Правовые риски как барометр экономической безопасности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Авторы: ,

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №13 (147) март 2017 г.

Дата публикации: 31.03.2017

Статья просмотрена: 158 раз

Библиографическое описание:

Кочикин И. В., Буянский С. Г. Правовые риски как барометр экономической безопасности // Молодой ученый. — 2017. — №13. — С. 323-328. — URL https://moluch.ru/archive/147/41277/ (дата обращения: 27.05.2018).



Сегодня, когда инновации все больше и больше охватывают производственные отношения, когда изменения технологических процессов, при внедрении программных продуктов в манипуляцию данных процессов, приводят к сокращению трудовых ресурсов, значительнее становится роль качества управления производственными отношениями. Жестче становятся правовые отношения между субъектами (контроля, управления и исполнения) и законодательство, регулирующее производственные отношения. Как следствие, требуется больше внимания уделять правовым рискам. Правовые риски входят в группу рисков определяющих экономическую безопасность страны наряду с рыночными, кредитными, рисками ликвидности, продовольственными и иными. Однако именно правовые риски служат барометром основ безопасности любой страны.

Что такое правовой риск — невыполнение субъектом нормативно правовых актов законодательства, связанное с выполнением производственной деятельности и правовых норм государства.

Современные корпоративные соглашения, учитывая правовые риски, должны предусматривать как юридические последствия бизнес-риска, так и бизнес-риски с юридическим происхождением (таким как неопределенный закон или неудовлетворительный результат юридический работы). Организация и распределение ответственности в соглашениях отражают организацию производственного процесса (бизнеса) и способность лучше влиять на ключевые факторы риска. Наиболее успешная практика отражает высокую важность того, как правовой риск определяется и управляется в реализованных подходах, чтобы иметь возможность рискнуть внутри и за пределами компании. Существует ли компромисс между законом и конкретными рисками или нет? понимание этого способствует мотивации и возможностям поддержки и контроля происхождения или последствий правовых рисков.

На сегодняшний день преобладают два подхода к определению правового риска:

‒ первый (стратегический) затрагивает любой процесс, любые отношения, предприятия, и охватывает все производственные риски (бизнес–риски) с юридическими последствиями. Этот подход характеризует риск как «правовой», так как в результате деятельности организации возникают существенные последствия, связанные с законодательством;

‒ второй подход (тактический) заключается в том, что риск, возникает в юридическом аспекте работы или некорректности применения закона — «профессиональное» определение правового риска (у которого в свою очередь есть значительные производственные последствия).

Некоторые факторы влияют на смысл правового риска, увеличивая диапазон строго юридических последствий (например, риск судебного преследования, регулирования, утраты договоренностей или прав на интеллектуальную собственность) и выявляют:

‒ проблемы, связанные с «потерей лица» компании или репутации (например: уклонение от уплаты налогов, может трактоваться контрагентами, как подход компании к добросовестному исполнению своих обязательств в целом);

‒ внутриорганизационная этика (культура) (например, если определение правового риска охватывает не просто исполнение буквы закона, но также и исполнение духа закона?) [4]

Толкование правового риска иногда упускает соответствие закона более широким этическим или коммерческим нормам; стабильным производственным отношениям и рассматривается как эталон всеми заинтересованными сторонами. Культурные и репутационные стороны правового риска стремятся ограничить возможности «недобросовестных» компаний, в их подходе к правовым обязательствам. [5] Таким образом, у правового риска есть первое — практическое значение (формирующее базу управления правовыми рисками любой системы) и культурное значение (помогающее структуре корпоративной культуры соответствовать закону и этике). Это — сложный, но интересный взгляд, на более широкий аспект корпоративного управления.

Само определение правовых рисков и управление ими способствует корпоративному управлению различными способами.

Широкий подход к юридическому определению риска менее продуман или не столь определен как более узкие подходы, но он позволяет его сторонникам защищать важность минимизации правового риска, до факта решения поставленной производственной задачи.

Более узкое определение юридического риска было распространено в организациях с разработанными системами риска (особенно в финансовых учреждениях).

Прогнозное представление о риске, с планированием и управлением юридическими рисками, чаще было связано с организациями, имеющими обширные (неюридические) составляющие риска и множество процессов.

Организации, которые используют более узкие определения различных рисков, наименее готовы к рискам, возникающим в конкретной производственной ситуации, но более подготовлены к пониманию угроз, представляемых для бизнеса в правовой сфере.

С одной стороны, процессы, которые пересекаются с узкими понятиями юридического риска, всесторонние охватывают производство, включают в себя множество организационных параметров: лидерство, коммуникация, навыки управления, контроль и иные.

С другой стороны, как считают английские исследователи при управлении правовыми рисками в узком смысле, необходимо меньше ресурсов, чем для управления иными операционными рисками. В тоже время это как гарантия, что все составляющие производственного процесса ответственны за правовой риск. Однако это могло бы привести к отсутствию понимания и управления рисками, тех процессов, которые вне поля зрения юридического персонала. [5]

Юридическое управление рисками находится в своем развитии. Опыт в данной области не прозрачен и не проверен. Существует потребность анализа внутренних правовых подразделений организаций над степенью участия процессов правового риска в оценке влияния, минимизации, коммуникации, контроле управления рисками в целом производства.

Юрий Костин, риск-менеджер Департамента корпоративных финансов ОАО «Сибнефть» (Москва) считает «большинство компаний стремятся сделать управление рисками вспомогательной функцией. Наиболее распространенными видами деятельности подразделения по управлению рисками являются идентификация и ранжирование рисков. Менее распространено комплексное управление рисками, например разработка стратегии предприятия с учетом соотношения риск–прибыль». [6]

Процесс, который развивают на основе опыта, юридическое управление рисками, может быть восприимчив к изменениям, которые нужно рассматривать как часть целой картины.

Стандартные процессы управления рисками включают:

‒ выявление риска,

‒ оценка вероятности/воздействия риска,

‒ и оценка и внедрение смягчение и меры по сокращению.

Это совпадает с процессами коммуникации риска: внутренне (с сотрудниками) и внешне (с регуляторами и другими заинтересованными сторонами).

Решение принять или избежать риска традиционно следует за идентификацией и оценкой риска, после того как предсказанная эффективность смягчения была принята во внимание.

Контроль и обзор целого процесса приводит к оценке процесса, который стимулирует улучшение. Смягчение и сокращение его могут привести к устранению конкретных рисков.

Исследования показывают, что большинство правовых служб подходит к управлению рисков не организованно, решая каждый конкретный риск. То есть большое количество решений вместо одного системного из-за этого многие связи между процессами упущены, что влияет на результат в целом. [6]

Не системные подходы часто полагаются на предшествующий опыт или интуитивный подход к управлению юридическим риском. Таким образом, эти подходы преимущественно основываются на опыте юристов, их умение определить и управлять правовым риском. Они иногда достигают результата более широкого (любые юридические последствия) подхода определения юридического риска.

Есть потенциал для всех подходов, которые будут сформированы изменениями в человеческом суждении. Интуитивные подходы могут быть более уязвимы для некоторых из этих изменений, но управляемые процессом подходы могут также создать конкретные проблемы. Для снижения риска есть потенциал, возможность уменьшить рискованное поведение, или возможно отложить последствия такого поведения на третьих лицах (например, посредством страховки). У откладывания риска есть потенциал, чтобы поднять вопросы об этике, в зависимости от природы и понимания третьих лиц. [5]

Уменьшение риска может носить защитный характер, обеспечив безопасность компании от внешних управляющих до сокращения вероятности иных санкций, применение которых повлияло бы на имидж компании. Например, правовой риск, связанный с неперечислением налогов, может привести к внешнему управлению или банкротству и конкурсному управлению.

Широкий спектр ресурсов для решения рисков в самой компании, и изощренность методов может снизить риск. Это могут быть чисто юридические решения (например, что мы что-то предусматриваем в контракте), или лучшие поведенческие или организаторские решения (такие как обучение, коммуникация, контроль, дизайн процесса и другая работа над корпоративной культурой). Диапазон факторов, влияющих на правовые риски, отражает не только личностные и профессиональные факторы юридических структур, но и внешние.

Чем шире и систематичнее подход в корпорации, к рискам, тем вероятнее риск.

Качественные и защищенные информационные системы и механизмы сообщения, также, вероятно, будут важны в принятии эффективного для производства решения, с учетом существующих рисков.

Анализ оценок степени риска, систем и их контроля обычно рассматривается как основная часть цикла управления рисками и улучшения производства.

Нужно отметить:

‒ значимость компании, которая сотрудничает с руководителями риск-подразделений и другими, ответственными за риск;

‒ потребность проверить природу и глубину участия коллег в вопросах риска их деятельности;

‒ необходимость структурировать данные о сотрудничестве с подразделениями, чтобы понять, все ли относятся к риску действительно серьезно.

Потенциальная важность стратегических подходов в осмыслении и управлении оценки рисков, уменьшении и контроле самих рисков. Исследования показали, что у более информированных предприятий, имеющих полный спектр факторов влияющих на риск, вероятно, будет больше возможностей для большего предвидения и контроля, когда они столкнуться с проблемами риска, и будет возможность применить стратегический подход для уменьшения риска.

Различают три типа отношения к риску: консервативное, «получатели» и «помощники». [5]

Первый тип включает в себя компании, у которых преобладает модель поведения «естественная осторожность». С одной стороны эти компании не рискуют, с другой они медленно развиваются, так как коммерческая сторона вопроса, реализация связана с риском. Получение прибыли, и как следствие дальнейшее развитие ставится по угрозу. Такой тип больше подходит учреждениям социального направления.

Следующий тип компаний «получатели риска» рассматривают риск, как повсеместный, терпимый и управляемый. Их функция состоит в том, чтобы создать уравновешенный, разумный уровень риска и разгружать риск на контрагентов, страховщиков и т. п., которых они, как правило, рассматривали как опытных участников переговоров.

Первые два типа компаний считают важным фактором уровень риска в производственном процессе. К правовому риску в данных компаниях применим узкий подход, то есть юридически взвешенные действия приведут к результату компании.

Третья группа заявляет более высокий уровень риска, юристы этих компаний бросают вызов стереотипу своих коллег, как нерасположенных к риску — убийцы соглашения. «Помощники риска» рассматривают себя как более прогрессивные, чем консервативные коллеги. «Поддержка» риску может быть довольно тонкой. Выбор инструментов управления правовых рисков наиболее широк, для того чтобы сбалансировать или уменьшить последствия риска, и всесторонняя оценка риска, как взвешенное решение требует наивысшей квалификации и широты кругозора.

Будет ли уровень риска зависеть от подхода в реализации производственного процесса: использование официальной формальной политики или неофициально сложившийся путь, через ресурсы, контроль и управление риском? Финансовая и репутационная позиция предприятия на рынке также важна для определения уровня рисков данного предприятия. Чем больше формализованной оценки в управлении риском, тем выше уровень управления риска, так как это оборотная сторона коммерческой деятельности, как следствие уменьшение контроля. Потенциальная оборотная сторона — самонадеянность и нормализация «недопустимого» риска.

Таким образом, мы видим, что оценка степени риска и управление — обоюдоострые понятия. Риск неизбежен, его нельзя избежать, однако, компании могут определить уровень риска, который она готова иметь. Оценка степени риска и управление могут позволить компаниям принять более разумные, обоснованные решения о затратах и выгоде конкретных решений. Это может также улучшить поведенческую предсказуемость: обеспечение последовательности подхода и сокращения отклонения от норм поведения. Это также помогает, но не гарантирует, изоляцию от внешнего управления и репутационного исследования (санации). Это может позволить компании принять риски, чего ранее она не сделала бы.

Юридическое управление рисками иллюстрирует и может усилить некоторые этические проблемы внутри организации.

Объективность и независимость необходимы для оценки степени риска, которая должна быть точной и полезной для производства, в тоже время иметь возможность противостоять давлению на внутренние правовые подразделения, коммерческими командными игроками. Эти напряженные отношения и откровенны, и неявны. Есть откровенное давление и неявные изменения в работе, которые иногда могут подрывать объективность.

Уровень правового риска включает принятие, терпимость к поведению, которое может быть не определено законом. Это иногда противоречит профессиональным обязательствам способствовать власти закона и руководству установленным нормам. Такие напряженные отношения также влияют на корпоративные интересы: так, например, банкротство завода железобетонных изделий (общественные интересы: ликвидация 1000 рабочих мест противостоят коммерческим интересам акционерного общества в результате управления правовыми рисками).

В этом случае возможно сформулировать роль внутренних юридических служб так, чтобы они лучше удовлетворили потребности производства и их этическим обязательствам, с точки зрения профессионализма.

Оценка степени риска и управление обеспечивают новый взгляд на этические вопросы о роли правовых рисков внутри компании. Оценка степени риска требует, чтобы профессиональная объективность была полезна и точна, однако коммерческие интересы постоянно влияют на эти факты. Профессиональное обязательство независимости также иногда подвергается сомнению. Напряженные отношения возникают из-за вопроса, могут ли быть правовые подразделения моральным компасом в компании? Балансирование между требованиями закона и необходимостью продвижения на рынке продукции иногда увеличивает правовые риски, и не повышает качество.

Профессиональные обязательства включают в себя защиту независимости предприятия и способствуют интересам клиента, поддерживают власть закона и надлежащее исполнение правосудия. Всегда ли это поддерживается корпоративными целями?

Различаются три группы по необходимости профессиональной этики в, вопросах управления и оценки правовых рисков:

‒ управление юридическим риском не затрагивает этические вопросы (законно или не законно);

‒ управление юридическим риском может затрагивать этические вопросы в теории, все зависит от нравственности работодателя,

‒ профессиональные этические проблемы могут и действительно возникают при управлении правовыми рисками.

Приоритетная цель управления риском — найти баланс между получением максимальной прибыли и стабильной работы предприятия максимально долгое время. Для достижения этой цели Принципы системности, непрерывности и интеграции служат базой комплекса управления рисками. Принцип системности в процессе выявления и оценки рисков по направлениям деятельности рассматривает связи между структурными подразделениями предприятия. Эффективность от реализации управления рисками, может быть нивелирована, если его осуществляют структуры, риски которых подвержены контролю. Такое распределение функций предоставляет возможности для злоупотреблений и аналогично той, когда человек сам у себя спрашивает разрешение и сам себе его дает.

Регулярный мониторинг и контроль рисков компании является основой принципа непрерывности. Важность данного принципа основана на динамике возникновения новых рисков в измененных условиях.

Существенным третьим компонентом достижения цели является возможность сравнения влияния воздействия на производство всей палитры рисков, начиная от возможного снижения цен до техногенных сбоев. На наличие такого риска может указывать неустойчивость ключевых показателей деятельности компании: прибыль, денежный поток и т. д. Принцип интеграции учитывает взаимосвязь разных рисков. Поиск таких связей предоставляет шанс дать более взвешенную оценку риска, которая минимизирует расход средств, направленных на поддержание уравновешенной непрерывной работы предприятия.

Помимо этого, собственника предприятия, волнует вопрос насколько может измениться, например, денежный поток средств от основной деятельности по сравнению с принятым на год планом, и что нужно предпринять для устранения в случае негативного эффекта. Ответ на данный вопрос заключается в анализе всех рисков, особенно интегральном.

Для осуществления этого требуются специалисты, которые умеют управлять риском, выявить и проанализировать проблемы предприятия и определить ход их решения применяя наиболее эффективные инструменты. Также одной из приоритетных задач является предоставление топ-менеджменту и собственникам предприятия информацию о факторах, влияющих на производство, о вероятностных кризисах и решение по управлению изложенными рисами

Рассматривая правовой риск с разных позиций и внутренних, и внешних, можно сделать вывод, что этот анализ, основополагающий фактор в безопасности развития предприятия и его экономической эффективности. Количество рисков и умение ими управлять отражают благополучие компании. Так как основой рисков является закон, необходимо государству осуществлять оперативное регулирование этих рисков наряду с компанией. [1] Реагировать на нарушения законодательства в момент возникновения, а не по истечению длительного периода. Примером могут служит сотни предприятий закрытых, началом краха которых являлась не выплата заработной платы работающим, не перечисление налогов и т. д. Помощь нужна, когда задолженность не велика и есть шанс ее структурировать, а не когда срок по выплатам зарплаты перевалил за полгода. Государство должно быть заинтересовано в работающем предприятии. Тем более, что все социальные вопросы с персоналом в случае банкротства ложатся на плечи государства. Это дополнительная нагрузка на бюджет: уменьшается доходная часть, так как предприятие не платит налоги, и увеличивается расходная часть, так как необходимо осуществлять выплату пособия на содержание, получаемые через центры занятости населения; расходы, связанные с медицинским страхованием неработающего населения. Значительным правовым риском является смена собственника предприятия, особенно производственного. В этот переходный момент роль государства особенно необходима. Она заключается в контроле, за работой производства, чтобы юридические аспекты не ухудшили экономические параметры. Государство заинтересованно в работающем производстве. К сожалению, роль стороннего наблюдателя приводит к плачевным результатам, прежде всего для государства, а потом собственников. Так как после закрытия предприятия все социальные и финансовые проблемы ранее работающего населения ложатся на бюджет, и для решения их необходимо искать новые источники доходов. Дорога в тупик. Закрытое акционерное общество «Газпром-КРАН» (крановая группа предприятий НАМС) до 2012 года работающее предприятие одно из 43 предприятий России по производству кранов 30 т и 50 т., где трудилось более 1380 человек сотрудников, в связи с ухудшением экономических показателей в конце 2016 года начало процедуру банкротства. Предшествовало этому многое и требования кредитных организаций возвратить ресурсы, без возможности оформит новые займы для производства, и неравнодушие руководителя предприятия, который стремился хотя бы выплачивать заработную плату сотрудникам, работая с кредиторами, с органами исполнительной власти региона и обращаясь за помощью в депутатский корпус городской Думы Камышина.

Изучая хронологию событий, видим борьбу за жизнеспособность предприятия В конце 2014 года собственнику предприятия Министерством промышленности Волгоградской области, после обращения администрации завода, было предложено совместно выработать механизм по выводу завода из сложившегося положения. Весной 2015 г. руководство Волгоградской области попросило предоставить в высший орган исполнительной власти субъекта график по социальным выплатам, с учетом задолженности, и план последующих действий по реанимации деятельности предприятия. [3] Долги завода продолжали расти. Задержка выплат заработной платы и оплаты коммунальных услуг составляла три месяца. В конце мая 2015 года собственник вышел на связь и сообщил, что произошло уменьшение оборотного капитала холдинга в результате погашения кредитных средств в размере 652 млн. руб. Итог этого дефицит рабочего капитала и остановка производственных мощностей. Возможно изменение ситуации путем докапитализации заводов и передачи 50 % акционерного капитала инвестиционному фонду «Unicorn Capital Partners». Вопросы о реструктуризации иных долговых обязательств также необходимо решать. [3] Депутатский корпус также принял участие в сохранении градообразующего предприятия, руководство партии «Справедливая Россия» направило письмо Председателю Правительства Российской Федерации о сложившемся положении. Отраслевое министерство на федеральном уровне подтвердило, что они совместно менеджментом НАМС, проработали вопрос о докапитализации предприятий группы за счет вхождения в акционерный капитал инвестиционного фонда «Unicorn Capital Partners». [3] Реструктуризацию задолженности предприятий НАМС перед организациями — кредиторами предполагается провести в формате синдицированного кредита.

Проанализировав ситуацию, «Unicorn Capital Partners» отказался финансовой помощи, убедившись в том, что НАМС в целом ежемесячно генерирует убыток.

В декабре 2015 г. федеральное ведомство рекомендовало собственнику поиск новых источников финансирования с целью выполнения обязательств. «Газпром-кран» еще работал и в сентябре 2015 года удалось погасить за счет собственных средств все долги по зарплате, частично — налоги.

17 февраля 2016 г. состоялось совещание руководства Волгоградской области с директорами крупных промышленных предприятий, на котором руководитель завода попросил помощи в решении вопроса включения «Газпром-Крана» в структуру «Алмаз-антей», или в иную государственную структуру.

Были подготовлены обращения в Правительство Российской Федерации, в сам концерн. «Алмаз-антей» высказал незаинтересованность, так как востребованность продукции завода концерном мала

Федеральным отраслевым ведомством 25 апреля 2016г. была проведена встреча по вопросу изменения финансового положения ЗАО «Газпром — кран». Участники ее («Алмаз-антей», «Сбербанк», «Газпромбанк») подтвердили заинтересованность в работе завода, и что они готовы на переговоры с реальными инвесторами с целью структурирования задолженности по кредитам.

Акционерное общество «Концерн ВКО «Алмаз-антей» поддержало предложение руководства предприятия по созданию на базе завода другое предприятие по созданию для государственных нужд инженерных машин. Для «Газпром-крана» вернуться в госсобственность это единственный путь спасения, по мнению его директора.

Сегодня банкротство, а что за ним? Получится ли эффективно использовать старую базу для производства новых машине — большой вопрос. Это в лучшем случае перспектива. Анализируя эту ситуацию: и руководитель неравнодушный и собственник за работающее предприятие и государство принимало участие в регулировании данного вопроса, а результат? Начало всего правовые риски. Правильность их оценки, не только в правовом поле, но и с учетом широкого спектра всех факторов, влияющих на производственные процессы.

Литература:

1. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" «Российская газета», N 209–210, 02.11.2002.

  1. Закон Волгоградской области от 08.12.2015 N 207-ОД «О промышленной политике в Волгоградской области» «Волгоградская правда», N 186, 12.12.2015,
  2. М. Караваева-Неженцева. Камышин. ЗАО «Газпром-кран» в коме, но есть надежда. «Диадог»,18.06.2016,
  3. Принципы и руководство, Руководство SRA и Нормы поведения 2014, http://www.sra.org.uk/solicitors/handbook/handbookpri nciples/content.page
  4. R. Moorhead, S. Vaughan. Legal risk: definition, management and ethics. http://www.ucl.ac.uk/law/law-ethics
  5. В. Шаповалов. Как управлять рисками. «Финансовый Директор», № 9 за 2003 год.
Основные термины (генерируются автоматически): правового риска, степени риска, уровень риска, правовых рисков, управления рисками, Оценка степени риска, правовой риск, управление рисками, правовые риски, юридического риска, определение правового риска, правовыми рисками, управления правовыми рисками, определению правового риска, Юридическое управление рисками, управлении правовыми рисками, смысл правового риска, минимизации правового риска, стороны правового риска, Толкование правового риска.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос