Библиографическое описание:

Старченко Г. Н. Реальное и вымышленное в романе Всеволода Иванова «Похождения факира» [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 19-24.

Творчество Всеволода Иванова 1920–30 г.г. ориентировано на общественно-культурную ситуацию его исторической родины. Родился будущий писатель в посёлке Лебяжье Павлодарского уезда Семипалатинской губернии. Учился в Павлодарском низшем сельскохозяйственном училище, работал в Павлодарской типографии. В дальнейшем Вс. Иванов никогда не забывал своих родных мест, даже объехав весь мир, побывав в Японии и Индии, куда он так стремился, живя в Павлодаре. Здесь для писателя начинался таинственный, романтический мир юрт, дымных кочевий, мир, казалось, сохранивший первозданную форму природной жизни и несложных человеческих отношений.

Внимание к человеческой индивидуальности по-разному проявилось в творчестве Вс. Иванова указанного периода. Сначала — в особой форме скрытого автобиографизма, в рассказах с автобиографической основой, затем в обращении к жанру романа, который не давал достоверного жизнеописания героя, подтверждённого документами, а представлял лишь художественное изложение его судьбы. События в романе «Похождения факира» представлены через призму восприятия автора, при этом автор вправе изменять какие-то моменты и детали. Литература воспоминаний, автобиографий, исповедей и «мыслей» ведёт прямой разговор о человеке. Подобное повествование стирает границы между вымыслом и фактом, позволяя проследить исторические, социальные, психологические особенности, присущие определённому периоду эпохи.

В письме А. М. Горькому от 26 марта 1933 года, где Вс. Иванов сообщает о работе над «Похождениями факира», есть такие строки: «Очень хочется сказать о себе правду. Удаётся это с трудом — нет, нет да и закруглишь её, эту правду, какой-нибудь выдуманной чепухой» [1, с.67]. Среди материалов к «Истории моих книг» встречается запись, относящаяся к «Похождениям»: «Фантастичность и вместе с тем — реальность — и я сам герой, чтоб придать наибольшую реальность, даже имя сохранил, а я мог бы взять, скажем, Пётр или Дмитрий» [цит. по: 2, с. 5].

Многие детали «Похождений факира» связаны с воспоминаниями детства, молодости и другими событиями из жизни писателя. Умело сочетая факты из жизни, вынося на суд читателя реалии окружающей действительности и в то же время, используя мир вымысла и художества, писатель создаёт свой собственный неповторимый стиль. Отдельные образы и лейтмотивы включены в создание образа жизненного странствия. В тончайших подробностях Вс. Иванов изображает посёлки, города, в которых жил и бывал. Исторически точен самый поверхностный слой романа. Подлинны фамилии не только рассказчиков, но и многих иных действующих лиц. Точны некоторые географические названия, достоверны отдельные реалии быта. Однако писателю свойственно не скрупулёзное воспроизведение действительности, а буйное фантазирование.

Переплетение реальногосвымышленным является одной из сильных сторон романа Вс. Иванова. С одной стороны, как будто намеренно автобиографическая задача, с другой — опора художника на внешние черты автобиографизма лишь для придания реальности вымышленному, нафантазированному. При осуществлении замысла эти две разные задачи по-разному сказались в первой книге — «Факир подходит к цирку», более автобиографической, и во второй и третьей. По мнению Л. А. Гладковской, «Факир обходит цирк» и «Факир входит в цирк» строятся почти исключительно на вымысле. Но образ главного героя, скрепляющего все три книги, развивается последовательно и органично» [3, с.91]. Правдивость повествования, возможность прикоснуться к «я» рассказчика позволяет читателю воспринимать даже вымышленные детали как реальные факты.

В произведении много внимания уделено Павлодару и другим родным местам автора: «О, этот Павлодар! Я и сейчас вижу как во сне, эти бесконечные пыльные улицы, по которым не спеша шагают люди, каждый из которых непременно самородок. Павлодар, в сущности, есть расширенное Лебяжье, с прогимназией, казачьим управлением, городской думой, с полицейскими участками<…>. Дома — большие деревянные, церковь разве в камне (но у церквей своя история — дальше). И у каждого человека своя история. Своё счастье» [4, с.323]. Специфическое мироощущение главного героя «Похождений факира», круг идей романа определили и саму общую картину жизни сибирской провинции 1920–30 г.г.

Есть факты и последовательность автобиографии: Лебяжье, Волчиха, Павлодар. Лавки, церкви, чайные, провинциальные типографии, скрип телег на трактах, парады бродячих цирковых труп, самодельные чудеса факира, его хождения в Индию. Здесь родословная Всеволода Иванова. При этом отсутствует подробное описание дома, поскольку главное внимание сосредоточено на внутренних взаимоотношениях персонажей.

Роман «Похождения факира» написан от первого лица. В основу рассказа о жизни юноши положены личные воспоминания писателя, но под его пером рождается не очередная художественная автобиографии, а оригинальнейшее жанрово-сюжетное образование. Автобиографичность прозы Вс. Иванова — способ вытеснения реальной биографии. Писателю кровно нужна «полоса отчуждения» между собой и персонажем, носящим его имя, переживающим его жизненную авантюру. Это побег от себя, попытка прожить инкогнито в раз и навсегда знакомом мире, обмануть его однообразие переодеванием, его недвижность — своим бродяжничеством.

Первая часть романа обнаруживает равновесие между описанием и повествованием, как это принято в автобиографическом романе-воспоминании. Во второй и в третьей частях происходит сдвиг в сторону повествования (за счёт описания). Да и само описание меняется. Если в первой части присутствует исповедальная искренность, с самого начала осложнённая лёгкой иронией, то во второй и третьей — она исчезает совсем.

В романе проявляется две тенденции: стремление широко охватить эпоху и одновременно как можно глубже постичь неповторимую человеческую индивидуальность. Автор не только вспоминает о реальной обстановке своего детства и юности, но рассказывает и о своём постепенном духовной становлении. Общественные события, создающие исторический контекст романа и круто изменяющие судьбу героя, являются лишь фоном, оттеняющим очередной этап развития индивидуума.         

В центре романа (что было отражено в заголовках частей) — образ цирка, к которому проходит и в который входит факир Сиволот. Цирк, который перевернул всю жизнь подростка и стал его мечтой, был построен в городе Павлодаре на улице Карла Маркса. Здесь Всеволод увлёкся факирством, здесь родилась его мечта непременно дойти до Индии — сказочной страны, которая для многих романтиков была тогда олицетворением «духа». На арене балагана его впервые увидел казахский писатель Мухтар Ауэзов. Именно в цирке началась литературная деятельность писателя — он стал создавать маленькие сценки для клоунов, а потом и первые рассказы о цирковой жизни.

У Вс. Иванова развитие юноши подано как процесс, где вечные признаки сливаются со специфическими, продиктованными временем и обстоятельствами жизни. С Ивановым и в самом деле происходило много удивительного и странного. Он исходил чуть не всю Западную Сибирь и Среднюю Азию, был факиром, протыкал себя шпагами, чтобы заработать на жизнь, всерьёз занимался йогой и опытами передачи мыслей на расстоянии.

В романе автор вспоминает юность, казахские степи, приуральские леса, сибирские городки, жизнь грубую, тяжёлую, но в то же время отличавшуюся сложностью и запутанностью драматических положений. Вс. Иванов показывает судьбу юного человека, образ которого несёт в себе представление об авторском идеале, что является неотъемлемой чертой искусства как такового. В произведении ощущается отношение писателя к герою, при этом создаётся художественный образ, который содержит субъективное представление автора. Молодой человек Сиволот пытается найти себя в этом мире, воплотить свои мечты в реальность, но жизненные ситуации всячески мешают молодому факиру исполнить заветную мечту.

С самого начала автор описывает своё детство, семью, трудные годы жизни, своё окружение, не выдумав, а изобразив так, как оно было в реальной жизни. Судьба героя обусловлена теми социальными обстоятельствами, которые были присущи конкретному историческому периоду. Жажда необычного началась у Всеволода Иванова задолго до писательства. Обычное связывалось с трудным и неровным домашним бытом, с бездуховной, мелкокорыстной жизнью павлодарской родни, с затхлым существованием уездного Павлодара. Обычным было низшее сельскохозяйственное училище, обычным явился уход из семьи.

Дневник героя Вс. Иванова накрепко связан с провинциальным миром провинциального Павлодара. Юноша Всеволод, брошенный в пучину житейского моря, рано узнаёт, как жесток мир, в котором ему предстоит отыскать своё место под солнцем. Эта жестокость заявляет о себе на каждом шагу то самосудом над конокрадом, то нелепой неукоснительностью традиций, то равнодушием к людским страданиям. Бесчеловечны социальные порядки, с которыми приходится сталкиваться герою, на себе испытывающему гнёт и бесправие. Иванов очень рано становится жертвой житейских невзгод, с ними ему не совладать. Спасением видится мысленное переселение в мир мечты, прекрасный уже тем, что ни в чём не похож на окружающую героя реальность.

Стихия вымысла захватила героя, ещё ребёнком он начал фантастически преображать жизнь. У него, как и других «мечтателей», есть «идея». Это Индия. Индия — экзотическая страна чудес, во всём противоположная серой, неприглядной обыденщине, страна дервишей и факиров. Сам герой уподобляет себя индийскому принцу, брошенному к берегам Иртыша коварными претендентами на престол его отца. Символика путешествия, странствия в романе тесно связана с концепцией человека как странника, путника. Странствие становится формой внешней жизни героя, вера в легенду и сотворение мифов — внутренней.

Оперируя мотивами, почерпнутыми из книг любимых авторов, калькируя книжные ситуации, герой Иванова творит в сознании свой особый мир, где все эти мотивы, ситуации, образы оказываются пропитаны реальными ощущениями юноши и в существе своём преобразованы. Самостоятельность — непременный атрибут поэтического мышления героя при всей его романтической стереотипности. Герой никогда не замыкается в своем одиночестве. Наоборот, душа его жаждет контактов с людьми, ищет поддержки.

Два мира, живущих в подвижном сознании героя, взаимопроникаемы. И это оказывается плодотворным: мир реальности насыщается отзвуками воображаемых картин, а фантастические видения конкретизируются внесением в них реальных бытовых проблем. Постепенно мир Индии настолько «обживается» сознанием героя, что обретает возможность стать основой для его усложнившихся фантастических видений. В новых фантазиях «мир Индии» уже становится тем первым миром, с которым сталкивается второй, вновь выдумываемый: возникает двоемирие уже внутри фантастического героя.

Исследователи творчества Вс. Иванова прежде всего оценили художественную правду романа и мастерство её выражения. Правду и автобиографичность надо понимать не как использование прошлого в качестве канвы произведения, а как использование собственного видения мира и вызванных в связи с этим своих мыслей, раздумий и переживаний. Наиболее значимым является передача тех норм и правил, привычек и традиций, современником которых являлся сам писатель.

Творчески переосмысливая действительность, всевозможные факты собственной жизни, писатель выражает свои мысли и мироощущения, передавая чрезвычайно личные, искренние и откровенные чувства. Логика действительности заменяется логикой художника. Рождается особая концепция жизни, не претендующая на объяснение всех противоречий и тенденций реальности, но способная уловить многое и очень существенное в ней. Вымышленные детали позволяют писателю преобразить уже свершившееся событие, в результате чего грань между фактом и вымыслом становится условной. Вс. Иванов не добивается точного фактического сходства жизни главного героя с собственной биографией, но автор верно передаёт общий характер своей юности, её «маршруты», её жизненную пестроту.

Литература:

1.      Иванов Вс. В. Переписка с А. М. Горьким. Из дневников и записных книжек. Изд. 2-ое, доп. — М.: Советский писатель, 1985. — 480 с.

2.      Косенко П. Биографические повести и литературные портреты. — Алма-Ата: Жазушы, 1980. — 280 с.

3.      Гладковская Л. А. Жизнелюбивый талант. Творческий путь Всеволода Иванова: монография. — Л.: Худож. лит., 1986. — 304 с.

4.      Иванов Вс.В. // Избранные произведения: в 8-х т. Похождения факира: Роман. — М.: Худож. лит., 1985. — Т. 1. — 647 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle