Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №12 (146) март 2017 г.

Дата публикации: 28.03.2017

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Сапарбaев Б. Х. О значении в историографии труда русского офицера Н. Н. Муравьёва «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1818 и 1820 г.» // Молодой ученый. — 2017. — №12. — С. 458-459. — URL https://moluch.ru/archive/146/40859/ (дата обращения: 19.04.2018).



Хорезм, занимающий огромную территорию и имеющий традиции древней государственности, издревле считается центром просвещения, культуры.

Как утверждает ученый С. П. Толстов, Хорезм — «связующее звено между миром северо-евразийских степей, гористыми странами Передней и южной части Средней Азии и северо-индийской низменностью, узел скрещений восточно-средиземноморских, индийских и северноевразийских этнических элементов» [3, с. 341].

Хорезмский оазис является источником культуры для ряда таких родственных народов, как узбеки, туркмены, таджики, каракалпаки и казахи [1, с. 216].

На протяжении веков Хорезм пережил множество войн, кровопролитий. Находился в раздробленном состоянии в результате арабского, монгольского, российского завоеваний.

Начиная с периода правления Абулгази, регион стал развиваться в культурно-экономическом плане. С этого периода берет свое начало традиция летописания.

В годы правления Мухаммада Рахимхана I эта традиция поднялась на новую ступень. Рассматриваемое нами произведение «Фирдаус ал-икбал» является продуктом периода его пребывания на ханском престоле.

О данном историческом сочинении, отдельных его событиях, собственно о Мухаммад Рахимхане I зафиксировано множество мнений.

Русский офицер Николай Муравьёв, прибывший в Хиву в 1818–1820 годах, является одним из первых иностранных миссионеров, дающих сведения о периоде правления Мухаммад Рахимхана I. О хане он пишет: «Магмед Рагим росту исполинского,../../../../../../DOCUME~1/Admin/LOCALS~1/Temp/Rar$EXa0.469/muraviev_karsskiy_nn/05.html здоровья и сложения крепкого и имеет ныне около пятидесяти лет, вид его довольно привлекателен и не имеет отпечатков зверских его поступков и нрава; черты лица довольно правильны, глаза небольшие, но пламенные и взор проницательный, борода у него небольшая и притом русая» [2, с. 53–56, 127].

Говоря о хане, Н. Муравьёв упоминает о даре преподнесенном им Мухаммад Рахимхану. Он приводит слова сотника, услышанные им до аудиенции: «Наш хан берет все, что ему преподносишь. Трудно с него что-то взыскать. У нас стекло редкостная вещь, ваш подарок ему понравится. Перед занесением обратите внимание на количество стеклянных изделий, не дарите десять штук, эту цифру у нас не любят. Можете дарить девять, эта цифра считается у нас счастливой [2, с. 131].

Весьма далек от истины подобный отзыв военачальника о своем правителе. Видимо, эти слова выдуманы самим миссионером.

Во время пребывания в Хиве Н.Муравьёв интересовался и культурой, слушал песни, исполненные бахши. Он также оставил ценные сведения о музыкальных инструментах: «Музыкальные инструменты их состоят из двухструнной балалайки, сделанной на подобие русской, исключая ящика, который имеет вид полушария. Она строится в кварту, и играют на ней пером или щепочкой. Другой инструмент, у них употребляемый, есть гудок четырехструнный, чрезвычайно неприятного звука; на нем играют смычком и держут как виолончель, упирая в землю стержнем, приделанным к нижней части оного» [2, с. 132].

Судя по словам Н.Муравьёва, первый инструмент — танбур, второй — кобуз (род музыкального струнного инструмента), так как в этот период при дворе хана служили бахши, исполнявшие песни на кобузе. Мимоходом миссионер приводит краткое изложение дастана «Ашик Кериб».

В пятой главе книги под названием «Нравы, вероисповедание, обычаи и просвещение узбеков» говорится об особенностях характера хивинцев, одежде, блюдах (палов, гўжа, қовурдоқ, кабоб), об отношении к музыке, а также приводятся сведения о некоторых бахши, певцах и музыкантах. Автор обращает внимание на посевные культуры сартов и узбеков.

Не будет ошибочным утверждение о том, что среди иностранных путешественников только Николай Муравьев оставил подробные сведения о периоде правления Мухаммада Рахимхана I. Он всесторонне характеризует личность хана: «Магмед Рагим любит во всем умеренность и простоту; одеяние его состоит из нескольких халатов Бухарской шелковой материи сшитых на ватке, он носит чалму или белую повязку по шапке.

В яствах он также умерен, кушанье его состоит из двух или трех блюд: плов, жирная похлебка с шафраном и жаркое без масла. Жизнь ведет он больше кочующую; живет во всякое время года в кибитке, хотя и имеет дома, в которых помещает только своих жен. Большую часть времени проводит в степи на охоте, гоняясь со своими любимцами за дикими зверями, в поражении которых он знаменит, видит себя в походах и замечает наезднические доблести окружающей его толпы. Он также занимается ловлею ястребами диких коз и кышкалдаков. Во время сих частых отлучек управление Ханства обыкновенно поручает он брату своему инаку Кутли Мураду [2, с. 55].

Мухаммад Рахимхан I хорошо разбирался в политике, управлении государством, взаимоотношениях с людьми, усовершенствовании и укреплении власти. Вел политику объединения народов. Для решения сложных вопросов созывал совет и сам председательствовал на нем.

Совет состоял из следующих членов: Юсуф мехтар — первый визирь, по характеру строгий, недоверчивый; Мухаммадиёр кушбеги — человек благосклонный, отважный; Кутлугмурад инак — брат хана. Кроме них на совете участвовали и другие видные представители ханства, не состоящие в членстве: Ходжеш махрам — близкий человек хана, отличившийся в сражениях, старейшины узбекских родов, а также казий.

Как утверждает Н. Муравьев, еще одним доверенным лицом хана считался Тангрикули, представитель русской национальности, принявший мусульманство.

Здесь автор остановился на вопросе о русских пленных, об их жалостном положении. Далее приводит сведения о денежной системе ханства: «Со времен владычества Магмед Рагим Хана, в Хиве учрежден монетный двор, в котором выбивают монеты под собственным чеканом Владельца. Знатнейшая из оных есть золотой Тилла, монета сия круглая хорошей доброты и довольно ясно отчеканена. На одной ее стороне изображено буквами на Турецком языке, имя Магмед Рагим Хана, а с другой Арабскими цифрами, год, место чекана и молитва на Арабском языке [2, с. 76].

Н. Муравьевым обращает внимание и на состояние земель, положение земледелия в ханстве: «обитатели сего края, еще с давних времен, обратили свои труды к возделыванию земель и орошению оных водами, проведенными посредством множества водопроводов из Аму-дерьи. Они неимоверными трудами своими достигли, наконец, обратить бесплодные степи в плодородный край, изобилующий ныне всякого рода хлебом. В садах сих произрастают также во множестве разного рода яблоки, бергамоты, миндали, дули, груши, черешня, вишня, шелковица или тут, частью гранаты, и многие еще другие плоды» [2, с. 85–86].

Эти слова миссионера подтверждают трудолюбие наших дехкан, неустанную их работу, направленную на повышение урожайности. Все вышеперечисленные фрукты являлись результатом работ по усовершенствованию земледельческой культуры, а также миротворческой политики Мухаммад Рахимхана I в пределах ханства.

В исследуемый период скотоводство также приносило основную часть дохода ханства. Стада овец, крупного рогатого скота, верблюдов паслись на просторных выгонах. Были развиты шелководство, у туркмен — ковроткачество, в городах — ремесленничество.

За счет взимания налогов с внутренней и внешней торговли повысились доходы государства. Основная часть товаров экспортировалась на Кавказ и Россию, оттуда привозились необходимые товары. Укреплялись взаимоотношения с такими городами, как Оренбург, Астрахань [2, с. 90–93].

Основной целью приезда Н.Муравьева в Хиву было не столько путешествие, а сколько составление плана захвата ханства Россией. Данную мысль подтверждают следующие его слова: «Если же бы Хива была в наших руках, (что весьма не трудно исполнить), тогда кочующие народы Средней Азии, опасались бы нашей власти, и торговые пути учредились бы чрез Индус, Аму-дерью, в Россию, тогда бы все сокровища Средней и Южной Азии обратились бы в наше отечество, и тем исполнилось бы славное предприятие Великого Петра» [2, с. 102].

Нам известно, что его планы осуществились через 50 лет.

Русский путешественник в своей книге излагает все по подробности, начиная от внешнего облика хана. Несмотря на противоречивость некоторых сведений, пренебрежительное отношение Н. Муравьева к народу ханства, его труд считается ценнейшим источником по этнографии, культуре того периода. Это требует критического подхода к его воззрениям, так как они пронизаны шовинистическим отношением.

Литература:

  1. Карриев Б. А. Эпические сказание о Кёроглы у тюркоязычных народов. – М.: Восточная литература, 1968.
  2. Муравьев Н. Н. Путешествие в Туркмению и Хиву в 1818 и 1820 г. — М., 1822.
  3. Толстов С. П. Древний Хорезм. — М.: Изд. МГУ, 1948.
Основные термины (генерируются автоматически): русского офицера Н, правления Мухаммада Рахимхана, историографии труда русского, труда русского офицера, «Магмед Рагим, Мухаммад Рахимхана, периоде правления, Средней Азии, периоде правления Мухаммад, Муравьёва «Путешествие, Рахимхана I, доверенным лицом хана, «Магмед Рагим росту, внешнего облика хана, пренебрежительное отношение Н, периоде правления Мухаммада, периода правления Абулгази, дворе хана, годы правления Мухаммада, личность хана.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос