Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №14 (148) апрель 2017 г.

Дата публикации: 05.04.2017

Статья просмотрена: 244 раза

Библиографическое описание:

Томчани Л. В. Типологические контрасты русского и узбекского языков в методическом аспекте // Молодой ученый. — 2017. — №14. — С. 736-738. — URL https://moluch.ru/archive/148/41494/ (дата обращения: 25.04.2018).



В статье рассматриваются наиболее «проблемные» в методическом отношении грамматические категории русского и узбекского языков.

Ключевые слова: грамматика, лексика, словообразование, типологический контраст, методика

Методические направления изучения грамматического строя узбекского и русского языков (в том числе и в сопоставительном аспекте) в Узбекистане имеют давние традиции и в настоящее время активно развиваются, выходит большое количество пособий по данной тематике [1]. Однако общим недостатком большинства таких изданий, с нашей точки зрения, является недостаточное внимание к типологическим контрастам грамматических систем узбекского и русского языков, а именно они создают «проблемные» участки усвоения этих языков.

В диссертациях по данной тематике чаще всего разрабатываются методические аспекты усвоения лексических групп по специальности обучения (железнодорожная, медицинская лексика, лексика информационных технологий и т. д.). Однако в таких монографических исследованиях, как правило, не учитывается «верховенство» лексики по отношению к формированию лексических парадигм, а также по отношению к словообразованию (это аспект, явно недостаточно разработанный в сопоставительном плане).

По нашему мнению, Ю. Н. Карауловым правильно определено соотношение лексики и грамматики: «Для говорящего не существует отдельно лексики и отдельно грамматики с её правилами <…> Оба типа знаний у говорящего слиты в единстве, характеризующемся взаимопроникновением, синкретизмом грамматики и лексики, на основе которого и совершается его речевая деятельность, и которое не только допускает, но обязательно предполагает постоянное варьирование, колебание, пульсацию» [2, с. 35–36].

Поэтому выявление контрастов лексических систем необходимо русского и узбекского языков необходимо начинать, по нашему мнению, с выявления контрастов грамматических систем (в данном случае субстантивной). Как известно, грамматический строй славянских и тюркских языков являют целый ряд черт поверхностного и глубинного алломорфизма. Это в полной мере относится к русскому и узбекскому языкам, что предопределяет ряд сложностей в преподавании как русского языка в узбекской аудитории, так и узбекского языка в русской аудитории.

Общеизвестно, что правильно выбранная теоретическая база существенно повышает эффективность теоретических разработок, поэтому в данной статье мы предпринимаем попытку дать краткий обзор дать типологических контрастов грамматических систем русского и узбекского языков.

Проблема усвоения того или иного грамматического материла может быть связана с отсутствием в родном языке той или иной грамматической категории (ГК), а также с принципиально иным построением одноименной ГК в родном языке.

Перечислим наиболее проблемные для усвоения узбекскими учащимися темы русской морфологии.

1. Грамматические категории рода и одушевленности, дающие проекцию на синтаксические нормы согласования, с чем связан высокой процент речевых ошибок узбекских учащихся. Идиоматичным для узбекских учащихся нередко оказывается средний род, не находящий опоры в категории лица-нелица узбекского языка, с чем связаны сложности усвоения безличных предложений русского языка.

По этой же причине многочисленны ошибки на согласование в роде неодушевленных существительных с прилагательными или глаголами прошедшего времени, например: мелкий редиска, компьютер не работала.

2. Категория падежа вследствие флективного выражения, многотипности склонения существительных в русском языке на фоне строго однозначного выражения падежных значений ограниченным набором аффиксов в узбекском языке, а также многотипность связи управления в русском.

3. Грамматические категории вида и залога, их семантика и формальное выражение. Категория вида, как и категория рода, отсутствует в узбекском языке, что обусловливает и трудности их усвоения узбекскими учащимися, и необходимость уделять им особое внимание в процессе обучения.

Однако наличие категория залога в узбекском языке, пожалуй, не упрощает усвоения узбекской аудиторией одноименной русской категории, так как в каждом языке выражение субъектно-объектных отношений получает разную «аранжировку». Для узбекских учащихся сложность представляет употребление постфикса –ся (как и множества русских приставок), для русских — последовательное применение принудительного залога узбекского языка.

Отметим, что взаимодействие вида и залога в русском языке предопределяет множественность словообразовательных категорий глаголов. «В формировании словообразовательных категорий вид и залог действуют всегда совместно, однако по отношению к одним СК более сильным является воздействие категории вида, по отношению к другим — залога. В зоне преимущественного действия вида находятся словообразовательные категории «пространственная модификация действия»; «кратность действия»; «интенсивность действия»; «временная ограниченность действия»; «результативность действия». В зоне преимущественного действия залога — словообразовательные категории СК «поведение», «становление», «каузация» [3, с. 21–23].

В узбекском языке для глагола характерны только две словообразовательные категории: «становление» и «каузация»

4. Сложная система причастий русского языка, поскольку причастия узбекского языка более однотипны.

5. Вариантность форм сравнительной степени в русском языке.

6. Специфичной по отношению к узбекскому языку является категория полноты/краткости: красивый — красив, красива, красиво, красивы и т. д.

Самым важным в избранном аспекте исследования является «набор» грамматических категорий, характерных для того или иного языка. Само наличие или отсутствие тех или иных ГК является яркой типологической характеристикой данного языка и во многом определяет специфику организации его лексического состава.

Существенно, что существительные русского языка обладают грамматическими категориями рода, числа, падежа, одушевленности-неодушевленности, а существительные узбекского языка — категориями числа, падежа, принадлежности, определенности-неопределенности и лица-нелица. Максимально контрастирующими в русском и узбеком языках являются категории рода и лица-нелица, которые во многом определяют специфику лексических и словообразовательных систем этих языков.

«С точки зрения теории номинации весьма существенно, например, включается ли семантический признак «пол», отраженный в грамматической категории рода и словообразовательной категории женскости, в наименование лица, как в русском языке, акцентируется ли он либо нейтрализуется <…> Именно в грамматических различиях проявляются весьма существенные, на наш взгляд, отличия языковых картин мира русского и узбекского языков» [4, с. 8].

Следует, однако, подчеркнуть, что, несмотря на сопряженность и соотносительность семиотических признаков «род-пол» в русском языке, соотношение номинаций мужчин м женщин далеко не всегда бывает симметричным, особенно в области обозначения лиц по профессии, роду занятий, званию, степени (бухгалтер, кондуктор, юрист, филолог, аспирант, доктор и под.).

Как известно,вузбекском языке вследствие четкого разграничения лица-нелица наименования животных грамматически соответствуют наименованиям конкретных предметов, а также младенцев (отвечают на вопрос нима?— что?). Это создает идиоматичную лексико-грамматическую зону для русских, изучающих узбекский язык, поэтому в пособиях этому участку должно быть уделяться определенное внимание.

Своеобразие прилагательных русского языка выявляется при сопоставлении с прилагательными тюркских языков, в частности, узбекского языка. С одной стороны, категориальная семантика прилагательных русского и узбекского языков и ее разбиение по ЛСГ во многом совпадают, что проявляется, в частности, в антонимических парах. «Ср. антонимы разных частей речи в русском и узбекском языках. Имена прилагательные: хороший — плохой (узб. яхши — ёмон), полезный — бесполезный (узб. фойдали — бефойда); глупый — умный (узб. тумтоқ — аклли), бездарный — талантливый (узб. қобилиятсиз — истеъдодли), добрый — злой (узб. раҳмдил — баттол), нежный — грубый (узб. нозик — дағал), храбрый — трусливый (узб. ботир — қўрқоқ), веселый — грустный (узб. шод — ғамгин), забывчивый — памятливый (узб. унутувчан — зеҳнли), твердый — мягкий (узб. қаттиқ — юмшоқ), горячий — холодный (узб. иссиқ — совуқ), мокрый — сухой (узб. ҳўл — қуруқ), сладкий — горький (узб. ширин — аччиқ), большой — маленький (узб. катта — кичкина)» [5, с. 43–44].

Прилагательные узбекского языка являются неизменяемыми. Однако мы не согласны со следующей точкой зрения: «В русском языке прилагательное зависит от существительного, в узбекском языке это независимая часть речи» [6, с. 108].

И в русском, и в узбекском, и в других языках прилагательное, выполняющее роль определения существительного — это семантически и функционально зависимая от существительного часть речи.

С другой стороны, место прилагательных в общей системе частей речи русского и узбекского языков совершенно различно. Прилагательные русского языка выступают как четко оформленный грамматический класс, характеризуемый категориями рода, числа, падежа, сравнения, собственной системой склонения, согласованием с именами существительными. Прилагательные узбекского морфологически языка проявляют своеобразный синкретизм с именами существительными, причем существительное нередко употребляется в роли прилагательного, например: тош уй — каменный дом, пўлат пичоқ — стальной нож, нон махсуслари — хлебные изделия. И напротив, прилагательное нередко субстантивируется, например: пакана — малорослый, низкорослый; карлик.

Процесс субстантивации прилагательных русского языка более сложен, в нем флексия по сути играет роль словообразовательного аффикса, например: белый, белая, белое, белые > белый (сущ. со значением лица муж. рода).

Типологические контрасты пронизывают и морфемику, и словообразование сопоставляемых языков, однако это требует рассмотрения в отдельных статьях.

Таким образом, по нашему убеждению, в учебниках и пособиях по сопоставлению узбекской и русской грамматики, лексики, словообразования одним из методических «стержней» должны быть типологические контрасты грамматических систем. Конечно, не обязательно насыщать пособия сложным теоретическим материалом, однако система упражнений, рекомендации, тестовые задания и т. д. следует составлять с учетом этих контрастов, с целью преодоления трудностей усвоения материала, связанных с ними.

Литература:

  1. Таштемирова З. С. и др. Практический курс русского языка (учебное пособие для студентов гуманитарных и технических вузов с узбекским языком обучения). — Ташкент: Узбекистан, 2004. — 248 с.; Талипова Р. Т. Сопоставительный курс грамматики русского и узбекского языков (для самостоятельного изучения). — Ташкент: Сhashma print, 2009. — 134 с.; Пардаев А. С. и др. Учебно-методическое пособие по русскому языку для учащихся академических лицеев. — Самарканд: СамГУ, 2011. — 63 с. и мн. др.
  2. Караулов Ю. Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. — М.: РАН, 1999. –
  3. Абдуллаева Ш. Д. Словообразовательные категории как фактор системности глагольной лексики в современном русском языке: Автореф. дисс… канд. филолог. наук. — Ташкент, 2011. — 25 с.;
  4. Абдурахманова А. К. Способы номинации лиц как отражение языковой картины мира в русском и узбекском языках: Автореф. дисс … канд. филол. наук. — Ташкент, 2007. — 24 с.
  5. Мамасолиев У. Антонимические группировки в русском и узбекском языках: Дисс. … канд. филолог. наук. — Ташкент, 2011. — 169 с.
  6. А. Б. Бабаходжаев, С. А. Барсикьян. Сравнительно-сопоставительная типология русского и узбекского языков. — Самарканд: СамГУ, 2013. — 150 с.
Основные термины (генерируются автоматически): русского языка, узбекского языков, узбекского языка, русском языке, узбекском языке, прилагательных русского языка, русского языков, грамматических систем, категории рода, узбекском языках, грамматические категории русского, словообразовательные категории, контрастов грамматических систем, предложений русского языка, существительные русского языка, Типологические контрасты русского, причастий русского языка, Прилагательные русского языка, грамматических систем русского, курс русского языка.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос