Автор: Пшеничникова Екатерина Сергеевна

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №20 (124) октябрь-2 2016 г.

Дата публикации: 17.10.2016

Статья просмотрена: 115 раз

Библиографическое описание:

Пшеничникова Е. С. Правовая природа дистрибьюторского договора: проблемы теории и правоприменительной практики // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 563-566.



Ключевые слова: правовая природа, дистрибьюторский договор, непоименованный договор, смешанный договор

Как в мировой, так и в российской практике предпринимательских отношений получила широкое распространение конструкция дистрибьюторского договора. Однако вопрос правового регулирования гражданско-правовых отношений по поводу заключения, исполнения и прекращения дистрибьюторского договора не имеет однозначного решения в связи с отсутствием соответствующего законодательного регулирования.

Проблема правовой квалификации дистрибьюторского договора также является актуальной в юридической науке. Несмотря на существование множества публикаций, посвященных проблеме правовой природы дистрибьюторского договора либо так или иначе обращающихся к данному вопросу в процессе рассмотрения иных аспектов правового регулирования дистрибьюторских договоров, на сегодняшний день отсутствует единая позиция по данной проблеме, что является причиной развития дискуссий среди исследователей. Ряд ученых относит данную правовую конструкцию к самостоятельным гражданско-правовым договорам, в том числе, С. А. Андреева [1, с. 18], М. Л. Варданян [2, с. 5], А. М. Партин [3, с. 6]; другие, например, А. И. Бычков [4, с. 95], В. А. Маслова [5, с. 26] полагают, что данный договор не является самостоятельным, и квалифицируют его, как правило, в качестве смешанного договора.

Следствием законодательной неурегулированности дистрибьюторского договора является возникновение проблем в правоприменительной практике. Определение судом применимых норм зависит от того, как именно он квалифицирует сложившиеся между сторонами спора отношения. В судебной практике в каждом конкретном случае дистрибьюторский договор оценивается судом, рассматривающим дело, исходя из его содержания, а также с учетом предусмотренных законодательством моделей гражданско-правовых договоров. Установив признаки и элементы такого договора, которые свойственны тем или иным договорным типам, видам или подвидам, суды квалифицируют его соответствующим образом. В случае, если суду не удается установить наличие в договоре элементов, характерных для поименованных в гражданском законодательстве договорных конструкций, суды признают дистрибьюторский договор самостоятельным, заключенным на основании принципа свободы договора.

При решении вопроса о применении к дистрибьюторскому договору тех или иных норм права в судебной практике встречаются две основные позиции. В соответствии с первой, данный договор квалифицируют на основе поименованных в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — «ГК РФ») договоров и применяют к нему нормы ГК РФ о соответствующих видах договоров: о купле-продаже, поставке, оказании услуг, агентировании, коммерческой концессии. В рамках данного подхода также можно отдельно выделить случаи, когда дистрибьюторский договор квалифицируют как смешанный и применяют к нему указанные нормы в соответствующей части. Согласно второй позиции, дистрибьюторский договор признают самостоятельным гражданско-правовым договором, заключенным в соответствии с принципом свободы договора, то есть квалифицируют его в качестве не поименованного в ГК РФ. На основе такой квалификации к регулированию отношений из дистрибьюторского договора применяют общие нормы ГК РФ о договорах, обязательствах и сделках. Убедиться в изложенном позволяют следующие примеры российской судебной практики.

Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 18 мая 1999 г. № 7073/98 по делу N А40–9311/98–55–54 квалифицировал дистрибьюторский договор, в соответствии с которым истец предоставил ответчику на время действия договора права официального дистрибьютора на продажу трубки стеклянной (дрот) и флаконов для лекарственных средств, в качестве договора на организацию продаж по поставкам продукции с оказанием услуг по поиску покупателей [6]. ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 19 апреля 2005 г. № Ф08–1395/2005 квалифицировал договор о передаче исключительного права на размещение и продажу ликеро-водочной продукции в согласованном ассортименте на оговоренной территории, по которому компания, передавшая исключительное право, была не вправе самостоятельно или с привлечением третьих лиц заниматься реализацией этого товара в пределах обозначенной территории, в качестве агентского договора [7]. ФАС Уральского округа в Постановлении от 2 мая 2006 года по делу № Ф09–3252/06-С3 квалифицировал договор, в соответствии с которым которому организация предоставляет, а дистрибьютор принимает на себя исключительное право на размещение и продажу мясопродукции (колбасных изделий, копченостей, полуфабрикатов, консервов, субпродуктов) на территории г. Перми и Пермского края, а также продает предоставляемую организацией мясопродукцию на указанной территории от своего имени и за свой счет, как договор купли-продажи. При этом суд указал, что к правоотношениям сторон из данного договора применимы нормы главы 30 ГК РФ [8].

Дистрибьюторский договор в некоторых случаях квалифицируется судами как рамочный. Так, между сторонами было заключено дистрибьюторское соглашение, в соответствии которым ответчик (Компания) обязуется обеспечить истца (Дистрибьютора) товарами для осуществления последним полной дистрибьюции товаров под товарными знаками, права на использование которых принадлежат Компании, а Дистрибьютор обязуется принять и оплатить стоимость полученных товаров, а также стороны обязуются осуществить прочие действия, связанные с дистрибьюцией товаров и предусмотренные соглашением в порядке и на условиях, указанных в соглашении. ФАС Московского округа в Постановлении от 21 июня 2010 г. № КГ-А40/5961–10 по делу № А40–116626/09–51–962 указал, что данный договор является рамочным, так как он определяет лишь общие начала взаимодействия участников делового оборота и оформляет основные их обязательственные связи, по которым они достигли договоренности на момент заключения рамочного договора; конкретные условия совершаемых сделок стороны детализируют и уточняют в дополнительных соглашениях, заключаемых во исполнение своего рамочного договора; по мере их заключения рамочный договор наполняется конкретным содержанием [9].

Чаще всего дистрибьюторский договор расценивается судами как договор поставки. Так, Арбитражный суд Новосибирской области в Решении от 10 февраля 2009 г. по делу № А45–15192/2008, рассматривая спор, в котором между сторонами был заключён дистрибьюторский договор, в соответствии с условиями которого поставщик (истец) предоставляет, а дистрибьютор (ответчик) принимает на себя право по продаже товара, расценил данный договор в качестве договора поставки, не аргументировав такую квалификацию [10].

Нередко дистрибьюторский договор квалифицируется как смешанный договор, включающий в себя элементы иных договорных моделей, как правило, поименованных в Гражданском кодексе РФ. Так, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 3 августа 2011 г. по делу № А55–26891/2009 квалифицировал дистрибьюторский договор следующим образом: «По дистрибьюторскому договору одна сторона (дистрибьютор) в рамках осуществления предпринимательской деятельности обязуется приобретать товары у другой стороны (поставщика) и осуществлять его продвижение или реализацию на строго определенной территории, а поставщик обязуется не поставлять товар для реализации на этой территории самостоятельно или при участии третьих лиц, в том числе не продавать товар третьим лицам для распространения на этой территории. Следовательно, на основании изложенного дистрибьюторский договор можно отнести к договорам смешанного характера, сочетающего в себе признаки договоров купли-продажи, поставки, коммерческой концессии, возмездного оказания услуг, перевозки, агентского договора и иных обязательств». Основным обязательством дистрибьютора в рамках рассматриваемого договора суд назвал организацию сбыта, продвижения и распространения товаров, производимых поставщиком. Дистрибьютор может самостоятельно, по своему усмотрению выбирать собственные методы и каналы сбыта и продвижения продукции. Кроме того, суд указал, что в дистрибьюторском договоре следует согласовывать перечень мероприятий, которые должен осуществить дистрибьютор [11].

Признание судом дистрибьюторского договора самостоятельным видом гражданско-правовых договоров, заключение которого сторонами возможно в силу действия принципа свободы договора, встречается гораздо реже. Тем не менее, подобная судебная практика существует. Так, в ряде случаев суды не рассматривают вопрос о квалификации договора, а разрешают дело на основании общих положений об обязательствах, в частности, статьи 309 ГК РФ, в соответствии с которой обязательства должны исполняться надлежащим образом. Такие действия суда имеют место, например, в Решении Арбитражного суда Калининградской области от 6 февраля 2009 г. по делу № А21–6553/2008, где между сторонами спора был заключен дистрибьюторский договор, в соответствии с которым поставщик обязался поставлять, а дистрибьютор принимать и оплачивать молочную продукцию в количестве и в ассортименте, определяемом в соответствии с условиями договора и по ценам, действующим на момент отгрузки товара [12], а также в Решении Арбитражного суда Московской области от 3 февраля 2009 г. по делу № А41–23258/08 [13].

Таким образом, на сегодняшний день в российской судебной практике отсутствует единство в понимании природы дистрибьюторского договора, в связи с чем данный договор квалифицируется судами в качестве: а) поименованного в действующем гражданском законодательстве договора; б) смешанного договора либо в) непоименованного в действующем гражданском законодательстве договора.

Представляется, что определение правовой природы дистрибьюторского договора на уровне закона или разъяснений Верховного Суда Российской Федерации разрешит проблемы, связанные с практической реализацией отношений, вытекающих из дистрибьюторского договора, защитой прав сторон данного договора, а также проблемы правоприменительной практики.

Литература:

  1. Андреева С. А. Квалификация дистрибьюторского договора по российскому праву и отграничение от смежных договорных конструкций. // Конкурентное право. — 2013. — № 3. — С. 16–20.
  2. Варданян М. Л. Правовой механизм участия иностранных компаний в предпринимательской деятельности на территории России: автореф. дисс.... канд.юрид. наук.: 12.00.03. — М.,2010. — 26 с.
  3. Партин А. М. Правовая природа дистрибьюторских соглашений: автореф. дисс.... канд. юрид. наук.: 12.00.03. — М., 2010. — 33 с.
  4. Бычков А. И. Дистрибьюторский договор. // Имущественные отношения в Российской Федерации. — 2012. — № 9. — С. 88–98.
  5. Маслова В. А. Организационная природа дистрибьюторского договора. // Гражданское право. — 2013. — № 3. С. 26–30.
  6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 1999 г. № 7073/98 по делу N А40–9311/98–55–54 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 апр. 2005 г. № Ф08–1395/2005 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  8. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 мая 2006 г. по делу № Ф09–3252/06-С3 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  9. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 июня 2010 г. № КГ-А40/5961–10 по делу № А40–116626/09–51–962 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  10. Решение Арбитражного суда Новосибирской области в Постановлении от 10 февр. 2009 г. по делу № А45–15192/2008 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  11. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 03 авг.2011 г. по делу № А55–26891/2009 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  12. Решение Арбитражного суда Калининградской области от 06 февр. 2009 г. по делу № А21–6553/2008 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  13. Решение Арбитражного суда Московской области от 03 февр. 2009 г. по делу № А41–23258/08 // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): дистрибьюторского договора, дистрибьюторский договор, Электронный ресурс, природы дистрибьюторского договора, справ.-правовой системы, свободы договора, природа дистрибьюторского договора, ГК РФ, принципа свободы договора, Постановление Федерального арбитражного, Арбитражного суда, Федерального арбитражного суда, смешанного договора, качестве договора, агентского договора, гражданском законодательстве договора, рамочного договора, смешанный договор, Дистрибьюторский договор, Решение Арбитражного суда.

Ключевые слова

правовая природа, дистрибьюторский договор, непоименованный договор, смешанный договор

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос