Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №6 (140) февраль 2017 г.

Дата публикации: 09.02.2017

Статья просмотрена: 101 раз

Библиографическое описание:

Аблаев Д. А. Субъекты и предмет обязательств из неосновательного обогащения // Молодой ученый. — 2017. — №6. — С. 317-319. — URL https://moluch.ru/archive/140/39397/ (дата обращения: 22.05.2018).



Если исходить из легального определения указанных обязательств, данного в п. 1 ст. 1102 ГК, то выявление их субъектного состава особых трудностей не вызывает. В качестве должника в этих обязательствах выступает лицо, в хозяйственной сфере которого без правового основания образовалась имущественная выгода, в качестве кредитора — лицо, за счет которого это произошло и которое в результате оказалось в убытке. Что касается обязанной стороны в обязательствах из неосновательного обогащения, то она определена достаточно точно и, по-видимому, охватывает все возможные случаи возникновения указанных обязательств.

Сложнее обстоит дело с определением другой стороны — кредитора. Всегда ли в этом качестве выступает именно то лицо, за счет которого произошло неосновательное обогащение другой стороны? Как быть, например, когда институт обязательств из неосновательного обогащения используется для применения к неосновательно обогатившейся стороне конфискационных мер?

Например, имущество, подлежащее изъятию в доход государства на основании ст. 169 ГК, за время нахождения его у лица, у которого имущество изымается, приносило доход. Этот доход может быть изъят Российской Федерацией в лице соответствующих органов (например, финансовых) по иску из неосновательного обогащения. Именно на такое понимание природы соответствующего иска ориентирует разъяснение, данное в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами»: «К требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке на основании положения подп. 1 ст. 1103 Кодекса применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60 Кодекса), если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами». [3].

Едва ли это разъяснение рассчитано лишь на требования, которые носят реституционный характер, хотя прямо в нем говорится только о них. Разумеется, к расширению круга кредиторов в обязательствах из неосновательного обогащения нужно относиться крайне осторожно. По общему правилу, в этом качестве могут выступать лишь те лица, за счет которых произошло неосновательное обогащение. Другие лица могут выступать в этом качестве только в случаях, прямо предусмотренных законом. Это органы государственной власти, представляющие казну (финансовые органы, налоговые органы, органы таможенного надзора, антимонопольные органы и ряд других), которые могут применить либо требовать применения санкций, предусмотренных гражданским и иными отраслями законодательства, в том числе ст. 169 и 179 ГК [2, с. 138–141].

Сторонами правоотношений, вытекающих из факта неосновательного обогащения, выступают:

– приобретатель — лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет потерпевшего;

– потерпевший — лицо, за счет которого приобретатель приобрел или сберег имущество.

Итак, предметом правоотношений, вытекающих из факта неосновательного обогащения, является неосновательное обогащение.

Приведем пример: ОАО обратилось в арбитражный суд с иском к ООО о взыскании 765 489 руб. 83 коп. неосновательного обогащения за пользование земельным участком и 116 551 руб. 87 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами

Заявленное требование мотивировано тем, что ответчик пользовался земельным участком, арендованным истцом, но не платил за это.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. Обе судебные инстанции руководствовались ст. 1102, 1105, 1107 ГК РФ и пришли к выводу о том, что ответчик необоснованно без оплаты пользовался арендованным истцом земельным участком, поэтому должен возместить ОАО внесенную им арендную плату и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Окружной суд счел, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с вынесением нового судебного акта в силу следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Из содержания ч. 1 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 № 136-ФЗ и ч. 1 ст. 552 ГК РФ следует, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

Из представленных в материалы дела документов усматривалось, что в период с 10.12.2006 по 28.02.2008 Общество пользовалось земельным участком площадью 83 604 м2, расположенным под приобретенным объектом недвижимости и необходимым для его эксплуатации, без оформления соответствующего права на землю; названный земельный участок принадлежал на праве аренды истцу, который в полном объеме уплатил арендную плату.

Следовательно, Общество сберегло за счет ОАО подлежавшую внесению арендную плату за пользование земельным участком.

Представленными в материалы дела договором аренды и выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц подтверждалось, что Общество зарегистрировано и действует как сельскохозяйственное предприятие, а земельный участок использовало под садоводство и огородничество. Базовая ставка арендной платы за земельный участок, используемый под садоводство, огородничество, и за земли сельскохозяйственного назначения в рассматриваемый период составляла 0,26 руб. за квадратный метр в год, поэтому сумма арендной платы, подлежавшая уплате ответчиком за период с 10.12.2006 по 28.02.2008, составила 27 373 руб. 10 коп. Платежным поручением ООО перечислило данные денежные средства ОАО.

При разрешении спора суд исходил из того, что неосновательное обогащение ответчика состоит в уплаченной истцом арендной плате, однако этот вывод основан на неправильном толковании ст. 1102 ГК РФ, согласно которой неосновательное обогащение заключается в сбережении того, что должен был заплатить ответчик. Материалами дела подтверждается, что ООО, как сельхозпроизводитель, должно было в спорный период оплатить 27 373 руб. 10 коп. арендной платы, и оно перечислило эту сумму истцу по платежному поручению от 18.07.2006 № 94, поэтому иск ОАО не подлежал удовлетворению. Указанное послужило основанием для отмены обжалуемых судебных актов и отказа ОАО в удовлетворении исковых требований. [4].

Поведение участников рассматриваемых обязательств фокусируется на неосновательно приобретенном или сбереженном имуществе со всеми изменениями, которые оно претерпело или может претерпеть. Именно это имущество и составляет предмет кондикционных обязательств. Необходимо различать объект правового воздействия и объект, на который направлено доведение участников соответствующих правоотношений, будь то индивид или социальная общность. Реагировать на воздействие права может только поведение людей. В свою очередь, это поведение устремляется на предметы материального и духовного мира, с помощью которых происходит удовлетворение самых различных человеческих потребностей. Именно эти предметы (материальные и нематериальные блага) и выступают в качестве объектов (предметов) соответствующих правоотношений. Понятия «объект» и «предмет» правоотношения употребляются здесь как тождественные. Сказанное полностью распространяется и на правоотношения, порождаемые обязательствами из неосновательного обогащения. [5, c. 18–21].

Предмет рассматриваемых обязательств не остается неизменным. Состояние имущества, образующего неосновательное обогащение, может улучшиться или ухудшиться, оно может приносить доход или, напротив, требовать затрат на его нормальное содержание. Но «какие бы изменения в составе имущества и его стоимостном выражении ни произошли, это имущество выступает как предмет (объект) кондикционных обязательств. Необходимо, однако, чтобы имущество было определено родовыми признаками и сливалось с прочим имуществом обязанного лица.

Если этого нет и имущество индивидуализировано, то требование о его возврате нельзя квалифицировать как требование из неосновательного обогащения. При отсутствии договорных отношений между истцом и ответчиком — это вещно-правовое требование об изъятии имущества из чужого незаконного владения. Требование из неосновательного обогащения (например, связанное с расчетами по доходам и расходам) может лишь его сопровождать». [1, с. 518].

Если неосновательное обогащение носит денежный характер, то предмет кондикционного обязательства распространяется, при наличии к тому оснований, не только на неправомерно удерживаемую денежную сумму, но и на проценты, подлежащие начислению в порядке ст. 395 ГК.

Литература:

  1. Гражданское право: Учебник для вузов. / Под ред. А. П. Сергеева. — М.: Норма, 2009. — 518с.
  2. Епифанцева, Т. Ю. Взаиморасчеты в неосновательном обогащении / Т. Ю. Епифанцева // Проблемы современного российского законодательства Иркутский юридический институт (филиал) Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. Иркутск-Москва, 2012. — С. 138–141.
  3. О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1998, № 11.
  4. Дело № А645–36399/09-СБ/114 // Архив арбитражного суда Республики Хакасия, 2009.
  5. Нетесова, А. С. Имущество, не подлежащее возврату качестве неосновательного обогащения / А. С. Нетесова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2008. — № 4. — С. 18–21.
Основные термины (генерируются автоматически): неосновательного обогащения, неосновательное обогащение, пользование чужими денежными, земельным участком, чужими денежными средствами, Высшего Арбитражного Суда, факта неосновательного обогащения, пользование земельным участком, Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного, Пленума Верховного Суда, кодекса Российской Федерации, арендную плату, земельный участок, арендной платы, вследствие неосновательного обогащения, практике применения положений, указанных обязательств, качестве неосновательного обогащения, кондикционных обязательств.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос