Соотношение порядка лицензирования адвокатской деятельности с принципом независимости адвокатуры | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №26 (264) июнь 2019 г.

Дата публикации: 01.07.2019

Статья просмотрена: 275 раз

Библиографическое описание:

Хакимов, С. Х. Соотношение порядка лицензирования адвокатской деятельности с принципом независимости адвокатуры / С. Х. Хакимов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 26 (264). — С. 253-257. — URL: https://moluch.ru/archive/264/61243/ (дата обращения: 26.01.2022).



Статья 4 Закона Республики Узбекистан «Об адвокатуре» гласит: «Адвокатура осуществляет свою деятельность на основе верховенства закона, независимости и других демократических принципах».

При этом необходимо отметить, что принцип независимости является одним из наиболее фундаментальных и значимых принципов адвокатуры, суть которого заключается в том, что ни государственные органы, ни общественные объединения, ни отдельные граждане не вправе воздействовать или, более того, руководить организацией и деятельностью адвокатуры. Принцип независимости распространяется, в том числе, и на правоотношения, возникающие внутри сообщества между адвокатами или адвокатскими формированиями.

В свою очередь, в статье 1 Закона Республики Узбекистан «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов» установлено, что адвокатской деятельностью вправе заниматься граждане Республики Узбекистан без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения.

В данном случае стоит обратить внимание на часть 2 данной статьи, где говорится, что для занятия адвокатской деятельностью выдается лицензия в порядке, установленном законодательством.

Лицензия выдается, согласно статье 31 Закона «Об адвокатуре», Министерством юстиции Республики Каракалпакстан, управлениями юстиции областей и города Ташкента (далее — органы юстиции) на основании решений соответствующих квалификационных комиссий.

При этом следует указать, что порядок лицензирования адвокатской деятельности, на основании вышеназванной статьи, определяется не Законом «Об адвокатуре», а Кабинетом Министров Республики Узбекистан. Так, Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 09.03.2009 года за № 60 «О совершенствовании порядка лицензирования адвокатской деятельности и создания адвокатских формирований» утверждено Положение «О лицензировании адвокатской деятельности».

В данном Положении устанавливаются правила по лицензированию адвокатской деятельности, а также полномочия по контролю за соблюдением лицензионных требований и условий.

В первую очередь, необходимо указать, что согласно п. 7 данного Положения, лицензионными требованиями и условиями при осуществлении адвокатской деятельности являются:

– соблюдение требований законодательства, Правил профессиональной этики адвокатов, адвокатской тайны и присяги адвоката;

– использование не запрещенных законом средств и способов защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц, обратившихся к адвокату за юридической помощью;

– участие в уголовном деле по назначению в предусмотренных законом случаях;

– повышение своей профессиональной квалификации не реже одного раза в три года в порядке, определяемом Палатой адвокатов.

Принимая во внимание, что вышеназванные требования представляют собой обязанности адвоката, предусмотренные в статье 7 Закона

«Об адвокатуре», мы не ставим под сомнение правильность и необходимость этих требований.

Во вторую очередь, стоит отметить, что глава 6 этого же Положения посвящена контролю за соблюдением лицензионных требований и условий со стороны адвокатов. Так, в пунктах 23–25 установлено следующее: «Органы юстиции, выдавшие адвокату удостоверение, осуществляют контроль за соблюдением адвокатом лицензионных требований и условий. В случае выявления органом юстиции нарушения адвокатом лицензионных требований и условий орган юстиции возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката. По результатам рассмотрения дисциплинарного производства к адвокату могут быть применены предусмотренные законом меры дисциплинарного взыскания на основании решения квалификационной комиссии. Контролирующие и правоохранительные органы в пределах своей компетенции при выявлении нарушений адвокатом лицензионных требований и условий сообщают органу юстиции, выдавшему адвокату удостоверение, о выявленных нарушениях».

Самой основной нормой в этой главе, которая ставит под сомнение независимость института адвокатуры, является ч.1 п. 23, которая наделяет органы юстиции полномочием по осуществлению контроля над адвокатом.

В связи с этим, прежде чем давать оценку этой норме, следует разобраться с сущностью процедуры лицензирования и основами её необходимости в той или иной сфере. Так, согласно статье 3 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», лицензирование — комплекс мероприятий, связанный с процессом подачи и рассмотрения заявления о выдаче лицензии, приостановления или прекращения действия лицензии, а также ее аннулирования и переоформления. Соответственно, это представляет собой процедуру по выдаче лицензии, под которой подразумевается разрешение (право) на осуществление лицензируемого вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому или физическому лицу.

Исходя из данной нормы и в целом из институциональных начал лицензирования, положение по наделению лицензирующего органа (в нашем случае органы юстиции) компетенцией по контролированию лицензиата (адвокатов) на предмет соблюдения лицензионных требований представляется уместным и в достаточной степени логичным. Ведь кто выдает лицензию, тот и контролирует.

Однако именно в этом и заключается вся соль данной проблематики. Кто должен выдавать лицензию адвокатам? И вообще является ли адвокатская деятельность лицензирующим видом деятельности?

Прежде чем, отвечать на выше поставленные вопросы, стоит обратить внимание на статью 7 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», в которой регламентировано, что к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам и законным интересам, здоровью граждан, общественной безопасности и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием.

Безусловно, адвокатская деятельность непосредственно связана с правами и законными интересами граждан, а также общественной безопасностью, и, в связи с этим, её необходимо регулировать. Однако, необходимо ли регулировать данную деятельность посредством лицензирования?

В данном случае, стоит обратить внимание на Указ Президента «О мерах по дальнейшему сокращению и упрощению лицензионных и разрешительных процедур в сфере предпринимательской деятельности, а также улучшению условий ведения бизнеса» за № УП-5409 от 11.04.2018 года, согласно которому были отменены с 1 июня 2018 года 7 видов лицензий, включая фармацевтическую деятельность и деятельность по обслуживанию воздушных судов в аэропортах, связанная с выполнением воздушных перевозок.

Как видно из данного указа, процедура лицензирования была отменена в отношении таких отраслей, как фармацевтика, что напрямую затрагивает здоровье населения, и деятельность по обслуживанию воздушных судов в аэропортах, что непосредственно связано с безопасностью граждан. Следовательно, мы не можем оправдывать наличие процедуры лицензирования возможностью нанесения ущерба правам и законным интересам физических и юридических лиц.

Также, в п. 1 вышеназванного указа определено, что одним из приоритетных направлений государственной политики в области лицензирования и разрешительных процедур в сфере предпринимательской деятельности является поэтапное сокращение количества лицензионных и разрешительных процедур, широкое использование альтернативных методов регулирования предпринимательской деятельности, таких как общественный контроль, саморегулирование, сертификация, аккредитация, страхование гражданско-правовой ответственности, техническое регулирование и иные современные методы.

Адвокатская деятельность, с другой стороны, не является предпринимательской деятельностью, в связи с чем, мы не можем применять этот пункт Указа. Однако следует указать, что адвокатская деятельность единственный вид некоммерческой деятельности, которая лицензируется.[1]

Из этого следует, что сущность лицензирования заключается в жестком контроле тех видов деятельности, которые получают огромную прибыль на основе риска нанесения вреда правам и законным интересам физических и юридических лиц. Например, перевозка пассажиров и грузов железнодорожным транспортом или производство и реализация взрывчатых и ядовитых веществ и т. д.

Следовательно, ввиду того, что адвокатская деятельность является некоммерческой деятельностью, и сущность данной деятельности не подпадает под требования статьи 7 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», процедуру лицензирования в отношении адвокатской деятельности необходимо упразднить.

Кроме того, существующий механизм косвенно ставит адвокатуру в зависимость от государственного органа управления, так как органы юстиции обладают полномочиями по контролю за деятельностью адвокатов. В связи с этим нельзя оставить без внимания серьезную угрозу положений об обязательном лицензировании адвокатской деятельности органами юстиции, содержащихся в Законе «Об адвокатуре». Это положение обуславливает непрерывное косвенное «влияние, давление, вынуждение» со стороны вполне определенной государственной «инстанции», а именно — состоящего на службе в управлении (отделе) юстиции государственного чиновника, уполномоченного заниматься вопросами лицензирования адвокатской деятельности. Эти косвенные «влияния, давления, вынуждения» в случае заинтересованности других государственных инстанций (суда, прокуратуры, органов внутренних дел) легко будут оборачиваться уже прямым вмешательством в адвокатскую деятельность. Итак, приходится признать, что институт лицензирования адвокатской деятельности ставит адвокатов не в «косвенную», а в абсолютную зависимость от тех государственных органов и чиновников, которым адвокаты призваны оппонировать при исполнении конституционной обязанности по оказанию юридической помощи. [1, 47 с.]

На этот счет справедливо выразился российский ученый-правовед Г. М. Резник: «адвокатура — это организация не политическая и не предпринимательская, поэтому разговоры о том, что государство должно руководить адвокатурой, необходимо прекратить. Если адвокатура зависима, то она уже не адвокатура, и должна называться как-то иначе». [2]

Также, российский ученый-правовед А.Романенков (адвокат Адвокатской палаты г.Москвы) в 2010 году посвятил проблемам реформирования адвокатуры статью, в которой проводилось исследование на примере Республики Узбекистан.

Так, автор критикует наличие системы лицензирования адвокатской деятельности, утверждая, что лицензирование как форма удостоверения полномочий адвоката не является прогрессивным шагом государства, поскольку противоречит независимости статуса адвоката и ряду международно-правовых документов, касающихся роли профессии адвоката, и призвано регулировать коммерческую деятельность, каковой юридическая помощь адвоката не является согласно действующему законодательству Республики Узбекистан. [3]

В этой связи, необходимо найти альтернативу лицензирования адвокатской деятельности. Для этого обратим внимание на опыт зарубежных стран и проанализируем их механизм допуска лиц к адвокатской деятельности.

Так, в США вопросы допуска к адвокатской практике регулируются законами штатов, соответственно и требования различаются от штата к штату. Штаты создают одно из двух возможных ведомств по надзору за юридической профессией. В некоторых штатах этим ведомством является Верховный суд данного штата. В других штатах существует Ассоциация юристов штата, которая является организацией самоуправления юристов. При такой системе штат делегирует свои полномочия по выдаче патентов на адвокатскую практику и регулированию адвокатской деятельности Ассоциации юристов, и на неё возлагаются надзор за допуском в адвокатуру и регулирование деятельности адвокатского сообщества. Членство в Ассоциации юристов также является обязательным для ведения частной адвокатской практики. В обоих случаях высшей контрольной инстанцией за деятельностью адвокатов является Верховный суд штата. [4]

Соответственно, в США лицу, желающему заниматься адвокатской практикой, выдается патент со стороны либо Верховного суда, либо Ассоциации юристов.

В Российской Федерации механизм имеет немного другой вид. Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. При этом, согласно пункту 3 статьи 9 того же закона, решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката, квалификационного экзамена.

Следовательно, в Российской Федерации для занятия адвокатской деятельностью лицензия не требуется, вместо этого лицу достаточно приобрести статус адвоката, который оформляется решением квалификационной комиссии.

В Японии также существует особый механизм приобретения права занятия адвокатской деятельностью. Так, согласно статье 8 Закона Японии «Об адвокатах», чтобы стать адвокатом, претендент должны зарегистрироваться в списке адвокатов, подготавливаемым Японской федерацией коллегий адвокатов. Также, согласно статье 9 того же закона, лицо, желающее пробрести статус адвоката, должно запросить регистрацию в данной федерации через местную коллегию адвокатов, в которую оно желает поступить.

Из этого следует, что в Японии, так же, как и в России, отсутствует процедура лицензирования, вместо которой существует механизм регистрации в Японской федерации коллегий адвокатов.

В свою очередь, в Республике Казахстан для занятия адвокатской деятельностью необходима лицензия. Так, согласно пункту 1 статьи 32 Закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», адвокатом является гражданин Республики Казахстан, имеющий высшее юридическое образование, получивший лицензию на занятие адвокатской деятельностью, являющийся членом коллегии адвокатов и оказывающий юридическую помощь на профессиональной основе в рамках адвокатской деятельности.

В этой связи, можно сделать вывод о том, что в развитых странах отсутствует процедура лицензирования адвокатской деятельности. Для наделения их статусом адвоката осуществляются либо выдача патента (США), либо внесение в список адвокатов (Япония), либо принятие решения со стороны квалификационной комиссии (России). При этом следует указать, что эти процедуры осуществляются со стороны независимых адвокатских организаций, исключение составляет США, где в некоторых штатах патент выдается со стороны Верховного суда, который также не зависит от исполнительных органов.

Касательно данной проблемы нами был проведен посредством сети Интернет интерактивный опрос среди представителей юриспруденции. На данном опросе приняли участие 54 респондентов, профессия которых непосредственно связано с юриспруденцией. Из этих 54 респондентов 20 % составляют лица, являющиеся действующими адвокатами. Респондентам были предоставлены 15 вопросов разного типа (открытые и закрытые).

В этом опросе был задан следующий вопрос: «Стоит ли осуществлять лицензирование адвокатской деятельности?». Интересен тот факт, что 93 % респондентов выступили за лицензирование адвокатской деятельности. Однако, на вопрос «Кто должен осуществлять лицензирование?» 61 % респондентов ответили, что лицензирование должна осуществлять Палата адвокатов, а 37 % респондентов — Министерство юстиции.

На основании вышеизложенного, на наш взгляд, альтернативой процедуре лицензирования выступает сертификация деятельности адвокатов со стороны Палаты адвокатов Республики Узбекистан. Согласно нему, после успешной сдачи квалификационного экзамена, претендент получает сертификат, который является документом, подтверждающим его статус. Образец данного сертификата устанавливается Палатой адвокатов Республики Узбекистан и выдается со стороны территориального управления Палаты адвокатов.

Таким образом, можно заключить, что процедура выдачи лицензии со стороны органов юстиции противоречит принципу независимости адвокатуры, в связи с чем, необходимо исключить данную процедуру и заменить её сертификацией адвокатской деятельности, которая должна осуществляться со стороны Палаты адвокатов Республики Узбекистан.

Литература:

  1. М. Х. Рустамбаев, Л. Б. Хван. Адвокатская деятельность в Республике Узбекистан: Учебник для студентов бакалавриата: В 2-х т. Т. 1. — Ташкент: Konsauditinform-nashr, 2006. — 258 с.
  2. В состоянии необходимой обороны // Адвокаты XXI века. URL: http://bestlawyers.ru/best/r1.html (дата обращения: 27.06.2019).
  3. Романенков А. Проблемы реформирования адвокатуры в современной правовой системе (на примере адвокатуры Республики Узбекистан). Общественно-правовой журнал «Адвокатская практика», 2010, № 6
  4. Гафуров А. Б. Международные стандарты адвокатской деятельности. Пособие/Отв. Ред. А. Б. Гафуров. — Т.: «Baktria press», 2014. — С.72

[1] Если проанализировать весь перечень видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии, утвержденное постановлением Олий Мажлиса «О перечне видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии» за № 222-II от 12.05.2001 года, то можно удостовериться в этом факте.

Основные термины (генерируются автоматически): адвокатская деятельность, Узбекистан, орган юстиции, адвокат, процедура лицензирования, лицензирование, квалификационная комиссия, предпринимательская деятельность, Российская Федерация, юридическая помощь.


Похожие статьи

Понятие квалифицированной юридической помощи в уголовном...

РФ, Российская Федерация, адвокат, адвокатская деятельность, юридическая помощь, лицо, гражданский истец, Россия, высшее юридическое образование

Ключевые слова: бесплатная юридическая помощь, квалифицированная юридическая помощь, адвокат...

Международные стандарты и задачи, стоящие перед адвокатурой...

юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая помощь, адвокат, Россия, лицо, адвокатская

бесплатная юридическая помощь, юридическая помощь, Беларусь, Казахстан, оказание, Россия, адвокатская деятельность, РФ, гражданин...

Консультирование адвокатом как вид оказания...

Кирилловых А. А. Адвокатская деятельность: юридическая помощь через правовую услугу/А. Финансово-правовые основы предпринимательской деятельности в Российской Федерации. Консультирование адвокатом как вид оказания квалифицированной...

Сравнительно-правовой анализ некоторых аспектов организации...

адвокатская деятельность, Узбекистан, Российская Федерация, адвокатура, государственная власть, гражданское общество, Республика, юридическая помощь, местное самоуправление, помощь адвоката.

Реформа адвокатуры: пути повышения эффективности...

адвокатура, адвокатская деятельность, бизнес-адвокатура, правовая помощь

В-четвертых, адвокатская деятельность кроме Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и

РФ, Российская Федерация, адвокат, адвокатская деятельность, юридическая помощь.

юридическая помощь, Российская Федерация...

юридическая помощь, бесплатная юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая

бесплатная юридическая помощь, юридическая помощь, Беларусь, Казахстан, оказание, Россия, адвокатская деятельность, РФ, гражданин...

Принципы консультационной деятельности адвоката по...

юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая помощь, адвокат, Россия, лицо, адвокатская деятельность. Правовое регулирование деятельности адвоката-представителя по гражданским делам осуществляется на основе Конституции РФ...

Квалифицированную юридическую помощь вам оказывают или...

Ключевые слова: квалифицированная юридическая помощь, адвокат, юрист, бесплатная юридическая помощь. Keywords: qualified legal assistance, attorney, lawyer, free legal assistance. В части 1 ст. 48 Конституции РФ говорится о конституционном праве и государственной...

К проблеме системы субъектов оказания юридической помощи...

Деятельность других органов, организаций и лиц не рассматривается в качестве юридической помощи, что представляется не вполне обоснованным. Хотя адвокатура и занимает ведущее место среди субъектов оказания юридической помощи, юридическая помощь не может...

Похожие статьи

Понятие квалифицированной юридической помощи в уголовном...

РФ, Российская Федерация, адвокат, адвокатская деятельность, юридическая помощь, лицо, гражданский истец, Россия, высшее юридическое образование

Ключевые слова: бесплатная юридическая помощь, квалифицированная юридическая помощь, адвокат...

Международные стандарты и задачи, стоящие перед адвокатурой...

юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая помощь, адвокат, Россия, лицо, адвокатская

бесплатная юридическая помощь, юридическая помощь, Беларусь, Казахстан, оказание, Россия, адвокатская деятельность, РФ, гражданин...

Консультирование адвокатом как вид оказания...

Кирилловых А. А. Адвокатская деятельность: юридическая помощь через правовую услугу/А. Финансово-правовые основы предпринимательской деятельности в Российской Федерации. Консультирование адвокатом как вид оказания квалифицированной...

Сравнительно-правовой анализ некоторых аспектов организации...

адвокатская деятельность, Узбекистан, Российская Федерация, адвокатура, государственная власть, гражданское общество, Республика, юридическая помощь, местное самоуправление, помощь адвоката.

Реформа адвокатуры: пути повышения эффективности...

адвокатура, адвокатская деятельность, бизнес-адвокатура, правовая помощь

В-четвертых, адвокатская деятельность кроме Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и

РФ, Российская Федерация, адвокат, адвокатская деятельность, юридическая помощь.

юридическая помощь, Российская Федерация...

юридическая помощь, бесплатная юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая

бесплатная юридическая помощь, юридическая помощь, Беларусь, Казахстан, оказание, Россия, адвокатская деятельность, РФ, гражданин...

Принципы консультационной деятельности адвоката по...

юридическая помощь, Российская Федерация, квалифицированная юридическая помощь, адвокат, Россия, лицо, адвокатская деятельность. Правовое регулирование деятельности адвоката-представителя по гражданским делам осуществляется на основе Конституции РФ...

Квалифицированную юридическую помощь вам оказывают или...

Ключевые слова: квалифицированная юридическая помощь, адвокат, юрист, бесплатная юридическая помощь. Keywords: qualified legal assistance, attorney, lawyer, free legal assistance. В части 1 ст. 48 Конституции РФ говорится о конституционном праве и государственной...

К проблеме системы субъектов оказания юридической помощи...

Деятельность других органов, организаций и лиц не рассматривается в качестве юридической помощи, что представляется не вполне обоснованным. Хотя адвокатура и занимает ведущее место среди субъектов оказания юридической помощи, юридическая помощь не может...

Задать вопрос