Преступления, связанные с проституцией, в России: исторический аспект | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №21 (259) май 2019 г.

Дата публикации: 26.05.2019

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Семенова В. Ю. Преступления, связанные с проституцией, в России: исторический аспект // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 404-407. — URL https://moluch.ru/archive/259/59563/ (дата обращения: 19.07.2019).



Рассматривается развитие уголовной ответственности за преступления, связанные с проституцией, в историческом становлении уголовного законодательства России. В частности, исследовано уголовное законодательство России в дореволюционный и советский периоды.

Ключевые слова: преступления, связные с проституцией, уголовная ответственность, исторический аспект.

В нашей стране одной из актуальных проблем является проблема проституции и ее последствий.

Со сменой исторических эпох менялись взгляды общества и государства на пределы терпимости проституции. В исследовании истории существования проституции и развития законодательства о преступлениях, связанных с проституцией, в России можно выделить следующие этапы:

а)дореволюционный (до 1917 года);

б)советский (1917–1991 года);

в)современный (после 1991 года).

Прообразом проституции в Древней Руси считался блуд, первое упоминание о котором имелось в Церковном уставе (10–11 вв.) князя Владимира Святославовича. Согласно Уставу под блудом понимались добровольные половые сношения между кровными или некровными родственниками, а также с младшими служительницами православной церкви.

Стоит отметить, что термин «проституция» российский законодатель еще не знал, а вместо него на протяжении многих столетий применялся термин «непотребство» [5, с.31].

Первым этапом в борьбе с проституцией стало введение наказания за сводничество. Данная норма была закреплена в 22 главе Соборного Уложения 1649 года, принятого в период правления Алексея Михайловича. Помимо этого, царь Алексей издал указ, в котором обязывал городских объездчиков пресекать появление на улицах продажных женщин [4, с.321].

Наибольшее распространение проституция получила в период правления Петра Первого. Среди причин, способствующих увеличению числа женщин, занимающихся проституцией, можно выделить создание регулярной армии и флота, повышение влияния Западной Европы и изменение демографической ситуации, связанное с миграцией населения западноевропейских стран, в том числе и женщин развратного поведения [10, с.54]. Вследствие этого в 1715 году был разработан «Артикул воинский», согласно которому при полках запрещалось находиться блудницам [8, с.213]. При их обнаружении в расположении полков профос (солдат, в обязанности которого входило наблюдение за чистотой и порядком) был обязан выгонять найденных женщин раздетыми.

Однако принятые меры не возымели должного результата: проституция начинает приобретать организованные формы — появляются первые упоминания о тайных публичных домах в Санкт-Петербурге [1, с.3]. Так, о существовании публичных домов и о мерах по пресечению их деятельности говорится в «Пунктах, данных Санкт-Петербургскому генерал-полицмейстеру» от 25 мая 1718 года и в «Наказе Губернаторам и Воеводам и их товарищам, по которому они должны поступать» от 12 сентября 1728 года [2, с.78].

Меры, направленные на противодействие проституции в различных ее проявлениях, предпринимались и в период царствования Елизаветы Петровны. В частности, в 1743 году Сенатом был издан указ «О запрещении париться в торговых банях лицам обоего пола», а в августе 1750 года — указ «О поимке и приводе в главную полицию непотребных жен и девок», предписывающий выискивать указанных лиц и сдавать их в полицию, а после отправлять в Калинкинский дом. Указанное заведение являлось первой венерологической больницей в Российской империи. Помимо этого больница выполняла лечебно-исправительные функции в отношении доставленных из полиции женщин [4, с.321].

Тем не менее, несмотря на все принятые меры количество женщин, торгующих собственным телом, не уменьшалось. Необходимо особо выделить, что ко второй половине 18 века выросло число незаконнорожденных детей и подкидышей, возрос процент детоубийств, получили распространение многие венерические заболевания, в том числе сифилис.

Далее стоит отметить период правления Екатерины Великой. Осознавая неэффективность всех раннее принятых мер, Екатерина Алексеевна решает прибегнуть к более гибкому решению проблемы проституции и помимо запретительных мер вводит государственный контроль проституции. Так, например, в 1763 году был подписан сенатский указ о лечении женщин, распространяющих венерические заболевания, и ссылке уже вылеченных на поселение в Нерчинск. Принятый в 1782 году «Устав благочиния, или Полицейский» устанавливал периодические медицинские осмотры женщин, занимающихся проституцией, и определенные местности для нахождения публичных домов [11, с.63]. В этот же период законодатель начинает употреблять термин «проституция».

Во времена царствования Павла Петровича так называемый режим терпимости вновь был сменен строжайшими запретами. К примеру, чтобы выделить женщин, занимающихся проституцией, из общей массы населения, их обязали носить одежду только желтого цвета. Несоблюдение данного правила вело к назначению тюремного заключения [5, с.32]. Указ от 1800 года обязывал высылать женщин развратного поведения из Москвы и Санкт-Петербурга на Нерчинские фабрики [6, с.21].

Особого внимания заслуживает первый уголовный кодекс России — Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года [9, с.84]. Данный законодательный акт предусматривал ответственность как за занятие проституцией, так и за посещение проституток, предоставление домов или иных помещений для «непотребств» и содержание притонов. Санкции также отличались: проститутки подвергались аресту, а их клиентам, содержателям притонов и иным указанным лицам назначался денежный штраф. Обратим внимание, что определенные санкции накладывались и на опекунов несовершеннолетних, за вовлечение тех в проституцию. Уголовно наказуемым деянием продолжало быть сводничество. Так, например, родители подвергались уголовной ответственности за сводничество в отношении детей, а мужья — за сводничество в отношении жен.

Отметим, что российское государство не стало ограничиваться одними уголовными наказаниями. Началось введение основ системы регламентации проституции. К середине 19 века начала вырабатываться административная система регулирования преступлений, связанных с проституцией. В частности, в 1843 году Николай Первый утвердил Положение Комитета Министров «Об учреждении в Санкт-Петербурге особой женской больницы и врачебно-полицейского комитета». Таким образом, при Министерстве внутренних дел был открыт первый в России Врачебно-полицейский комитет. На данный комитет возлагался контроль над публичными домами и за женщинами, занимающимися проституцией. Помимо прочего к его обязанностям относилось принятие мер по излечению и предотвращению заболеваний, передающихся половым путем. С 1844 года аналогичные комитеты стали появляться в Москве и других наиболее крупных российских городах. В этот же год Министерством внутренних дел были утверждены и правила поведения для продажных женщин и содержателей борделей [7, с.13].

Проституток, находящихся под надзором Врачебно-полицейского комитета, стали освобождать от уголовной ответственности за занятие «непотребствами». В свою очередь публичные дома перешли под контроль полиции. Для того чтобы открыть дом терпимости необходимо было соответствовать определенным требованиям: содержателем могло стать только лицо женского пола, при этом женщина должна была достичь определенного возраста (35–55 лет), она должна иметь свидетельство о благонадежности и разрешение, выданное полицией. К месторасположению публичных домов также предъявлялся ряд требований. Например, они должны находиться в отдалении от образовательных заведений и церквей. Запрещалась реклама подобных заведений. Самим же проституткам, в случае наличия у них разрешения на работу и удовлетворительного состояния здоровья, Врачебно-полицейский комитет под залог паспорта выдавал «желтые билеты» [1, с.2].

Начиная с 1863 года в «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» вносится ряд изменений, касающихся преступлений, связанных с проституцией. Так, из указанного Уложения были исключены статьи, устанавливающие ответственность за «непотребство» и сводничество. Однако законодатель оставил без изменений статьи, касающиеся вовлечения лиц, не достигших совершеннолетия, в «непотребство», а также статьи о сводничестве родителей в отношении детей и мужей в отношении жен.

После этого законодатель в статье 44 «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», подписанного 20 ноября 1864 года, закрепил норму, согласно которой лицо за неисполнение распоряжений правительства, относящихся к предупреждению «непотребства» и пресечению последующих последствий, подвергается аресту либо денежному взысканию.

Несмотря на все вышеизложенное, ответственность женщин за проституцию, хоть и формально, просуществовала почти до конца 19 века и была отменена только в 1892 году кассационным Департаментом правительствующего Сената, постановлением которого было подтверждено освобождение от ответственности за превращение «непотребства» в ремесло [10, с.59].

Таким образом, с середины 19 века Российская империя перешла к политике легализации проституции. Однако, учитывая продолжающийся в начале 20 века рост числа заболеваний, передающихся половым путем, в том числе сифилиса, стало очевидно, что все принятые государством меры по борьбе с вредными последствиями проституции не дали каких-либо положительных результатов.

Следующим нормативно-правовым актом, оказавшим существенное влияние на содержание последующих законодательных актов, является Уголовное уложение 1903 года. Так, статья 524 Уложения восстановила ответственность за сводничество для «непотребства». В свою очередь статья 526 закрепила ответственность за склонение лица женского пола к занятию непотребством (проституцией). В диспозиции нормы перечислялись и способы склонения: применение насилия, угроза убийством либо весьма тяжкими или тяжкими телесными повреждениями самой жертве или одному из членов ее семьи, использование обмана, а также злоупотребление своей властью над потерпевшей, или с использованием беспомощного положения или зависимости лица от виновного. Согласно статье 527 уголовной ответственности подлежало лицо мужского пола, занимающееся в виде промысла из корыстных побуждений сутенерством в отношении женщины, которая находилась в зависимом от него положении, или использовавшее ее беспомощное состояние, а равно виновное в вербовке из корыстных побуждений в виде промысла женщин для занятия проституцией в притонах. В соответствии со статьей 529 ответственность устанавливалась за принятие в притон женщины заведомо моложе двадцати одного года, а также удержание в притоне женщины, которая изъявила желание оставить свой промысел. Санкции предусматривали следующие виды наказаний: денежное взыскание на сумму не выше 500 рублей, арест, тюремное заключение, а также заключение в исправительный дом на срок до трех лет [1, с.4].

Проанализировав имеющиеся данные, можно сделать вывод, что к началу 20 века российскому законодателю так и не удалось полностью решить все проблемы, возникшие при регулировании преступлений, связанных с проституцией. Тем не менее, начиная с середины 19 века и до событий 1917 года, российская империя придерживалась в своей политике двух параллельных направлений: признание терпимой зарегистрированной проституции и уголовный запрет тайной проституции.

После октябрьской революции Советская Россия изменила подход к проблеме сексуальной коммерции. Государство стало бороться не с самими женщинами, занимающимися проституцией, а с причинами, способствующими развитию проституции как социального явления. И в первую очередь, основной причиной законодатель счел высокий уровень безработицы и безнадзорности женщин.

Первой ступенью стало создание в 1919 году при Народном комиссариате здравоохранения специальной комиссии для борьбы с проституцией. Вскоре она была заменена образованной при Народном комиссариате социального обеспечения Междуведомственной комиссией. В конце 1922 года кожно-венерологический отдел, созданный при Наркомате здравоохранения, издал циркуляр «О мерах борьбы с проституцией. В циркуляре требовалось обращать особое внимание на группу социального риска, в которую входили необеспеченные, разведенные, одинокие, а также имеющие малолетних детей женщины. Помимо этого, указанный циркуляр обязывал административные органы усилить меры по борьбе с притонодержательством и сводничеством в проституции.

В 1923 был учрежден Центральный совет по борьбе с проституцией, по инициативе которого НКВД была создана «Инструкция органам милиции по борьбе с проституцией. Центральный совет также оказал содействие в принятии совместных постановлений ВЦИК и СНК «О мерах борьбы с венерическими болезнями» в 1927 году и «О мерах борьбы с проституцией» в 1929 году. Последним постановлением была создана действенная система профилактики преступлений, связанных с проституцией, объединившая венерологические диспансеры, лечебно-воспитательные профилактории, трудовые колонии и подразделения милиции [2, с.102].

Необходимо обратить особое внимание на содержание уголовных кодексов, принимаемых в советское время. Так, в УК РСФСР 1922 года статьей 170 была установлена ответственность за принуждение к занятию проституцией. При этом законодатель указал мотивы (корыстная или иная личная заинтересованность) и способы (физическое или психическое воздействие) совершения преступления. Помимо этого, статья 172 предусматривала наказание за сводничество, притонодержательство, а также вербовку лиц женского пола для занятия проституцией. Наказание ужесточалось, если обвиняемый вовлек в проституцию несовершеннолетнего, состоявшего на его попечении или в его подчинении.

В УК РСФС 1926 все преступления, связанные с проституцией, были помещены в главу 6 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» и закреплены в статье 155. К ним относились принуждение к занятию проституцией, сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции. В 1935 году УК РСФСР был дополнен статьей 73.2, которая предусматривала уголовную ответственность за понуждение несовершеннолетних к занятию проституцией. Таким образом, законодатель начал уделять особое внимание охране нравственности несовершеннолетних и охране их от участия в разврате.

В 30-х годах 20 века советская власть пересмотрела политику борьбы с проституцией, в связи с чем произошли ликвидация системы реабилитации и помощи женщинам, занимающимся проституцией, ужесточение санкций за преступления, связанные с проституцией, а сами проститутки подверглись репрессивным мерам. Сначала женщин, подозреваемых в занятии проституцией, приговаривали к административным высылкам, а позже в период перехода к Большому террору их начали относить к классовым врагам и приговаривать к лишению свободы [3, с.102]. Так как принятые меры привели к уничтожению организованных форм сексуальной коммерции, 30-е — 50-е годы стали характеризоваться преобладанием тайной проституции, деятельность которой не прекращалась и в годы войны.

Таким образом, на государственном уровне проблема проституции начала замалчиваться. Пресекались любые упоминания проституции в печатных изданиях. Российский законодатель вновь вместо конкретного решения проблемы ограничился лишь введением запретительных норм.

Принятый в 1960 году УК РСФСР содержал две нормы, предусматривающие ответственность за преступления, связанные с проституцией: статья 226 — притонодержательство и сводничество с корыстной целью, статья 210 — вовлечение несовершеннолетних в проституцию. В отличие от УК РСФСР 1926 года указанные статьи были помещены в главу 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения».

Следует подчеркнуть, что с введением в 1984 году в действие Кодекса РСФСР об административных правонарушениях за занятие проституцией устанавливалась административная ответственность. Наказание предусматривало предупреждение или наложение штрафа в размере до ста рублей. При этом за повторное занятие проституцией в течение года после наложения административного взыскания штраф увеличивался до двухсот рублей.

В 80-х — 90-х годах в связи с преобразованиями в социальной и экономической сферах, вызванными перестройкой, и распадом СССР проявились общественные противоречия и резко усложнилась криминогенная ситуация в стране. Результатом этих событий стало бурное возрождение проституции.

Литература:

  1. Герасимов, Н. В. История государственного регулирования проституции в России / Н. В. Герасимов // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. — 2009. — № 71. — С. 1–6.
  2. История полиции дореволюционной России: сборник документов и материалов по истории государства и права: учебное пособие / Отв. ред. В. М. Курицын. — М.: Московская высшая школа милиции, 1981. — С. 94.
  3. Лебина Н. Б. Проституция в Петербурге: 40-е гг. XIX в. — 40-е гг. XX в. / Н. Б. Лебина, М. В. Шкаровский. — М.: Прогресс-Академия, 1994. — С. 158.
  4. Малахов, А. Три века российской проституции / А. Малахов // Коммерсантъ. — 2001. — № 17–18 (321–322).
  5. Мартыненко, Н. К. Проституция в Императорской России: от запрета к легализации / Н. К. Мартыненко // Новый исторический вестник. — 2009. — № 19. — С. 30–37.
  6. Мордовцев, Д. Г. Живой товар: Постыдная международная торговля молодостью и красотой и меры против безнравственных совратителей женщин / Сост. Д. Г. Мордовцев. — М.: тип. И. Я. Полянова, 1893. — С. 43.
  7. Нижник, Н. С. Деятельность врачебно-полицейских комитетов Министерства внутренних дел по осуществлению социального контроля над девиантным поведением в российском обществе / Н. С. Нижник // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2012. — № 2. — С. 11–18.
  8. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. / Под общ.ред. О. И. Чистякова. — М.: Юрид. лит., 1986. — Т. 4. — С. 325.
  9. Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. / Под общ.ред. О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1988. — Т. 6. — С. 160.
  10. Тарасова, И. А. Эволюция форм государственного контроля за проституцией в Российской империи (XVIII — начала ХХ в.) / И. А. Тарасова // Евразийское научное объединение. — 2016. — № 4 (16). — С. 58–62.
  11. Тюнин, В. И. Проституция в дореволюционной России и её регламентация / В. И. Тюнин, Н. В. Радошнова // Вестник Санкт-петербургского университета МВД России– 2015. — № 1 (65). — С. 60–66.


Задать вопрос