.2014); International Trade and Market Access Data [Электронный ресурс] // Ibid. URL: Html//solution=WTO&path=/Dashboards/MAPS&file=Map.wcdf&bookmarkState (дата обращения: 24.08.2014).



Задать вопрос