Автор:

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №26 (130) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 05.12.2016

Статья просмотрена: 404 раза

Библиографическое описание:

Рожкова В. А. Некоторые проблемы правового регулирования заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и пути их решения // Молодой ученый. — 2016. — №26. — С. 499-501. — URL https://moluch.ru/archive/130/36138/ (дата обращения: 20.04.2018).



Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ уголовно-процессуальный закон был дополнен гл. 40.1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» [1].

На первый взгляд данная глава четко и обстоятельно регламентирует условия, порядок, форму и правовые последствия заключения подозреваемым и обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Но это не так. Введение указанной главы в УПК РФ порождало огромное количество вопросов и дискуссий, которые законодатель так и не исключил при принятии Федерального закона № 141-ФЗ.

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве не популярен в нашей стране. Согласно сводным статистическим сведениям о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 2015 г., за этот период было рассмотрено всего 4 543 дела при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Это составляет лишь 0, 72 % от общего количества дел, рассмотренных в особом порядке судебного разбирательства [2].

Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ под досудебным соглашением о сотрудничестве понимается соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения [3].

Само законодательное определение термина «досудебное соглашение о сотрудничестве» имеет ряд существенных недостатков: указанное соглашение заключается не между сторонами обвинения и защиты в прямом смысле (иначе это позволяет расширить перечень лиц, наделенных правом заключать указанное соглашение), а между прокурором и подозреваемым или обвиняемым, его защитником (ч. 3 ст. 317.3 УПК РФ). Также, нецелесообразно буквально воспринимать формулировку «стороны согласовывают условия ответственности», ведь на стадии предварительного расследования нельзя предусмотреть условия ответственности, так как решение о виновности или невиновности лица, о виде и размере наказания принимает суд, который независим, не связан с мнением ни одной из сторон и опирается на свое внутреннее убеждение. В данном случае речь идет лишь о возможности смягчения наказания на основании, установленном уголовным законом, и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.

В настоящее время при реализации норм института досудебного соглашения о сотрудничестве возникает ряд актуальных проблем.

Во-первых, содержание норм гл. 40.1 УПК РФ указывает на то, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно только по уголовным делам, по которым проводится предварительное следствие. На это прямо указывает п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» [4]. Следовательно, при производстве дознания какая бы информация о приготовлении либо совершении преступления ни поступила от подозреваемого, применить к нему правила указанной главы не представляется возможным. Уместно было бы расширить категории уголовных дел, по которым допустимо заключение соглашения о сотрудничестве, включив сюда уголовные дела, по которым производство предварительного следствия не обязательно. Такой позиции придерживаются и правоприменители. Ведь выявить сбытчика оружия или наркотических средств в большинстве случаев без лиц, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 или ч. 1 ст. 228 УК РФ, практически невозможно [5, с. 107].

Во-вторых, ст. 46 и 47 УПК РФ, в которых закреплены права подозреваемого и обвиняемого, не содержат указание на право данных участников уголовного судопроизводства заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. Таким образом, следователь не обязан разъяснять подозреваемому и обвиняемому их право на заключение указанного соглашения.

По мнению Д. А. Степаненко и М. А. Днепровской, «разъяснение сущности и правовых последствий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве уже на первом допросе будет повышать вероятность возникновения у подозреваемого и обвиняемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений» [6, с. 91].

Поэтому необходимо дополнить ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК РФ правами подозреваемого и обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. А в нормы, регулирующие порядок первого допроса подозреваемого и обвиняемого, внести дополнение об обязанности следователя выяснить у них наличие желания заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. При наличии такого желания следствие может получить доступ к ценной информации уже на начальных этапах расследования [7].

В-третьих, не совсем логичным является порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Подозреваемый и обвиняемый подают ходатайство о заключении рассматриваемого соглашения на имя прокурора (ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ). Данное положение обоснованно, так как именно прокурор является государственным обвинителем и поддерживает обвинение в суде. Но данное ходатайство представляется прокурору через следователя. Следователь, получив ходатайство, в течение трех суток с момента его поступления направляет ходатайство прокурору вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, либо выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Если следователь примет решение об отказе в удовлетворении ходатайства, то прокурор и не узнает о существовании желания подозреваемого и обвиняемого заключить соглашение, так как закон не обязывает следователя направлять копию постановления об отказе в удовлетворении ходатайства прокурору.

Верным было бы оставить полномочие по рассмотрению ходатайства за прокурором, но ходатайство в любом случае должно быть подкреплено мотивированным решение следователя относительно уместности и результативности заключения соглашения, поскольку следователь, осуществляя производство по делу, хорошо знает все обстоятельства, собранные доказательства, изучил личность подозреваемого или обвиняемого, имеет определенное представление о том, какой дополнительной и важной для уголовного дела информацией могут располагать названные участники [8, с. 236]. Поэтому следует внести изменение в законодательство и передать полномочия по рассмотрению ходатайства о заключение досудебного соглашения о сотрудничестве исключительно прокурору.

В-четвертых, важным является вопрос о возможности подозреваемого и обвиняемого заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, если он привлекается по уголовному делу к ответственности один. Часть 4 ст. 317.6 УПК РФ закрепляет следующее: «Положения гл. 40.1 УПК РФ не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности» [3].

Поэтому многие специалисты в области уголовного процесса, проанализировав положения данной главы, пришли к выводу, что соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, если подозреваемый или обвиняемый совершил преступление единолично [9, с. 48].

Но, что делать, если лицо совершило несколько преступлений? Подобное толкование положений гл. 40.1 УПК РФ ограничивает возможность оказать содействие следствию в данном случае, так как отсутствует надлежащий нормативный механизм, и такие преступления, состоящие из нескольких эпизодов, могут вовсе остаться нераскрытыми.

Также следует обратить внимание на тот факт, что гл. 40.1 УПК РФ не употребляет такие термины, как «потерпевший», «гражданский истец». В отличие от особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, который предусматривает согласие на это потерпевшего, в случае заключения рассматриваемого соглашения согласие последнего не требуется. Это может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего и гражданского истца.

Наконец, недостаток правового регулирования данного института проявляется в возможности обжаловать решение следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства лишь в ведомственном порядке. Часть 4 ст. 317.1 и часть 2 ст. 317.2 УПК РФ противоречат ст. 19 УПК РФ и положениям гл. 16 УПК РФ, которая предоставляет лицу право выбора ведомственного, судебного порядка или обжалование прокурору.

Проблемы правового регулирования заключения соглашения о сотрудничестве не исчерпываются вышеперечисленными. Существующие недостатки затрудняют деятельность правоприменителей и препятствуют становлению единой и стабильной практики применения норм гл. 40.1 УПК РФ. Несомненно, институт досудебного соглашения о сотрудничестве необходим нашему правосудию, но он требует дальнейшего совершенствования. Только в этом случае возможно выполнение задач уголовного судопроизводства в полном объеме.

Литература:

  1. Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_88930/
  2. Судебная статистика // Судебный Департамент при Верховном Суде Российской Федерации. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2015/F1-ug_pr-vo_1_inst-2015.xls
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18 де-кабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. 06.07.2016) // [Электронный ресурс]. — Режим досту-па: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/
  4. О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уго-ловных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: постанов-ления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16» // Российская газета. 2012. 11 июля.
  5. Чабукиани О. А. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: понятие, практические вопросы, особенности предварительного расследования // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 4 (60). С. 101–108.
  6. Степаненко Д. А, Днепровская М. А. Досудебное соглашение о сотрудничестве // Уголовное право. 2013. № 4. С. 90–95.
  7. Брусницина А. А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: некоторые проблемы правового регулирования // Научно-информационный электронный журнал сту-дентов и молодых ученых «ЭГО Экономика. Государство. Общество». 2014. № 18. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ego.uapa.ru/
  8. Саркисян Т. Б. Проблемы принятия следователем решения по ходатайству о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Общество и право. 2010. № 3 (30). С. 235–238.
  9. Саркисянц Р. Р. К вопросу о реализации условий досудебного соглашения при расследовании уголовного дела // Российский следователь. 2012. № 1. С. 45–48.
Основные термины (генерируются автоматически): досудебного соглашения, УПК РФ, заключении досудебного соглашения, заключение досудебного соглашения, заключения досудебного соглашения, обвиняемым досудебного соглашения, удовлетворении ходатайства, института досудебного соглашения, заключения соглашения, досудебное соглашение, условий досудебного соглашения, институт досудебного соглашения, Заключение досудебного соглашения, регулирования заключения досудебного, правового регулирования, последствий заключения досудебного, заключение указанного соглашения, допустимо заключение соглашения, регулирования заключения соглашения, правового регулирования заключения.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос