Библиографическое описание:

Звада О. В. Парадоксальность языка морали [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 90-93.



 

Данная статья посвящена проблеме выражения морали в языке и парадокса как одного из аспектов, характеризующих рассматриваемый феномен. Дано определение морали и на материале англоязычной литературы исследуются языковые способы парадокса.

Ключевые слова: мораль, парадокс, язык, сознание, знание

 

This article deals with the problem of expression of morality in a language and paradox as one of the aspects which characterize this phenomenon. There is a definition of the phenomenon of morality. Linguistic means of paradox’s expression are investigated on the material of English literature.

Key words: morality, paradox, language, consciousness, knowledge

 

Мораль является одной из форм нравственного сознания, которая фиксируется в общих правилах (нормах) поведения, предписаниях (выражениях долженствования и необходимости) и оценках (одобрение, осуждение). Норма, долженствование и оценка являются базовыми составляющими (основами) морали.

Мораль представляет собой многомерное понятие, опирающееся на различные участки значений нормативно-ценностного характера, которые обладают прескриптивной функцией. Вопрос о том, что представляет собой мораль (нравственность), остаётся невыясненным; речь идёт не о теоретическом определении, а об установлении эмпирических границ, фиксации качественного своеобразия явления. [Словарь по этике 1989: 186]. Мораль представляет собой общественную форму отношений между людьми [Гусейнов 1995: 351].

На основании данных англоязычных словарей [LDCE 1995: 924, LASD 1998: 428, Hornby [2] 1992: 311, ODCE 1998: 578, CIDE 1995: 917, CCELD 1991: 937, WNCD 1973: 748], феномен morality можно представить как: principlesorstandardsofbehaviour, basedonrightandwrong. В определениях morality заложена оценочная дихотомия хорошо / плохо, так как рассматриваемое понятие содержит следующие лексические единицы: right / wrong, virtue / vice, good / bad. Имена существительные conduct, behaviour, standards, principles, manners имеют отличный от других составляющих статус, поскольку они относятся к обеим антиномиям.

В словаре синонимов [WDS 1990: 557] рассматриваемый феномен идентифицируется со словами goodness, virtue, probity, honour, honesty, excellence, perfection, merit, то есть оно тяготеет к положительному полюсу good (добро).

Анализ словарных дефиниций позволяет утверждать, что оценка (положительная или отрицательная) заложена в семантическом объёме лексических единиц, выражающих мораль. В них выражается некий стандарт, отношение к идеалу, следовательно, можно говорить о том, что в этих словах заключена мысль о том, как должно поступать, то есть эти слова, наряду с оценочной семой в составе лексического значения, реализуют сему долженствования.

Морали присущи регулятивная и ориентирующая функции в языке. Язык, выражающий мораль, носит прескриптивный характер, то есть мораль выступает, как правило, в виде требований, заповедей, правил. Mораль может выступать одновременно как цель (мораль — не просто то, что есть, она — то, что должно быть) и как задача. Мораль является, с одной стороны, характеристикой личности, то есть совокупности таких её моральных качеств, как правдивость, честность, доброта, с другой стороны, как характеристика отношений между людьми, то есть совокупности моральных норм: требований, заповедей, правил.

Язык, выражающий знание о морали, отражает особый ментальный мир. Язык морали санкционирует специфический способ отношений между людьми, отличный от иных типов нормативной регламентации межличностных связей, складывающихся в сфере общепринятых обычаев, права, политики и т. д.

Мораль и знание о морали отражаются в нормативно-этических “определениях” морали, в высказываниях типа “мораль есть Х”. Моральные высказывания рассматриваются как социальные действия. Элементами моральных высказываний являются моральные суждения. Моральные суждения бывают предписательные, оценочные и дефинитивные.

Моральные суждения ориентированы на партнёра по диалогу, его реакцию, хотя и варьируются по своей структуре и содержанию. В любом случае нравственное суждение содержит два элемента — описательный и нормативный. Описание фиксирует деяния индивида или группы людей, в то время как нормативный элемент запечатлевается в предписании того или иного типа поведения или же оценке совершённого.

Мораль существует в мире, который, по сути своей, амодален. Но именно понятие “мораль” показывает разорванность человеческого существования между материальным и духовным при помощи различных видов модальности. Язык морали характеризуется различными видами модальности, как то: оценочности, возможности, необходимости, императивности, долженствования.

Язык морали выражает отношение к идеализированной модели мира при помощи предикатов: “хороший”, ”плохой”, “добро”, “зло”, “добродетель”, “порок”. Оценка моральных качеств личности в целом связана с соблюдением либо нарушением субъектом определённых этических норм. В оценочных номинациях и определениях — existenceofthatwomanisa scandal; honest; decent и т. п. или глаголах типа starve; decieve, указывается прямо на нарушение этических и социальных норм. Важнейшим способом оценочной этической интерпретации социальных поступков выступает их “опредмечивание” — описание в виде физического действия: thestirringofhisinnateself; tobefilledwithjoy; havethenerveto.

Одним из способов выражения языка морали является парадокс. Основная черта парадокса — алогизм. Парадокс, как определенную словесную композицию, определяют следующим образом: кажущееся абсурдным и противоречащее здравому смыслу утверждение, своеобразное мнение, которое резко расходится с общепринятым. Парадоксу свойственна определенная двусторонность, двойственность и, что особенно характерно, он обладает специфическими когнитивными свойствами. Парадокс преимущественно используется с целью создания комического эффекта [ФЭС 1964].

С одной стороны, парадокс — противоречие, которое возникает в теории при соблюдении в ней логической правильности рассуждения. В этом случае логически обоснованное утверждение парадоксально противоречит ранее принятым утверждениям. С другой стороны, существует мнение, что в парадоксе нет противоречия, в нем присутствует противопоставление, которое достигается за счет использования характерологических языковых средств. Для того, чтобы состоялся коммуникативный акт и реципиент понял парадокс, нужно выявить возможные конфигурации фреймовых структур, активизирующихся при его восприятии.

Парадокс может использоваться с целью обличения определенных изъянов манеры поведения и существующей морали:

  1.                «Each class would have preached the importance of those virtues, for whose exercise there was no necessity in their own lives. The rich would have spoken on the value of thrift, and the idle grown eloquent over the dignity of labour. It was charming to have escaped all that!» [Wilde (2) 1994: 59].
  2.                «“Strange world we live in”, thought Julia.

“Actors do their damnest to look like gentlemen and gentlemen do all thаt can to look like actors» [Maugham 1978: 70].

Парадокс цепко схватывает мысль, помогает сфокусировать внимание на пороках различных слоёв общества и представить их в ироничном свете (первый пример). Для создания комического эффекта автор употребляет глагол ”topreach” — проповедовать, что позволяет высмеять мнимую добродетель. Богатые говорят о бережливости, a бездельники — о значении труда. Предложение содержит словосочетания: importanceofvirtue, dignityoflabour, charmingtoescape, что, наряду с описываемым положением дел, позволяет подчеркнуть недостатки и пороки.

Рассмотрим второй пример. Проведем компонентный анализ слов:

damn — 1) condemn; say that smth. is bad or a failure;

2) used to express anger, disappointment or annoyance [Hornby (1) 1992: 315];

gentleman — 1) one who is honorable and well-bred;

2) a man of wealth and social position [Hornby (2) 1992: 15].

Компонентный анализ слова gentlemаn показывает, что в лексическое значение данной языковой единицы входит сема положительной оценочности, что позволяет охарактеризовать человека благовоспитанного и обладающего определённым положением в обществе. В то же самое время джентльмены делают всё, для того, чтобы выглядеть также как актёры, а актёры делают всё невозможное, чтобы их принимали за джентльменов.

Существуют определённые когнитивные модели формирования парадоксов, соотносимые с логическими схемами, лежащими в их основе. Когнитивные модели, в трактовке Дж. Лакоффа, как типовые способы формирования парадоксальных высказываний, представляют собой повторяющиеся конфигурации фреймовых структур, участвующих в создании парадоксов.

Анализ вышеприведенных примеров позволяет сделать вывод о том, что язык морали может отражать парадоксальную картину мира при помощи различных языковых средств: сослагательного наклонения, эпитетов, иронии, оценочных суждений.

Язык морали указывает на разнообразные семантические отношения, лежащие в основе текстообразования, ассоциации, сравнения, отношения к идеализированной модели мира. В обыденном языке этические знания воплощаются косвенно — в интерпретации совершаемых человеком действий. Язык морали поэтому является стилистически окрашенным при помощи метафор, крылатых выражений, иронии, парадокса, которые используются для усиления текста, яркой и точной характеристики лиц, отражают структуру и свойства человеческой психики.

Следует также отметить, что экспериментом в морали является мера обязательности моральных суждений для того, кто их высказывает. У нас нет иного критерия проверить, действительно ли человек видит лучшее, кроме его усилий, направленных на осуществление того, что он считает лучшим. В морали знать и выбрать есть одно и то же, истинность морали проверяется готовностью испытать на себе ее благотворную силу. По плодам их узнаете их — это, евангельское правило можно считать ответом на анализируемую ситуацию, в которой человек лишь полагает, делает вид, будто он видит и одобряет лучшее, благое.

 

Литература:

 

  1.                Гусейнов А. А. Великие моралисты. — М.: Республика, 1995. — 351 с.
  2.                Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов. // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1981. — Вып. 10. — С. 350–369.
  3.                Словарь по этике / Под. ред. А. А. Гусейнова и И. С. Кона. — М.: Политиздат, 1989. — 447 с.
  4.                ФЭС — Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1964. — Т. № 3. — 584 с.
  5.                СCELD — Collins cobuild English language dictionary. — London & Glasgow: Collins Birmingham University International Language Database, 1991. — 1703 p.
  6.                CIDE — Cambridge international dictionary of English. — London: Cambridge university press, 1995. — 1773 p.
  7.                Hornby (1) — The advanced learner’s dictionary of current English by A. S. Hornby, E. V. Gatenby, H. Wakefield. — СтавропольСПИИП “Синглей”, 1992. — A-F. — 540 p.
  8.                Hornby (2) — The advanced learner’s dictionary of current English by A. S. Hornby, E. V. Gatenby, H. Wakefield. — СтавропольСПИИП “Синглей”, 1992. — G-P. –511 p.
  9.                Hornby (3) — The advanced learner’s dictionary of current English by A. S. Hornby, E. V. Gatenby, H. Wakefield. — СтавропольСПИИП “Синглей”, 1992. — Q-Z. –509 p.
  10.            LDCE — Longman dictionary of contemporary English. The complete guide to written and spoken English, 3–d edition, Longman dictionaries. — Spain, Barcelona: Cayfosa, 1995. — 1667 p.
  11.            LASD — Longman active study dictionary. — Glasgow: printed in England by Caledonian International book Manufacturing Ltd, 1998. — 807 p.
  12.            MDSA — The Macmillan dictionary of synonyms and antonyms. Ed. by Lawrence Urdang; Chatham, Kent, 1995. — 371 p.
  13.            OED (6) — Тhe Oxford English dictionary (A new english dictionary on historical principles) volume 6. — Oxford: Clarendon press, 1933. — L-M. — 820 p.
  14.            ODCE — The Oxford dictionary of current English. Ed. by Della Thompson. –Printed in Great Britain by Мackays of Chatham, Kent: Oxford University press, 1998. — 1075 p.
  15.            WDS — Webster’s dictionary of synonyms. — Merriam CO., — Springfield, Mass, U. S. A.: G&C Publishers, 1990. — 907 p.
  16.            WNCD — Webster’s new collegiate dictionary. — Merriam CO., — Springfield, Mass. U. S. A.: Webster G. C. Meriam Publishers, 1973. — 1573 p.
  17.            Maugham W. S. Theatre / W. S. Maugham. — M.: Foreign language publishing house, 1978. — 209 p.
  18.            Wilde O. (1) The Happy Prince and other Stories / O. Wilde. — Printed in England by Clays Ltd, St Ives plc: Penguin popular classies, 1994. — 204 p.
  19.            Wilde O. (2) The Picture of Dorian Gray / O. Wilde. — Printed in England by Clays Ltd, St Ives plc: Penguin popular classies 1994. — 255 p.
  20.            Учебник: этика. Парадокс морального поведения. http://uchebnik.biz/book/314-yetika/12-paradoks-moralnogo-povedeniya.html

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle