Библиографическое описание:

Коновалова Э. К., Григорян Е. О. Сложность отображения национального колорита при переводе оригинального текста [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 206-209.

Межкультурное взаимодействие как общественный феномен было вызвано к жизни практическими потребностями послевоенного мира, которые были поддержаны изменениями в общественном сознании, в признании абсолютной ценности разнообразия мировых культур в отказе от колонизаторской культурной политики, в осознании хрупкости существования и угрозы уничтожения огромного большинства традиционных культур и языков.

Необходимость межкультурных коммуникаций в современном обществе, их специфика и функции были рассмотрены российскими учеными (Н.К.Иконниковой, С.Г.Тер-Минасовой) и зарубежными исследователями (Р.Льюисом, Т.Тэном, Г.Хофстедом и др.). Особый интерес представляют исследования, направленные на изучение включения личности в систему культуры и функций контроля за поведением личности, которые осуществляет культура. К подобным исследованиям относятся работы представителей американской культурной антропологии (Ф.Боас, Ф.Бок, А.Кардинер, Э.Сепир и другие). Большой основополагающий вклад в теорию влияния языка на образ мышления и поведения человека внесли Э.Сепир и его последователь Б. Уорф.

Известно, что контакты и взаимоотношения между культурами возникают в результате различных причин. В современных условиях бурное развитие межкультурного взаимодействия происходит в самых разных сферах человеческой жизни: туризме, спорте, военном сотрудничестве, личных контактах и т.д. Социальные, политические и экономические изменения в мировом масштабе привели к небывалой миграции народов, их переселению, смешению и столкновению. В результате этих процессов все больше людей переступают раньше разделявшие их культурные барьеры. Формируются новые явления культуры, границы между своим и чужим стираются. Возникающие при этом перемены охватывают практически все формы жизни и получают в разных культурах неоднозначную оценку. Эти оценки чаще всего определяются особенностями взаимодействующих культур.

В контексте диалога культур информация существует не изолированно, а в неразрывной взаимосвязи с культурной картиной мира, имеющейся у каждой стороны. В совокупности культурная картина мира и коммуникативная информация образуют контекст процесса коммуникации.

В межкультурной коммуникации принято выделять внутренний и внешний контексты. В качестве внутреннего контекста выступает совокупность фоновых знаний, ценностные установки, культурная идентичность и характерные особенности индивида. Сюда же может быть отнесен настрой, с которым коммуникант вступает в общение и который составляет психологическую атмосферу коммуникации. Внешний контекст коммуникации составляют условия и сфера общения. Для межкультурной коммуникации важным обстоятельством является место проведения коммуникации, которое определяет фон коммуникативного процесса. Коммуникант, находящийся на своей территории, чувствует себя более комфортно, чем иностранец, и лучше ориентируется в пространстве собственной культуры. Характер коммуникации на рабочем месте и дома будет различаться по степени углубления в бытовую культуру и влияния личностных факторов. Здесь чаще всего возникает довольно много недоразумений.

Межкультурные различия важно изучать по нескольким причинам: знание их позволяет четче осознать особенности своей культуры, позволяет более эффективно взаимодействовать с представителями другой культуры, избегать межэтнической напряженности и может служить руководством в случае этнических конфликтов, исследование культур других народов учит людей терпимости, уважению, и пониманию других культур.

Потому как каждая культура неповторима, её взаимодействие с другими привносит сочность, эмоциональность, экспрессивность, колоритность культуре того или иного народа.

Роль перевода в этом обмене художественными ценностями очень велика.

Любое произведение ведет свой диалог с читателем: восприятие художественного текста есть общение с ним. Как и при взаимодействии двух языков, в случае с культурой в сознании читателя возможны три варианта:

  • полная эквивалентность (культурные универсалии);

  • неполная (частичная) эквивалентность;

  • отсутствие эквивалентности.

Национальное своеобразие произведения проявляется в целом ряде факторов, таких как: сюжет, характеры и ситуации, специфика языка. Однако исполнительский характер переводческого труда вносит свои коррективы. Например, сюжетно-тематическая сторона произведения не входит в компетенцию переводчика. А вот язык произведения в его национальной специфике входит в сферу переводческих проблем, образуя то, что С.Флорин метко охарактеризовал как «муки переводческие». Отсюда дилемма – или показать специфику национальной окраски и увлечься «экзотикой» или сохранить привычность и утратить специфику» [12, с. 279].

Точка зрения об оптимальном соотношении оригинального замысла и импровизации в тексте, является сегодня доминирующей в теории перевода. И.Левый так сформулировал эту концепцию:

«В переводе имеет смысл сохранять лишь те элементы специфики, которые читатель перевода может ощутить как характерные для чужеземной среды. Все остальное представляет собой бессодержательную форму, поскольку не может быть конкретизировано» [4, с. 130].

К числу аутентичных элементов текста, проблема передачи которых относится именно к компетенции переводчика, принадлежат реалии, ситуативные реалии и имена собственные в той их части, которая допускает и перевод, и транскрипцию, т.е. в первую очередь так называемые «значащие имена».

Под реалиями современная теория перевода понимает «слова (и словосочетания) именующие объекты, характерные для жизни и быта одного народа и чуждые другому» [2, с. 55].

С.Влахову и С.Флорину принадлежит и общепризнанная предметная классификация реалий, состоящая из 3 больших групп:

  • географические реалии;

  • этнографические реалии;

  • административно-политические реалии.

Тесно соприкасаются с реалиями так называемые ситуативные реалии.

«Будучи наименованием отдельных предметов, понятий, явлений быта, культуры, истории данного народа или данной страны, реалия как отдельное слово не может отразить данный отрезок действительности в целом. Многое из того, что нужно «читать между строк», не вмещается в узкие рамки отдельных слов-реалий. Таковы характерные иносказания, намеки, аллюзии, все «сказанное» языком жестов и весь внеязыковой фон» [2, с. 25]. С другой стороны, словесное искусство – не плакат, и авторская идея, сверхзадача обычно в той или иной степени заключены в подтексте. Раскрытие сокровенного смысла отдельных элементов складывается в общую картину понимания, причем не только логической, но и эмоциональной глубины текста.

Теоретики перевода правы, утверждая, что: «Вопрос об отражении внеязыковой действительности реалиями (и иными средствами)– один из самых сложных в теории перевода и вместе с тем исключительно важный для любого переводчика художественной литературы. В нем сплетается целый ряд разнородных элементов, таких, как переводческий аспект страноведения, культура переводчика, учет фоновых знаний (знакомство с соответствующей средой, культурой, эпохой) читателя перевода по сравнению с привычными восприятиями и психологией читателя подлинника и, наконец, немало литературоведческих и лингвистических моментов» [2, с. 26].

Следующий важный вопрос – как реализуется на практике тот особый подход при передаче реалий, о котором говорят классики вопроса, в том числе С.Влахов и С.Флорин. Он заключается в следующем:

1. Транскрипция или транслитерация.

2. Аналогия.

Данные взаимно противопоставленные способы достаточно употребительны: если транскрипция или транслитерация сохраняет национальный облик реалии, выделяющий ее в тексте, колорит иноязычного текста, то необходимость обращаться к сноске, нередко отвлекает читателя от эстетического сопереживания, что идет во вред главной задаче текста. Например, А. Ширванзаде в своей повести «Намус» дает яркие примеры данного явления (карас – большой глиняный кувшин для вина; тондир – особая печь, врытая в землю, на глиняных внутренних стенах которой выпекают хлеб-лаваш; лаваш – тонкий хлеб в виде лепешки). Там же показан яркий пример этого явления, где четко отображен национальный облик: «Прежде всего он поднял стакан за здоровье новобрачных. – За Царя и Царицу! – Уррра!» (Царь и Царица передают в тексте значение жениха и невесты).

Аналог понятен читателю сразу, но при нем происходит подмена одного колорита другим, что искажает содержание текста и нарушает передачу истинного значения слова. В повести «Злой дух» А. Ширванзаде имеется такая реплика: Иван-креститель сказал мне во сне: «Кто невинен, тот – счастлив». Интересующее нас выражение «Иван-креститель» является аналогом «Ованнес-Мкртыч» в армянском языке.

3. Описательный перевод, т.е. объяснение, конкретизация понятий в тексте (например: «Оружие» в произведении «Давид Сасунский» О. Туманяна представлено переводчиком как «меч и щит». Бывают случаи, когда он сопоставляется с сохранением в тексте реалии. Данный метод требует от переводчика мастерства в некоторых случаях, так как тексту свойственна перегрузка и объемность

4. Родо-видовая замена: подстановка более широкого родового значения вместо видового. Так же в повестях А. Ширванзаде встречается «хлеб» вместо конкретного национального «лаваш» или «чурек».

5. Нулевой перевод (опущение реалии). Удивительно, но иногда он является эффективным. Посредственные переводы нередко транскрибируют все, что трудно перевести и, тем самым, заполняют текст лжереалиями. Обратимся к работам А. Ширванзаде «Намус» и «Злой дух», в которых ярко показаны примеры нулевого перевода, такие как «зурна», «духан», «кейф», «уста», «чуха», «Майрам-баджи», «Сона-Хатун» и т.п.)

«В зависимости от того, сосредоточено ли на ней внимание читателя, стоит ли она на виду или же является незаметной деталью в тексте подлинника, по-разному будет решаться вопрос о выборе» [2, с. 106]. Проходная реалия в важном месте может быть и опущена, дабы не отвлекать внимание читателя от главного. Очевидно из приведенных примеров, перевод армянских реалий на русский язык являются трудной, многогранной, емкой работой, требующей внимания, терпения, знания культурной самобытности, культурных различий данных народов, которые должны учитывать переводчики.


Литература:

  1. Бок Ф.К. Структура общества и структура языка//Новое в лингвистике. Вып. VII. Социолингвистика. – М., 1975.

  2. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М. 1986.

  3. Иконникова С.В. Диалоги о культуре. – Л., 1987.

  4. Левый И. Искусство перевода, М., Прогресс, 1974.

  5. Льюис Р.Д., Райф А.Х. Игры и решения. Введение в критический обзор. – М., 1961.

  6. Россельс В. Опыт теории художественного перевода // Левый И.

  7. Искусство перевода. М. 1974.

  8. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. – М., 1993.

  9. Тер-Минасова С.Г. Синтагматика речи: онтология и эвристика. – М., 1998.

  10. Туманян О. Стихи, четверостишия, поэмы, легенды, баллады.:Пер.С.Шервинский – Е.,1986.

  11. Уорф Б.Отношение норм поведения и мышления к языку//Новое в лингвистике (пер. с англ. и франц.). Вып. 1-2. – М., 1960-1962.

  12. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 1983.

  13. Ширванзаде А., Избранное:Пер.Я.Хачатрянца; – М.:Правда,1988.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle