К вопросу о понятии «язык для специальных целей» и термине, его обозначающем | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №19 (153) май 2017 г.

Дата публикации: 08.05.2017

Статья просмотрена: 319 раз

Библиографическое описание:

Москаленко П. И. К вопросу о понятии «язык для специальных целей» и термине, его обозначающем // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 410-414. — URL https://moluch.ru/archive/153/43249/ (дата обращения: 20.06.2018).



Встатье рассматривается происхождение и содержание термина «язык для специальных целей». Описываются основные исторические периоды, повлиявшие на становление современного ЯСЦ, приводятся его основные языковые характеристики. Каждый исторический период описывается с точки зрения исследователей и лингвистических школ, оказавших наибольшее влияние на развитие ЯСЦ.

Ключевые слова: язык для специальных целей, лингвистика, история понятия ЯСЦ, научная речь

Наблюдающееся в настоящее время стремительное развитие всех отраслей науки и техники, появление новых разнообразных технологий и методик с неизбежностью повлекло за собой значительное расширение многообразных международных профессиональных контактов, для осуществления которых необходимо особое внимание к выбору средства общения. Таким средством общения является язык для специальных целей. Следует заметить, что само понятие «язык для специальных целей» и составная лексема, служащая его вербальным обозначением, имеют разную историю своего происхождения.

Проведенный анализ научных работ, посвященных исследованию самого понятия «язык для специальных целей», позволяет выделить в истории его появления несколько периодов.

Первые попытки выделения специальной разновидности языка, обслуживающей научные отрасли, обнаруживаются в работах представителей Пражской лингвистической школы и отечественного лингвиста Л. В. Щербы.

Пражская школа (Пражская лингвистическая школа, Пражский лингвистический кружок, Пражская школа функциональной грамматики, Пражский структурализм) — особое направление в языкознании. Его представители значительное внимание уделяли изучению особенностей функционирования языковых средств в речевых ситуациях.

Из представителей Пражской лингвистической школы следует выделить Б. Гавранека, который предпринимал попытку категориально подойти к описанию функционально-стилистических свойств языковых единиц и говорил «о наличии у языковых единиц определенных свойств, присущих им в обычном речеупотреблении, о возможности ограничений в проявлении этих свойств и возможности дальнейшего, более полного их развития» [Havránek 1964] (цит. по: [4, с. 16]). Как указывает А. И. Комарова, Б. Гавранек различал «язык повседневного общения», «технический подъязык», языки «науки» и «поэзии» [4, с. 16].

Необходимо заметить, что немногим ранее подобную мысль высказывал английский филолог Генри Суит (работа «The Practical Study of Languagees», 1913 г.), противопоставляя разговорную (spoken) и литературную (literary) форму языка. А также «язык рассматривали как неоднородное явление в функционально-стилистическом плане» М. Уэст и Г. Пальмер [Комарова 2004; West 1960; Piaget 1937] (цит. по: [3, с. 31]).

Приблизительно в это же время (30-е годы XX века) академик Л. В. Щерба указывает на «наличие глубинных различий между разговорным языком и языком литературным» (цит. по: [4, с. 4]). Известно, что Л. В. Щерба, занимаясь решением вопросов методики русского языка, приходит к выводу о необходимости учета целей его изучения с применением различных методов для преподавания.

Следовательно, первый период в истории понятия «язык для специальных целей» относится к началу XX века, когда в 30-е годы подход к исследованию функционирования языка характеризуется преобладанием метода логического анализа и когда вновь умами ученых овладевает идея создания искусственного языка, способного убрать границы в общении специалистов.

Второй период можно обозначить рамками 50–60-х годов XX века, когда складывается структура самостоятельной научной отрасли, получившей название «стилистика».

По мнению А. И. Комаровой, «Функциональная стилистика 50–60 гг. не сводилась к изучению поэтического языка, как это имело место в 20-е годы в работах А. М. Пешковского, Л. В. Щербы, Б. А. Ларина, В. В. Виноградова, Ю. Н. Тынянова, и не ограничивалась изучением особенностей какого-либо конкретного регистра, как это осуществлялось в отношении устной разговорной речи Л. П. Якубинским и в отношении газетной речи Г. О. Винокуром» [4, с. 5].

В процессе многочисленных дискуссий исследователи искали ответы на такие проблемные теоретические вопросы, как определение понятия «стиль», дифференциальные признаки стиля, отличительные характеристики языкового стиля и речевого, выявление принципа классификации стилей, соотношение лингвистического и экстралингвистического, культура речи и культура языка, взаимоотношения культуры речи и стилистики как языковедческих дисциплин, принципы выделения функциональных разновидностей языка и речи, связь между этими разновидностями и формой речи (устной и письменной), место художественного стиля и разговорной речи в стилистической системе национального языка и т. д.

Перечисленные вопросы обсуждались на научных конференциях и нашли свое отражение в работах таких выдающихся филологов, как О. С. Ахманова, Д. Д. Благой, Р. А. Будагов, В. В. Виноградов, Т. Г. Винокур, Е. М. Галкина-Федорук, А. И. Ефимов, Е. А. Земская, М. Н. Кожина, В. Г. Костомаров, Э. Г. Ризель, О. Б. Сиротинина, Л. В. Скворцов, Ю. С. Сорокин, Г. В. Степанов, Ф. П. Филин, Н. М. Шанский, Д. Н. Шмелев и многие другие. В результате многочисленных дискуссионных обсуждений, прошедших в этот период, было сформулировано определение понятия «стиль» и связанных с ним других основных понятий и категорий стилистики, были выявлены принципы классификации стилей, определены границы между стилистикой языка и стилистикой речи, выделена стилистика художественной литературы. И все-таки, многие проблемные вопросы так и не получили однозначного своего решения.

В 60-годы XX века начинается третий период в истории формирования понятия «язык для специальных целей». Этот период характеризуется тем, что постепенно в научный обиход вводятся такие понятия (и термины, их обозначающие), как «функциональный стиль», «регистр», «жанр» научной речи. Внимание исследователей переключается на синтаксическую структуру текстов, связанных с LSP. В отечественной лингвистике формируется особое направление — теория языка для специальных целей. Но при этом следует заметить, что складывающееся новое направление в центр своего внимания ставит иностранные LSP (чаще всего — английские).

Датой рождения английского языка для профессионального общения принято считать 1962 год, когда была выдвинута теория, согласно которой английский язык различается в зависимости от содержания передаваемой информации. В конце 1960-х — начале 1970-х произошел значительный прорыв в исследовании природы различных видов английского языка: в частности, были описаны письменные научный и технический языки.

С 80–90 гг. XX века по настоящее время сформировано современное понимание понятия «язык для специальных целей» и это понятие имеет два обозначения: LSP и ЯСЦ.

Можно говорить о том, что язык для специальных целей рассматривается как полная совокупность языковых средств, используемых в устном и письменном текстах, признается его тесная связь с «языком для общих целей» (Language for General Purposes — LGP), или обыденным языком.

Наиболее подробное описание специфики LSP наблюдается в работе О. С. Ахмановой и Р. Ф. Идзелиса «What is the English We Use?» (1973). Важным достижением этой книги являются наблюдения, затрагивающие языковые характеристики научного регистра. О. С. Ахманова и Р. Ф. Идзелис на основе анализа научных текстов выделили основные понятийные группы, поднявшись до уровня словосочетаний.

Продолжение указанных исследований отражается в монографии «Методология и методика преподавания английского языка» В. В. Васильева и Т. Б. Назаровой, где «на материале текста книги «What is the English We Use?» проведен детальный анализ особенностей речеупотребления языковых единиц в филологическом LPS» [4, с. 24].

С другой стороны, в 1977 г. была выпущена работа М. М. Глушко «Синтактика, семантика и прагматика научного текста», посвященная описанию особенностей регистра научной речи и развивающая идеи О. С. Ахмановой и Р. Ф. Идзелиса. В книге дана подробная характеристика общенаучного текста. Перечисленные работы О. С. Ахмановой и Р. Ф. Идзелиса, В. В. Васильева и Т. Б. Назаровой, а также достижения М. М. Глушко послужили основой для дальнейших исследований ученых, сосредоточивших свое внимание на лексико-фонетическом, морфологическом, грамматическом, морфо-синтаксическом, синтаксическом, лексико-синтаксическом, ритмико-синтаксическом, лексико-фразеологическом и других аспектах структурной и языковой организации научных текстов, а также различным проблемам терминологии [4, с. 24].

В общемировом аспекте вторая половина XX века характеризуется переходом на английский язык, получивший широкое признание в международной науке как язык глобального общения (ESP — English for Specific Purposes). Питер Стревенс, Джек Ивер, Джон Уэллс и др. стали основателями направления ESP. Изначально толчком для развития ESP послужили исследования анализа регистра, изучающие грамматику научных и технических текстов.

С начала 80-х гг. среди работ отечественных лингвистов ярко выделяются исследования в области синтагматики С. Г. Тер-Минасовой, А. С. Микоян, Т. Г. Добросклонской, в области нестойкого словосложения и сложных лексических единиц Е. Б. Яковлевой, способов выражения модальности Т. А. Комовой и Л. Д. Долинской. Исследования перечисленных авторов отличает поддержание неразрывной связи языкового материала с понятийными и функциональными характеристиками текстов. Благодаря такому подходу удается «вычленить» основные свойства языковых единиц научной речи [4, с. 28].

Как пишет А. И. Комарова, «языки для специальных целей / как и любой другой языковой материал / могут исследоваться в двух противоположных направлениях: во-первых, в топологическом плане, когда определенная языковая особенность регистра изучается на максимально большом числе текстов ради себя самой и вне связи с детальным анализом самих текстов, и, во-вторых, в плане составления максимально подробного списка языковых характеристик, присутствующих в конкретном тексте [4, с. 31].

Ко второму направлению описанных исследований (на основе сопоставления целостных текстов) можно отнести получившие свое развитие в конце 70-х гг. — в начале 80-х гг. XX века исследования жанровых характеристик функционального стиля научного текста. Термин «жанр» стал употребляться в отношении «жанров научной речи».

Помимо описанных выше этапов, через которые прошел в своем развитии термин «язык для специальных целей», следует выделить работы, посвященные преподаванию LSP, одной из которых являет «Методология и методика преподавания английского языка» В. В. Васильева и Т. Б. Назаровой, выпущенная в 1987 г. Наряду с детальным описанием языковых характеристик LSP, авторы предлагают осваивать перевод словосочетаний и синтагматических последовательностей с английского языка на русский и обратно, что позволяет подробно изучить контексты и способы их употребления в научных текстах.

В настоящее время наблюдается более гибкий подход к процессу обучения, что приводит к росту числа работ, посвященных методике обучения LSP, основанных на новых социологических, психологических и педагогических подходах.

Современные исследования языка для специальных целей переплетаются с изучением лексикологии и лексикографии, контрастивной лингвистики, социо- и психолингвистики, теории перевода и пр. При этом анализ LSP на сегодняшний день стал тщательным и многогранным, затрагивающим анализ жанра исследуемого текста, его структуры, средств связанности, развития темы, стилистических особенностей, выявление связей текста с визуальными средствами и т. д.

Существуют и другие способы анализа текста на LSP. Они включают в себя анализ различных уровней текста (слов, словосочетаний, предложений, сверхфразовых единств и др.) и в зависимости от выбранной стратегии исследования относятся к интегративному или кумулятивному подходам.

Резюмируя все изложенное, можно отметить, что в отечественной лингвистике изучение LSP осуществляется в рамках научного стиля. Исследователи рассматривают LSP как одну из разновидностей языка. При рассмотрении LSP в рамках научного стиля помимо анализа морфологического состава изучаются также морфологические особенности, синтаксическая структура и многожанровость.

На сегодняшний день, как утверждает Т. Н. Хомутова, развитие теории LSP происходит в двух направлениях: лингвистическом (функциональный подход к изучению языка как системно-структурного образования) и дидактическом (методы обучения LSP) [7, с. 98]. Если в 60-е годы LSP противопоставлялся языку для общих целей, то сейчас он рассматривается как совокупность языковых средств, используемых в устных и письменных текстах.

При этом обмен научными данными или передача знаний осложняется в виду того, что ученые, специалисты и рядовые представители различных производственно-технических сфер пользуются не просто разными национальными языками, но и оперируют зачастую совершенно отличными вариантами терминологических единиц. Для удовлетворения потребностей международной коммуникации необходима терминологическая и понятийная унификация, что приводит к необходимости выделения языка для специальных целей в отличие от языка повседневного общения.

Учитывая наличие огромного количества лингвистических школ и, соответственно, точек зрения на определения, подходы и методы преподавания LSP, изучение истории понятия языка для специальных целей, его развития, объема, соотношения с понятиями «язык», «подъязык», «функциональный стиль», «жанр», обозначение его места в системе современной лингвистики представляется актуальной темой.

Научное и научно-техническое общение при помощи языка для специальных целей является необходимостью с общественной и исторической точки зрения. Термин «язык для специальных целей» появился в процессе изучения коммуникации людей, использующих язык для общения на профессиональные темы. ЯСЦ существует в устном и письменном виде, однако его отличительной чертой является сохранение специальных (научных, узкоспециализированных) знаний.

Наиболее точными определениями языка для специальных целей в отечественной терминологии можно назвать описания, принадлежащие Комаровой А. И. и Кудашеву И. С.:

− язык для специальных целей — «особая разновидность языка, обладающая выраженными категориальными — понятийными и языковыми — свойствами» [5, с. 12]; «язык для специальных целей» представляет собой специфическую разновидность «языка в целом», которая используется при общении на ту или иную специальную тему» [4, с. 12].

− «язык для специальных целей — это совокупность естественных или естественно-искусственных языковых средств, использующаяся в какой-либо области знаний и / или деятельности главным образом для передачи предметной информации и отражающая понятийный аппарат, не являющийся достоянием большинства носителей данного национального языка» [7, с. 74].

Как в России, так и за рубежом существует множество вариаций термина «язык для специальных целей». Авербух К. Я. выделяет наличие в немецкоязычных странах наименования Fachsprachen, в англоязычных — Languages for special (specific) purposes, во франкоязычных по названию отраслей: France medicale, France chemie и т. д., что говорит о существовании собственных наименований языка научного общения в разных странах.

Однако, несмотря на неоднозначный характер терминологии, факт необходимости признания языка науки или языка для специальных целей стал очевидным. «Первый европейский симпозиум по вопросам «языка для специальных целей» — т. е. языка, используемого в различных сферах человеческой деятельности, таких, как медицина, право, образование и т. д., был созван в Вене в 1977 г». [2, с. 215].

Использование термина «язык для специальных целей» в России первоначально подразумевало использование исключительно английского языка для научных коммуникаций и относилось к сфере преподавания английского как иностранного. Большое внимание (в том числе в рамках конференций) уделялось приемам и методам обучения языку для специальных целей, были разработаны методики обучения английскому языку как языку для специальных целей. Особенности ЯСЦ подробно описаны в монографиях отечественных филологов Комаровой А. И. «Язык для специальных целей (LSP): теория и метод [1996] и Гвишиани Н. Б. «Язык научного общения (вопросы методологии)» [1986].

Следует отметить, что в мире также утвердился термин «English for Special Purposes» (ESP) или более поздняя его вариация «English for Specific Purposes» (ESP). Термин «English for Specific Purposes» используется в исследованиях таких ученых, как П. Стревенс, Дж. Манби и др.

Для обозначения речевой практики (устной и письменной) людей в научной и производственно-технической сферах в настоящее время используются помимо языка для специальных целей следующие термины: научная речь, стиль научного изложения, научный стиль, профессиональный язык, специальный язык, научно-технический стиль, научно-технический язык, научный язык, подъязык науки, профессиональная языковая подсистема, профессиональная речь, язык профессиональной коммуникации. Однако в последние годы в русском языкознании активнее всего используется термин «язык для специальных целей» (в сокращенном варианте — ЯСЦ).

К функциям языка для специальных целей как одной из разновидностей национального языка относятся:

  1. возможность передачи информации или коммуникативная функция;
  2. способность посредством использования языка познавать мир и накапливать опыт или когнитивная функция;
  3. способность сохранять и передавать накопленные знания или информативная функция.

Для процесса развития языка для специальных целей (ЯСЦ) характерно взаимовлияние, взаимодействие и взаимопроникновение разноязычной лексики.

Литература:

  1. Авербух К. Я. Общая теория термина. — Иваново, 2004. — 252 с.
  2. Гвишиани Н. Б. Язык научного общения: Вопросы методологии. — М.: ЛКИ, 2013. — 280 с.
  3. Забросаева И. А., Конурбаев М. Э. От LSP до специализированного дискурса: исторический срез // http://www.philol.msu.ru. URL: http://www.philol.msu.ru/~slavphil/books/jsk_49_04zabrosaeva.pdf (дата обращения: 30.06.2016).
  4. Комарова А. И. Функциональная стилистика: научная речь. Язык для специальных целей (LSP). — М.: ЛКИ, 2010. — 192 с.
  5. Комарова А. И. Язык для специальных целей (LSP): теория и метод. — М.: МАЛП, 1996. — 193 с.
  6. Кудашев И. С. Проектирование переводческих словарей специальной лексики. — Helsinki: Helsinki University Translation Studies, 2007. — 444 с.
  7. Хомутова Т. Н. Язык для специальных целей (LSP): лингвистический аспект // http://lib.herzen.spb.ru. URL: http://lib.herzen.spb.ru/text/khomutova_11_71_96_106.pdf (дата обращения: 30.06.2016).
Основные термины (генерируются автоматически): LSP, язык, ESP, английский язык, научная речь, работа, национальный язык, научный стиль, Пражская лингвистическая школа, текст.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос