Библиографическое описание:

Губанов В. М., Капшунова И. К. Философская интерпретация безопасности жизнедеятельности // Педагогика высшей школы. — 2016. — №3.1. — С. 62-68.



1

 

 

Статья посвящена философскому анализу безопасности как социального явления и научной категории, ее феномена, атрибутов, определению философии безопасности как методологической основы образования в области безопасности жизнедеятельности.

Ключевые слова: безопасность, опасность, угроза, философия безопасности, феномен безопасности, атрибуты безопасности, безопасность жизнедеятельности, культура безопасности, ноксологическое образование.

 

На рубеже II и III тысячелетий человечество вступило в полосу кардинальных трансформаций, которые сопровождаются целым рядом серьезных угроз и опасностей, резким возрастанием количества природных и техногенных катастроф, социальных конфликтов, приносящих огромные человеческие и материальные жертвы.

Одной из фундаментальных угроз существованию человечества сегодня является постиндустриальная цивилизация, развитие которой идет в условиях столкновения индивидов как носителей новых ценностей и мотиваций, что влечет за собой социальные конфликты, порождающие отчужденность людей друг от друга. Все это ставит под угрозу безопасность социума, обеспечение которой требует не только научного, но и философского осмысления.

В связи с этим, целью данной статьи является философская интерпретация безопасности жизнедеятельности социума и на этой основе постановка вопросов, связанных, во-первых, с обоснованием ее как социального явления, научной и философской категории, во-вторых, с философским анализом опасностей и угроз как атрибутов безопасности, и, в-третьих, с тенденциями развития безопасности жизнедеятельности как области знания.

Обеспечение безопасности является стратегически значимой задачей, без решения которой человеческая деятельность становится бесперспективной. В связи с этим, изучение проблем безопасности по сравнению с другими направлениями познания в большей степени соответствует пониманию общества как единого, неразрывного целостного организма.

Именно это обстоятельство, с одной стороны, объясняет огромную сложность познания проблем безопасности жизнедеятельности и слабую разработанность многих ее теоретических и практических аспектов, а с другой – порождает столь высокий интерес   к этим проблемам со стороны всех отраслей науки, в том числе и философии.

Безопасность есть одна из характеристик и критериев функционирования и развития социальных, экономических, технических, экологических и иных систем. Устойчивое, стабильное их развитие – главное условие обеспечения безопасности жизнедеятельности.

Вычленение философского аспекта безопасности жизнедеятельности требует ее анализа с различных позиций: ОНТОЛОГИИ, рассматривающей проблемы выживания человечества и окружающей его природной среды; ГНОСЕОЛОГИИ, показывающей пути познании проблем безопасности; АКСИОЛОГИИ, раскрывающей ценности и оценку явлений мира, связанных с безопасностью, с позиций их действительного или мнимого значения для человека; Праксиологияучения о деятельности человека, в том числе и в сфере безопасности, и реализации ее результатов в реальной жизни; МЕТОДОЛОГИИ, фиксирующей важную грань взаимосвязи человека и среды его обитания, характеризующей проблемы безопасности социума и окружающей его среды.

Историческая память общества хранит в себе условия возникновения опасностей   и угроз, которые со временем изменяются как по количественным, так и качественным признакам. Это означает, что прежний опыт не всегда может быть использован для обеспечения безопасности социума. Более того, в новых социально-исторических условиях этот опыт теряет свою актуальность и его использование может привести к фатальным последствиям.

Эти факты убедительно отражены в трудах мыслителей различных эпох. Обзор философской, исто­рической и социологической ли­тературы по исследуемой пробле­ме показывает огромный интерес мыслителей древности и совре­менных философов к вопросам бе­зопасности личности, общества и государства [6, с. 577-580].

Философские системы прошлого при всей своей индивидуальности и оригинальности подходов к обеспечению безопасности име­ют общие моменты, которые исходят из того, что бе­зопасность ос­новывается на гуманистических и нравственных каче­ствах личности, общества и государства, отож­дествляется с благополучием, до­бродетелью и справедливостью. В своих произведениях фило­софы как европейской, так и вос­точной школ заложили основополагающие концепции безопасности социума.

Философско-религиозная сис­тема Древней Индии, трактовала безопасность как смирение человека и уход в себя от зла и угроз, существующих в общест­ве. Смысл его жизнедеятельности – «просветление», самосовершенствование. Уход от зла и опасностей, страданий и несправедливости су­етной мирской жизни общества – есть альтернатива невозможнос­ти изменить существующий ми­ропорядок.

Несколько иной подход к проблеме безопасности имел место в античной философии. Так, Платон считал, для обеспечения бе­зопасности общества и личности необходимо государство, которое выступает закономерным результатом раз­вития цивилизации, как потребность человека в безо­пасности и защите от внешних и внутренних угроз. Анализируя правовые и этические взаимоотношения граждан, он пришел к выводу, что нарушение законов приводит к уг­розе безопасности всех субъектов социума. Опасности, представляющие угрозу личности каждо­го из его субъектов, в конечном счете, представляют неминуемую уг­розу и обществу, и государству. Нравственная природа личности, по Плато­ну, является определяющей в системе безопасности социума. «Безопасность» определяется им такими кате­гориями, как «справедливость», «благо», «рассудительность», а понятие «опасность» отождествляется с негативными категориями – «несправедливостью», «злом» [9].

Аристотель, подчеркивал, что государственное общение человека есть его природное, инстинктивное начало, стремление к безопасной жизнедеятельности, существованию    и выживанию как биологического вида. В связи с этим, на первый план он выдвигал вопросы безо­пасности государства, а уже затем общества и человека. Особое вни­мание в вопросах обеспечения безопасности Аристотель уделяет практичес­кой деятельности личности, подчеркивая, что наилучшим для этого является демократическое устройство общества, ибо только оно не ведет к внутренним распрям [1].

Античные философы заложили теоретические и методологические ос­новы философии безопасности, которые актуаль­ны и сегодня. Безо­пасность, по их представлениям, – это гармо­ния отношений личности, общества и государства.

Если Платон и Аристотель в вопросах безопасности большое внимание уделяют госу­дарственному устройству и его совершенствованию, то для философа Древнего Китая Конфуция приоритетом выступа­ет именно моральное совершенствова­ние личности.

Философ Нового времени Т. Гоббс рассматривал жизнеде­ятельность человека с позиций механистиче­ской антропологии. В его определении он исхо­дил из эгоистичной природы    лич­ности, ее стремления к самосохра­нению, безопасности. Жиз­ненная необходимость привела че­ловечество к госу­дарственному состоянию, которое учреждается на ос­нове общественного договора как от­вет на опасности естест­венного состояния, как стремление к безопасности, выступающему главном условием выживания и существования. Категория «безопасность» у Гоббса приобретает научный характер. Он доказал объективную взаимосвязь безопасности государства и лич­ности. Для него состояние мира и безопасности немыслимо без сильного государства, тем самым необходимость общественного объединения, общественного дого­вора – это благо для человека, для его безопасности и выживания [7, с. 143-144].

Французский просветитель Ж.Ж. Руссо стремление к безопасности обосновывал природной сущностью человека и необ­ходимостью выживания. Безопасность личности он напря­мую связывал с законами го­сударства и свободой граждан в обществе, считая, что объединение отдельных личнос­тей переходит в нравственное и общественное целое, то есть госу­дарство. Члены его, именуются гражданами, а во­просы безопасности личности, гражданского общества и государ­ства в целом обеспечиваются не отдельным человеком  в «войне всех против всех» (Т. Гоббс), а цивилизованно, на ос­нове права и закона [10].

Представитель немецкой классической философии Г.В. Гегель отмечал качественную определенность понятия «угроза общественной безопасности», значимость принципа, согласно которому, благодаря государству, у человека «привычка к безопасности стала его второй натурой». В своих произведениях он анализировал проблемы безопасности индивида, государства и имущества, акцентируя внимание на принципиальном положении, что «безопасность отдельного человека гарантирует целое», то есть фактически он вел речь об интегральной безопасности. С позиций гегелевской философии, становится понятным опасность для социума религиозного и политического фанатизма [3].

Человек, его судьба, его пред­назначение в этом мире, сущность и смысл бытия также являются важнейшей темой русской фило­софии. Безо­пасность жизнедеятельности че­ловека, его существования и развития, по мнению Н.А. Бердяеву, в полной мере зависят от са­мой личности. Он ставит вопрос о судьбе человеческой ци­вилизации, угрозах и опасностях, которые ей грозят. Раскрывая истоки современного кризиса, Бердя­ев подчеркивает, что вместо орга­нической культуры человечество стало создавать механическую ци­вилизацию, развившую огромные техни­ческие силы, которые по замыслу должны были уготовить царство человека над природой, но они властвуют над са­мим человеком, делают его рабом, убивают его душу. Бердяев исследу­ет важнейшую проблему философской антропологии – от­граничение понятий «человек»-«личность»-«индивидуаль­ность». Он не допускает примата общества над личностью, исходит от духовной ценности каждого человека. Человек как личность име­ет большую ценность, чем обще­ство, нация или государство. Поэтому право че­ловека и его долг – защищать свою духовную свободу от государства и общества. В жизни государст­ва, нации и общества обнаружива­ется демоническая сила, стремя­щаяся подчинить личность чело­века и превратить его просто в ору­дие своих собственных целей [2].

Вместе с тем, необходимо констатировать, что в настоящее время особую роль    в обеспечении безопасности личности и общества играет государство. Отказ государства от этой функции неизбежно ведет к деградации всех общественных отношений, социального порядка, снижению уровня нравственных, правовых, культурных ограничений, способствующихпроявлению эгоизма, низменных инстинктов, насилию. Именно это выступает первопричиной всего спектра опасностей и угроз для существования социума.

Философское осмысление безопасности жизнедеятельности актуально потому, что   в настоящее время в социокультурном измерении наблюдается кризис духовно-ценностных устоев цивилизации. Приоритет потребительских ценностей Запада и традиционализм, ориентацияна общину, законы шариата, презрение к позитивным ценностям других культур современного ислама, апеллируют к низменной стороне природы человека, разрушая нравственные основы функционирования общества. Сложившаяся ситуация в современном мире такова, что именно нравственность выдвигается как стратегический ресурс выживания человечества, и потому на повестку дня ставится весьма непростая проблема нравственной безопасности.

Решение проблем безопасности предполагает применение методологии безопасности систем различного рода. Одной из таких систем является психический мир человека, который сегодня находится под колоссальным прессом электронных масс-медиа. В связи с этим, заслуживают внимания новые эффективные интегральные технологии обеспечения безопасности личности, информации, управления социумом и поведением человека.

Актуализация сегодня философского осмысления проблем безопасности обусловлена вхождением общества, по мнению таких исследователей, как У. Бек, Э. Гидденс, Н. Лума, в зону «мегарисков» («общество риска»). Особую тревогу вызывают опасности и угрозы, связанные со стремительным научно-техническим прогрессом (информатизация и глобализация, инновационная деятельность человека и т.д.), что ведет к неустойчивости общества, его уязвимости. Поэтому не случайно в современную социально-философскую мысль вошла неразрывно связанная с категорией «риск» категория «безопасность».

Исходя из всего вышеизложенного, обеспечение безопасности социума выступает как философско-методологическая проблема.

В настоящее время исследователи проблем безопасности выдвигают различные подходы к пониманию феномена безопасности.

1. Объективный, связанный с природой различных объектов (материальных   и социальных систем) сохранять устойчивость (качество) при воздействии на них отрицательных процессов и явлений, где безопасность понимается как определенное свойство (атрибут) системы. Достаточно распространенным является понимание безопасности как формы саморегулирования системы, которая позволяет ей сохранить свою качественную определенность.

В связи с этим выделяются:

-         энтропийное понимание безопасности, связанное с динамикой и направлением

-         внутренних процессов замкнутых систем, с их внутренней энергией, мерой порядка

-         и беспорядка, организованности и неорганизованности, что определяет мировые процессы, условия и развитие жизни, в том числе, экологические катастрофы, стихийные бедствия, причины войн, конфликтов в обществе, в профессиональной сфере, в семье и т.д.);

-         гомеостатическое ее пониманиекак устойчивого состояния системы, возникающего

-         при поддержании равновесия с окружающей средой (гомеостаза), однако отрицающее развитие.

2. Субъективный подход к пониманию феномена безопасности, обусловливает различные определения сущности безопасности как производных от интересов социума.

Постижение природы безопасности в ее целостности и обусловленное этим снятие односторонности в единстве формы и содержания, объективной и субъективной определенности формируют основу аксеологического (ценностного) понимания природы безопасности.

Таким образом, феномен безопасности проявляется в специфической форме реализацииприродного бытия в человеческом существовании, которая детерминирует рефлексивно-ценностное самоопределение человека по отношению к опасности и угрозе, как для природной определенности, так и для наличных форм бытия вещей.

Данное определение отражает двойственность природного бытия феномена безопасности, обусловленную единством природы самосохранения и особенности формы ее проявления в человеческой жизнедеятельности.

Как уже отмечалось, вопросы теории и практики обеспечения безопасности личности, общества, государства в течение многих столетий находятся в центре внимания философов, юристов, полити­ков, военных и правоохранительных ведомств. Кон­цепции, ключевые понятия, институциональные образования и правовая основа деятельности по обеспечению безопасно­сти неоднократно изменялись в зависимости от активности научной мысли, конкретных исторических условий, развития технического прогресса, политической конъюнктуры и мно­гих других факторов.

К настоящему в основном сложились вполне определенные концептуальные подходы к обеспечению безопасности, сформированы государственные и общественные институты, реализующие дан­ную функцию, установлен терминологический ряд, раскры­вающий основные понятия в рассматриваемой сфере. В то же время ряд вопросов, в частности понятие «национальная безопасность», ее соотношение с другими видами безопасности, координация деятельности по ее обеспечению, требуют даль­нейшего научного осмысления.

Хотя, как уже отмечалось, первые попытки осмысления сущности безо­пасности отмечаются в философской мысли Древнего мира, сам термин «безопасность» впервые был дан в словаре Робера в 1190 году, как спокойное состояние духа челове­ка, считавшего себя защищенным от опасности. В Толковом словаре В.И. Даля безопасность определяется, как «отсут­ствие опасности, сохранность, надежность», а в Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой безопасность трактуется как «состояние, при котором не угрожает опасность, есть защита от опасности».

Стремление государства обеспечить статус-кво существующего режима и безопасность правящей элиты вызвало появление специальной функции – обеспе­чение безопасности, а затем повлекло организаци­онное оформление специальных служб, ответственных за это.

Характерной чертой органов обеспечения безопасности, стала опора на принуждение и насилие. При этом, как отмечал Карл Ясперс, если негосударственное насилие стихийно по своей природе, масштабов не знает, то государственное принуждение и насилие организованно и всегда имеет пределы, очерченные законом. Поэтому уже самое плохое государство оправдано тем, что сдерживает разрушительную энергию общества.

Первоначально обеспечение безопасности не выделялось в обособленную функцию государства и ограничивалось в ос­новном созданием условий для материального и духовного благополучия людей. Лишь к XVII веке в общем комплексе полицейских задач отмечается деятельность государства по обеспечению внешней и внутренней безопасности.

В XVII-XVIII вв., в большинстве европейских стран утвер­дилась точка зрения, что именно государство через систему юридических предписаний и механизм их реализации явля­ется гарантом безопасности. В концептуальном контексте она стала пониматься как обеспечение состояния отсутствия реальной опасности соответствующими государ­ственными органами и организациями.

В качестве основной ценности и неотъемлемого права человека безопасность стала рассматриваться после победы третьего сословия в Англии, США, Франции. В частности, это нашло отражение в Билле о правах (1689), принятом в Англии, в Декларации независимости США (1776), во Французской декларации прав человека и гражданина (1789).

Многочислен­ные революции и войны, потрясшие западную цивилизацию, рост преступности, а также постоянные стихийные бедствия, техногенные и экологические катастрофы, вызванные бурным научно-техническим прогрессом, потребовали адекватных этим вызовам измене­ний в понимании сущности безопасности и мето­дов обеспечения.

Анализ основных подходов к пониманию безопасности как философской категории и социального явления, сложившихся в отечественной науке, показывает их специфику.

первый подход рассматривает безопасность как состояние, тенденцию развития (в том числе и латентную) и условие жизнедеятельности социума, при которых обеспечивается сохранение их качественных определенностей с объективно обусловленными инновациями, и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое, функционирование.

О безопасности как состоянии вполне определенно сказано в Законе РФ «О безопасности» (1992): «Безопасность –это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Однако, необходимо отметить, что отождествление безопасности с состоянием ведет к отрицанию динамичного развития системы. Тем не менее, такой подход дает ключ к выяснению таких взаимосвязанных понятий, как «состояние»; «состояние общества»; «состояние безопасности»; «состояние безопасности общества».

Из этого подхода можно сделать вывод, что безопасность – не абсолютна, а относительна. Свое смысловое значение она приобретает при взаимодействии с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности и окружающего их мира. Она тесно связана со всеми сторонами жизни общества, главной задачей которого является самосохранение и развитие. Однако абсолютизация принципа «сохранности» (устойчивости, неизменности, стабильности) может привести в социальной жизни к явлениям застоя, что представляет опасность для существования общества, ибо абсолютно стабильная система представляет собой чистую абстракцию, так как предполагает не только неподвижность этой системы и составляющих ее элементов, но и изоляцию от любых воздействий извне (стоячая вода). Не всякое состояние социума требует сохранения, а лишь то, которое гарантирует его прогрессивное развитие.

Развитие – это закономерное, направленное, необратимое изменение конкретных материальных объектов, ведущее к возникновению их качественно новых состояний, или принципиально новых объектов как целостных систем.

Развитие и безопасность – две стороны единого процесса общественной жизни. Система безопасности не должна препятствовать созревшим объективным количественным и качественным ее изменениям, а призвана способствовать преодолению без ущерба для социума устаревших форм жизни. Однако первично развитие, а безопасность – вторична и призвана его обеспечить.

Существование любой системы предполагает минимально необходимую степень стабильности, но нельзя абсолютизировать и деструктивность (социальный нигилизм), ведущий к дестабилизации общества. В этой связи безопасность как состояние сохранности предполагает поддержание определенного баланса между негативным воздействием на объекты окружающей среды и его способностью преодолеть это воздействие

второй подход к пониманию, безопасности отождествляет ее с защитой социума от опасностей и угроз, по сути совпадая с понятием «государственная безопасность», которая определялась как состояние защищенности Советского государства от внешних и внутренних угроз. Похожая трактовка безопасности, но в более широком контексте включена и в Закон РФ «О безопасности» (1992), но критерии этой защищенности, а также угрожающие их состоянию факторы здесь не приводятся.

Как показывает практика обеспечения безопасности, ее анализ через термины «защита», «защищенность» значительно сужают ее смысл. Безопасность не может сводиться лишь к отражению угроз, тогда как защита объективно предполагает их. Защищенность предполагает конфронтацию и не дает гарантии безопасности социума, тогда как безопасность предполагает согласие и взаимодействие между противодействующими субъектами. Кроме того, процесс обеспечения безопасности достаточно емок и предполагает предотвращение, нейтрализацию, пресечение, локализацию, ослабление, снижение, отражение и уничтожение источников опасностей и угроз.

В связи с этим, акцентирование на термине «защита» – отражение лишь одной составляющей процесса обеспечения безопасности и недооценка других его составляющих. Однако и сегодня практически все государства рассматривают защиту (оборону) как наиболее реальный способ ограждения социума от опасностей и угроз

третий подход определяет безопасность как деятельность.С этой точки зрения, она рассматривается в динамике как процесс, то есть деятельность социума по выявлению (изучению) предупреждению, ослаблению, устранению (ликвидации) и отражению опасностейи угроз, способных погубить его, лишить фундаментальных ценностей, нанести неприемлемый (недопустимый объективно и субъективно) ущерб, закрыть путь для выживания и развития. Бесспорно, деятельность есть реальная динамическая сила обеспечения безопасности, однако безопасность – это результат, конечный итог, завершающий собой эту деятельность, а не сама деятельность.

четвертый подход, выделяет психологическую составляющую безопасности, сводящую ее сущность к субъективным ощущениям личности или общности. В обыденном сознании это может расцениваться как состояние свободы социума от страха и тревоги. Психологический аспект безопасности обусловлен тем, что у всех людей и групп имеется онтологическая потребность в ощущении безопасности. Однако, указанные ощущения субъективны, поэтому существует возможность неадекватного восприятия опасностей   и угроз: их недооценка и игнорирование или их умышленное раздувание заинтересованными лицами, что приводит не только к достижению прагматических целей, но и к возникновению реальных угроз безопасности социума.

Огромную роль здесь играют СМИ, способные воздействовать на различные слои населения и тиражировать искаженное видение опасностей и угроз, искусственно создавать образ внешнего или внутреннего врага. Возникающая при этом обстановка страха является благоприятной средой для развертывания гонки вооружений, финансирования дорогостоящих и губительных для экономики проектов, прихода к власти авторитарных режимов. С не меньшим успехом может создаваться образ безопасного существования, замалчивания объективно существующих опасностей и угроз, создание обстановки благодушия, что крайне затрудняет их предотвращение. Поэтому психологический подход возможен только при непредвзятом, неискаженном видении и восприятии возможных опасностей и угроз.

Обобщая перечисленные подходы, можно констатировать, что безопасность целесообразно рассматривать в контексте сочетания следующих явлений. Во-первых, как отсутствие опасностей и угроз (оппозиция: «опасность – безопасность»). Во-вторых, как достаточную степень устойчивости к возникающим угрозам, определенный иммунитет, запас прочности тех или иных объектов. В-третьих, как готовность и способность защищаться от опасностей и угроз, восстанавливать свое исходное состояние.

Итак, безопасность – это состояние жизнедеятельности социума, его структур и институтов, гарантирующее их качественную определенность в параметрах надежности существования и устойчивости развития. Это такое состояние, при котором на некий объект не могут воздействовать опасности и угрозы, что практически недостижимо, так как отсутствие опасности вообще, в абсолютном смысле невозможно. В реальной жизни всегда существовали, существуют, и будут существовать опасности самого различного характера, которые различаются по масштабу (частные, ограниченные по отношению к отдельным людям, объектам и т.п., локальные, всеобщие, глобальные). В связи с этим целесообразно говорить об уровнях безопасности – величинах, выражающих степень реальной возможности воздействия на объект опасностей и угроз, или характеризуют результат столкновения противоположно направленных сил: опасностей (угроз) и мер, противостоящих им.

В настоящее время выделяются следующие уровни безопасности: абсолютный (идеальный, совершенный, не-опасность); реальный (фактическая безопасность); достаточный (приемлемая безопасность); предельный (критическая, минимально допустимая безопасность); запредельный (гибель объекта); иллюзорный (мнимая, ложная, кажущаяся безопасность).

В конкретных областях деятельности понятию «безопас­ность» придается различное нормативное значения. Так, выделяется безопасность внутренняя и безопасность внешняя, безопасность военная, информационная, социальная, экономическая, экологическая и т.д.Иначе говоря, содержание этого понятия зави­сит от контекста, в котором оно используется.

Важнейшими составляющими безопасности, ее сущностными элементами атрибутами выступают категории «опасность» и «угроза», в понимании которых нет единства. Так, некоторые авторы отождествляют эти понятия, другие подменяют их такими, как «вызов», «риск». Существуют также понятия «экстремальная» или «чрезвычайная ситуация»[4, с.54-77].

Почти все эти понятия еще совсем недавно отсутствовали в отечественной научной литературе, энциклопедиях и словарях, однако их понимание представляет не только теоретический интерес, так как осознание указанных опасных состояний – это исходный момент практической деятельности по обеспечению безопасности.

В настоящее время по характеру направленности и роли объективного и субъективного фактора в возникновении опасных ситуаций различают такие понятия, как вызовсовокупность обстоятельств не обязательно угрожающего характера, но требующих конкретного реагирования на них; рисквозможность возникновения неблагоприятных последствий деятельности самого субъекта; опасностьобъективно существующая потенциальная возможность нарушения нормального функционирования социума; угроза совокупность условий и факторов, создающих предпосылки для реализации опасности.

С философской точки зрения эти понятия есть не что иное, как образное, эмоциональноокрашенное выражение того, что принято обозначать приближением той или иной системы ккризисному состоянию. Эти понятия не обозначают никакие конкретные материальные явления. Они предстают как геокультурный феномен, представляющий в превращенной форме правила запрета через объективно существующую и осознанную возможность причинить деятельностью какого-либо субъекта неприемлемый ущерб цели, идеалу, ценностям, интересам социума. И все они привязаны к некоторому классу ситуаций, в которых может произойти то или иное негативное явление. Как таковые они обозначают точки разной интенсивности на линии движения от нормы к конфликту, кризису, катастрофе. Методологическая роль этих феноменов заключается в том, что они показывают многоплановость тех ситуаций, которые вызывают озабоченность и тревогу людей, побуждая их к действиям по защите своих ценностей и условий жизнедеятельности. Они подчеркивают специфическое содержание и особенности проявления каждого из них и характеризуют разные степени, интенсивности проявления неблагоприятных факторов. При этом четкого разграничения между ними нет. Комплексный анализ вызовов, рисков, опасностей и угроз позволяет выявлять также тенденции их изменения (нарастания или ослабления).

Индикаторами безопасности выступают следующие факторы: состояние окружающей среды; удовлетворенность жизнью; законность; доверие; сотрудничество; диалог между людьми, народами, культурами и цивилизациями; индекс развития человеческого потенциала (продолжительность жизни; состояние системы образования; уровень и качество жизни); информатизация общества и др. [5, с. 36-50]:

В заключение необходимо подчеркнуть, что определяющим фактором философии безопасности выступает человеческий фактор. В связи с этим, формирование культуры безопасности (ноксологической культуры) личности, выступает одним из основных направлений обеспечения безопасности социума. Этот процесс в современной научной литературе получил название ноксологическое образование и включает в себя воспитание, обучение и развитие личности, направленные на формирование безопасных норм ее поведения, ориентированного на приемлемый риск мировоззрения и приобретение знаний, умений и навыков обеспечения безопасности социума.

Ноксологическое образование имеет специфику, связанную с особенностями категорий «опасность» и «безопасность». Так как опасность выступает в качестве потенциального свойства среды обитания и обладает в достаточно низкой вероятностью реализации, то человек быстро адаптируется к ней, теряя бдительность, а вместе с этим знания, умения и навыки действий в случае реализации опасности. В силу этого, а также витальной потребности человека в безопасности, ноксологическое образование должно быть непрерывным, постоянно поддерживающим знания, умения и навыки в области безопасности, опережающим по сравнению с миром опасностей, с которыми сталкивается человек в своей жизнедеятельности, и прогностическим в соответствии с тенденциями развития общества [8, с. 25-29].

Из всего изложенного можно сделать следующие выводы.

1. Современныереалиижизнедеятельностисоциуматребуютпостоянного и пристального внимания к проблемам безопасности, а это, в свою очередь, обусловливает необходимость поиск новых направлений исследование проблем ее теории и практики.

2. Их внедрение предполагает тесное взаимодействие теории и практики безопасности с философией в онтологическом, гносеологическом, аксиологическом, праксиологическом и иных аспектах.

3. Одним из инновационным направлений в философии безопасности сегодня выступает ноксологическое образование, под которым понимается процесс, направленный на формирование культуры безопасности социума.

 

Литература:

 

  1. Аристотель. Политика. Сочинение в 4-х томах. Том 4. М.,1983. С.375-644.
  2. Бердяев Н.А. Судьбы России. Опыты по психологии войны и национальности. М., 1918.
  3. Гегель Г.В. Политические произведения. М., 1989. Его же: Философия права. М., 1990.
  4. Губанов В.М. Социальные аспекты национальной безопасности. Теоретико-методологические основы исследования: Курс лекций. СПб., 2011.
  5. Губанов В.М. Социальные аспекты национальной безопасности. Методология анализасовременных проблем обеспечения социальной безопасности: Курс лекций. – СПб., 2013.
  6. Губанов В.М., Сатывалдиева Б. Социальная безопасность как социально-исторический феномен // Молодой ученый. – 2015. – № 15 (95). С. 577-580.
  7. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1991.
  8. Девисилов В.А. Ноксологическая культура как фактор устойчивого развития в обществе риска // Вестник высшей школы Almamater. – 2010. – № 11. С. 25-29
  9. Платон. Государстве. Собрание сочинений в четырех томах. Том 3. С.79-420. М., 1994.
  10. Руссо Ж.Ж. Об Общественном договоре, или принципы политического права. – Трактаты. М., 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов