Библиографическое описание:

Дардик В. Б., Осянин Д. Н. Механизмы реализации кластерной инвестиционной политики в мясной промышленности // Биоэкономика и экобиополитика. — 2015. — №1. — С. 54-59.



Механизмы реализации кластерной инвестиционной политики в мясной промышленности

)

 

В статье рассматривается эффективность кластерной политики в Российской Федерации. Выделены основные проблемы кластерной политики РФ, сформулированы основные выводы по итогам исследования. Были выделены основные цели развития производства и устойчивого социально-экономического роста на основе создания конкурентоспособных кластеров.

Ключевые слова: кластер, кластерная политики, инвестиции, инвестиционная деятельность, эффективность инвестиций.

 

Mechanisms for implementation of the investment policy of the cluster in the meat industry

V.B. Dardik1, D.N. Osyanin2

1 University of the Russian Academy of Education, Moscow, Russia

2 Russian State Centre for Quality and Standardization of Animal Drugs and Feeds, Moscow, Russia

This article discusses the effectiveness of cluster policy in the Russian Federation. Main problems of cluster policy of the Russian Federation, presents the main findings of the study. Was the basic purpose of development of production and sustainable socio-economic growth through the creation of competitive clusters. 

Keywords: cluster, cluster policy, investment, investment activity, investment performance.

Кластерная политика, по нашему мнению, это составная часть экономической политики государства, проводимой в рамках, которой главной стратегической целью является формирование и поддержка мясных кластеров на определенных территориях страны.

Мясной кластер, как мы считаем, это форма пространственного развития для обеспечения конкурентоспособности мясной продукции регионов страны, их экономического роста и перехода от сырьевой к инновационной экономике. Кластерные структуры, как показывает мировой опыт, обладает большой способностью привлечению инвестиций в инновационные проекты мясной промышленности, а также других отраслей промышленности.

Цель кластера – объединить всех заинтересованных участников проекта (сельхозпроизводителей, переработчиков животноводческой продукции и др.) для увеличения производства качественной, конкурентоспособной мясной продукции. А также снизить транзакционные издержки при производстве и реализации мяса, производство на экспорт, так как одной из приоритетных задач РФ – является не только увеличение производства мяса, но и вывод мяса на экспортные рынки.

Успешная реализация региональных программ повышения инвестиционной привлекательности мясной промышленности во многом определяется наличием и функционированием сбалансированной системы управления инвестиционным процессом. Действующий на сегодняшний день в российских регионах механизм привлечения инвестиций в мясную промышленность не позволяет комплексно и оперативно решать вопросы инвестиционного развития и, как следствие этого, не позволяет в достаточной мере активизировать инвестиционную деятельность на региональном уровне.

Эффективность функционирования инвестиционной политики в мясной промышленности - является одной из наиболее сложных и одновременно ключевых стоящих перед национальной экономикой проблем, от решения которой зависит успешная реализация как отдельно взятого инвестиционного проекта мясной промышленности, так и инвестиционная привлекательность пищевой промышленности в целом.

После вступления РФ в ВТО (22 августа 2012 года), с 7 декабря 2012 года Россельхознадзор ввел порядок, в соответствии с которым ввозимая в РФ мясная продукция должна сопровождаться документом, выданным государственной ветеринарной службой страны-поставщика, свидетельствующим о том, что эта продукция произведена без применения добавки рактопамина, используемой в кормлении животных. При отсутствии этого документа каждая поступающая партия продукции может быть допущена на российский рынок лишь после получения лабораторного анализа на отсутствие в ней рактопамина.

Потребление животными добавки рактопамин приводит к увеличению синтеза белка, что способствует общему росту мышечной массы. В настоящий момент эта добавка широко используется в 27 странах, в том числе в США, Бразилии, Мексике, Канаде, а запрещена в странах Евросоюза, Китае. В России рактопамин не включен в реестр препаратов, зарегистрированных и разрешенных к применению на её территории. По данным американских средств массовой информации, США ежегодно экспортируют в Россию говядину и свинину на сумму примерно $500 млн.

По данным Росстата, за январь-сентябрь 2013 года лидерами по объемам производства (в живом весе) крупного рогатого «юта является Республика Башкортостан (130.0 тыс. т, или 7.6% от общероссийского производства), овец и коз - Ставропольский край (25,6 тыс. т, или 11,8%), птицы и свиней - Белгородская область (566,2 тыс. т, или 15,4%, и 505,7 тыс. т, или 20.6%. соответственно).

С начала года, по данным Федеральной таможенной службе РФ России, объёмы импортных поставок в РФ говядины (без учёта данных о торговле с Республиками Беларусь и Казахстан) на 22.10.13 составили 431,1 тыс. т (-16,2% к 22.10.13), в т.ч. в октябре 2013 г. - 36,0 тыс. т. свинины - 479,3 тыс. т (-15.2%), в т.ч. в октябре 2013 г. - 39,6 тыс. т. мяса птицы - 343,1 тыс. т (-5.7%). а т.ч. в октябре 2013 г. - 28,3 тыс. т. По итогам 2012 г. доля импорта в общем объеме ресурсов мяса и мясопродуктов составила 23,4% (снижается в среднем на 1,7 процентных пункта ежегодно), уровень самообеспечения составил 76.1%. Более 70% объемов импорта говядины приходится на южноамериканские страны (Бразилия, Уругвай, Парагвай). Наблюдается рост импорта мексиканской говядины, возможен рост ввоза австралийского мяса из-за введенного ограничения импорта американской продукции, содержащей рактопамин.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ (далее - Концепция) разработана в соответствии с поручением Президента РФ по итогам заседания Государственного совета РФ, состоявшегося 21 июля 2006 г. Цель разработки Концепции - определение путей и способов обеспечения в долгосрочной перспективе (2008 - 2020 годы) устойчивого повышения благосостояния российских граждан, национальной безопасности, динамичного развития экономики, укрепления позиций России в мировом сообществе. Концепция позволяет достичь основных целей:

1. доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, возрастет до 40 - 50 процентов в 2020 году (в 2012 году - 10 процентов);

2. доля России на мировых рынках высокотехнологичных товаров и услуг (достигнет не менее 5 - 10 процентов в 5 - 7 и более секторах к 2020 году;

3. удельный вес экспорта российских высокотехнологичных товаров в общем мировом её объеме экспорта увеличится до 2 процентов в 2020 году (в 2012 году - 0,3 процента);

4. валовая добавленная стоимость инновационного сектора в валовом внутреннем продукте составит 17 - 20 процентов в 2020 году (в 2012 году - 10 - 11 процентов);

5. удельный вес инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции увеличится до 25 - 35 процентов в 2020 году (в 2012 году - 5,5 процента);

6. внутренние затраты на исследования и разработки повысятся до 2,5 - 3 процентов валового внутреннего продукта в 2020 году (в 2012 году - 1,1 процента), из них больше половины - за счет частного сектора.

В соответствии с принятой концепцией, в настоящее время в правительстве РФ кластерная политика (создание промышленных кластеров - групп географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определённой сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга) рассматривается как одна из 11 «ключевых инвестиционных инициатив» наряду с созданием Инвестиционного фонда РФ, Банка развития и внешнеэкономической деятельности, Российской венчурной компании, новой программы по созданию технопарков и другими инициативами, которые являются инструментами диверсификации российской экономики.

Что касается мясной, а также пищевой промышленности, уже создана специальная технологическая платформа "Конкурентоспособные отечественные пищевые продукты в условиях ВТО: технологии хранения и переработка сельскохозяйственного сырья 2013-2020". Она разработана российскими учеными, отраслевыми ассоциациями, при участии бизнес-структур агропромышленного сектора. В платформе ("дорожной карте") прописаны методы, с помощью которых можно будет технически "перевооружить" российскую пищевую промышленность, создать те самые "региональные кластеры". Это, по сути, план частно-государственного партнерства для развития отраслей пищевой и перерабатывающей промышленности. И участники платформы не будут образовывать единого юридического лица, а объединятся на добровольных началах для разработки стратегически важных инновационных технологий и производства конкурентоспособной продукции.

Примером мясного кластера может служить, где в 2012 году правительство Оренбургской области совместно с Россельхозбанком создали в регионе агропромышленный кластер «Мясное скотоводство Оренбуржья». Новый кластер включал племенной репродуктор по разведению крупного рогатого скота мясного направления на 24 тыс. голов и производительностью 8 тыс. голов племенного молодняка в год (абердин-ангусской и герефордской пород), откормочные площадки с общим объемом производства 5,2 тыс. тонн мяса в год, логистическую инфраструктуру по переработке мяса на предприятиях области (Орский, Новотроицкий, Сорочинский и Бугурусланский мясокомбинаты).

Правительство области предоставило проекту ряд льгот, предусмотренных федеральным и региональным законодательством: освобождение от уплаты налога на прибыль и налога на имущество в течение первых трех лет реализации проекта, субсидирование затрат на содержание скота мясного направления (6 тыс. рублей на 1 голову в год), дотирование производимого мяса (14 рублей на 1 кг живого веса) и реализации племенного молодняка (40 рублей на 1 кг живого веса).

По нашему мнению, для успешного развития мясных кластеров необходимо создание эффективных механизмов привлечения кластерообразующих инвестиций.

Существует ряд традиционных форм привлечения инвестирования в мясные кластеры, однако не всегда они являются эффективными. Например, развитие конкретных предприятий, входящих в состав кластера, за счет амортизации и чистой прибыли, но такие инвестиции, скорее всего, не будут: а) связаны с формированием инфраструктуры кластера; б) решать задачу создания конкурентной среды; в) решать задачу создания новых предприятий, отсутствующих в кластере, но важных для его полноценного развития.

Вышеперечисленные условия являются абсолютно необходимыми для обеспечения эффективности функционирования мясного кластера. Но развитие общей для всех его участников инфраструктуры не может быть профинансировано каким-либо одним, в том числе и достаточно крупным предприятием. Точно также, даже теоретические знания о пользе конкуренции однопрофильных сконцентрированных по географическому признаку предприятий, не являются достаточным стимулом для формирования конкурентной среды отдельным предприятием. Наоборот, оно предпримет усилия к сохранению или усилению своего доминирующего положения на рынке в случае бездействия органов, ответственных за антимонопольную политику государства. Сходная аргументация действует при оценке целесообразности создания новых производств, необходимых для повышения устойчивости функционирования не только конкретному предприятию, но и другим участникам гипотетического кластера.

Традиционное банковское кредитование, скорее всего, также нельзя рассматривать в качестве привлечения кластерообразующих инвестиций. Инфраструктурные проекты отличаются капиталоемкостью, длительностью инвестиционного цикла и значительными (превышающими 10 лет) сроками окупаемости. Существующая структура пассивов банковской системы такова, что подавляющее большинство банков не имеют ресурсов для кредитования таких проектов. Несбалансированность структуры пассивов банковского сектора с потребностями реальной экономики проявляется в том, что у банков есть в основном короткие и достаточно дорогие ресурсы, в то время как предприятиям необходимы средства на длительный срок и под относительно низкие проценты.

В данной ситуации наиболее предпочтительным для бизнеса мог бы стать механизм предоставления государственных гарантий по возврату кредита. По экономическому содержанию эти гарантии представляют собой обязательство органа государственного управления по возврату средств, в случае если их получатель окажется не способен погасить кредит.

Если мясной кластер локализуется на территории одного субъекта федерации, и имеет необходимую бюджетную самостоятельность, то возможна ситуация, в которой соответствующие гарантии будут выданы и кластерообразующий проект - реализован.

Если же кластер является межрегиональным, то ситуация несколько осложняется. В этом случае предоставляемая гарантия должна быть смешанной и предоставляться заинтересованными регионами на долевой основе с учетом процентного соотношения объемов инвестиций и участия в доходах от создания кластерообразующих объектов.

Для того чтобы инвестиционные процессы развивались динамичнее, следует по-новому посмотреть на роль федеральных властей.

У федеральных властей отсутствуют такие традиционные рычаги инвестиционной политики как возможность предоставления налоговых или таможенных льгот, собственный бюджет или иные активы, которые могли бы рассматриваться в качестве своеобразного залогового фонда при привлечении инвестиций в реализацию приоритетных проектов на территории округов. Но федеральные власти могут воздействовать на инвестиционную политику в Федеральных Округах (ФО) в рамках прописанных в Указе функций, таких как:

•     координация деятельности федеральных органов власти на территории ФО;

•     разработка совместно с межрегиональными ассоциациями экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации программ социально-экономического развития территорий в пределах ФО;

•     контроль за исполнением федерального законодательства и реализацией федеральных программ;

•     согласование проектов решений федеральных органов власти, затрагивающих интересы ФО в целом или субъекта федерации, расположенного на территории округа.

С учетом изложенного, необходимо обратить внимание на принципиальное отличие региональной инвестиционной политики и федеральной кластерной политики, проводимой на территории федеральных округов. Задачей федеральных властей не может являться содействие локальным инвестиционным проектам, осуществляемым лишь на территории одного субъекта федерации, расположенного в федеральном округе, и никак не затрагивающего интересы граничащих с ним субъектов федерации. В центре внимания могут находиться лишь те инвестиционные программы или крупные инвестиционные проекты, которые с полным основанием могут претендовать на межрегиональный статус и оказывать позитивное влияние на развитие ФО в целом или критической массы входящих в него субъектов федерации

Принимая во внимание вышеназванные функции федеральных властей, к основным механизмам реализации кластерной инвестиционной политики в мясной промышленности на территории федерального округа следует отнести:

1.Гармонизация инвестиционного законодательства субъектов федерации, расположенных на территории округа, в части защиты прав инвесторов и снижения рисков долгосрочных инвестиций в реальный сектор экономики. Ожидаемым результатом такой гармонизации может и должна стать трансформация территории округа в территории с однородными (по возможности) и благоприятными законодательными условиями инвестирования.

2. Минимизация политических и криминальных рисков.В российских условиях такие факторы как политическая стабильность, авторитет местной власти, распределение политических симпатий населения, эффективность функционирования правоохранительных органов оказывают на потенциальных инвесторов существенное влияние.

3. Реализация целевых программ социально-экономического развития ФО. Данный механизм осуществления государственной экономической политики на территории ФО является основным. Так, оптимальное решение проблемы развития инфраструктуры не может состоять в том, чтобы каждый регион делал это исключительно собственными силами. Скоординированная программа формирования современного инфраструктурного потенциала в отмеченных округах будет стоить намного дешевле, чем реализация изолированных друг от друга аналогичных программ, осуществляемых в границах конкретных субъектов федерации.

Применительно к инвестиционным программам представляется целесообразным перейти к блочной структуре их реализации, предполагающей наличие общей программы развития реального сектора экономики ФО, внутри которой могут выделяться отдельные значимые подпрограммы, охватывающие территории нескольких субъектов федерации, входящих в округ. При таком подходе возможна наиболее эффективная реализация предусмотренной Указом Президента РФ функции согласования проектов решений федеральных органов власти, затрагивающих интересы округа в целом или субъекта федерации, расположенного на территории округа. Более того, в части федеральных инвестиционных программ данную функцию логично трактовать расширительно.

Это означает, что федеральные власти должны не только согласовывать проекты решений, подготовленных в федеральных органах власти, но и инициировать их с учетом согласования долгосрочных интересов государства в целом, федерального округа и каждого входящего в него субъекта. Это позволит добиться большего соответствия региональных интересов по генерированию новых ФЦП стратегическому приоритету повышения конкурентоспособности отечественной экономики и ограниченным возможностям федерального бюджета.

Создание конкурентоспособных мясных кластеров может стать одним из важнейших приоритетов финансирования инвестиционных проектов за счет средств инвестиционного фонда, создаваемого за счет сверх благоприятной конъюнктуры мировых сырьевых рынков.

Рекомендации по созданию и развитию кластерной политики российским регионам:

1. С определения «что есть сейчас» – создания базы данных всех существующих на территории региона компаний, организаций, институтов и определения направлений их специализации. На основе созданной базы данных определения, что является областями специализации. Пример: в Волгоградской области исторически хорошо были развиты направления сельского хозяйства (помидоры, арбузы, горчица), сельхозмашиностроения (тракторы, оросительная техника, комбайны), производства стали, судоходства. Сейчас надо понять, сколько компаний и организаций в области, работающих по этим специализациям, какие их основные направления работ, какие продукты они производят, какие из них глобально конкурентоспособны уже сейчас и по каким темам.

2. С работы с сообществом компаний, организаций, лидеров мнений по тематике кластера. Важно создание постоянной дискуссии между этими разными участниками кластера и перевод ее в совместные действия, небольшие проекты (например, исследования). Пример: участники из разных компаний, институтов, организаций договорились, что полезно сделать для развития своей тематики и для развития региона, создали план действий и разработали проекты по нему, ежемесячно проводят встречи по встречам с другими отраслями, которые могут быть партнерами, совместно продвигают свое направление по ряду продуктов.

3. С просвещения и привлечения в проекты: сотрудников государственных органов и отраслей – о существующих форматах конкуренции в мире и концепциях, методах, как это реализовывать, жителей региона – о направлениях развития кластера и как это может влиять на их качество жизни в регионе, школьников и студентов – о глобальной конкуренции, бизнес-кластерах и успехах региона. Подводя итог, хотелось бы сказать, что разговоры о создании кластеров за 2-3 года – нереалистичны и бессмысленны. Становление успешного четко функционирующего организма и достижение хороших результатов требуют как минимум от семи до десяти лет. Необходимо проделать глобальную работу по вовлечению в программу большого количества людей, выстраивание новых связей, зарождение культуры сотрудничества и партнерства конкурентов и прочих компаний кластера. Предстоит глобальная работа, но ведь все мы хотим жить в успешном городе, регионе, стране.

 

Литература:

  1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Распоряжение правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1662-р.
  2. "Российская газета" - Федеральный выпуск №5894 (221) от 26.09.2012 г.
  3. Давыдова, Л. В. Инвестиционный потенциал как основа экономического роста / Л. В. Давыдова, С. А. Маркина // Финансы и кредит. - 2007. - N 31. - С. 54-58.
  4. "Методические рекомендации по реализации кластерной политики в субъектах Российской Федерации" (утв. Минэкономразвития РФ 26.12.2008 N 20615-ак/д19)
  5. Кластерные политики и кластерные инициативы: теория, методология, практика: Кол. монография / под. ред. Ю.С. Артамоновой, Б.Б. Хрусталева – Пенза: ИП Тугушев С.Ю., 2013. – 230 с.
  6. http://www.int.unn.ru/files/2013/08/01.pdf /
  7. http://www.i-regions.org/upload/klasterd.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов