Библиографическое описание:

Забунова К. Н. Детализация языковой личности студента среднего профессионального образования [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 38-40.

Речь человека — его внутренний портрет. Д. Карнеги утверждал, что о человеке всегда судят по его речи, которая может рассказать проницательным слушателям о том обществе, в котором он вращается, об уровне интеллекта, образования и культуры [6].

В современном языкознании проблема изучения языковой личности является одной из весьма актуальных, поскольку «нельзя познать сам по себе язык, не выйдя за его пределы, не обратившись к его творцу, носителю, пользователю — к человеку, к конкретной языковой личности» [5]. Для современной науки интерес представляет уже не просто человек вообще, а личность, т. е. конкретный человек, носитель сознания, языка, обладающий сложным внутренним миром и определенным отношением к судьбе, миру вещей и себе подобным. Он занимает особое положение во Вселенной и на Земле, он постоянно вступает в диалог с миром, самим собой и себе подобными. Человек — существо социальное по своей природе, человеческое в человеке порождается его жизнью в условиях общества, в условиях созданной человечеством культуры. Образ мира формируется у любого человека в ходе его контактов с миром и является основным понятием теории языковой личности [10].

«Слово личность, имеющее яркую окраску русского национально-языкового строя мысли, содержит в себе элементы интернационального и, прежде всего, европейского понимания соответствующего круга идей и представлений о человеке и обществе, о социальной индивидуальности в её отношении к коллективу и государству» [2].

Языковая личность — социальное явление, но в ней есть и индивидуальный аспект. Индивидуальное в языковой личности формируется через внутреннее отношение к языку, через становление личностных языковых смыслов, при этом языковая личность оказывает влияние на становление языковых традиций. Каждая языковая личность формируется на основе присвоения конкретным человеком всего языкового богатства, созданного предшественниками. Язык конкретной личности состоит в большей степени из общего языка и в меньшей — из индивидуальных языковых особенностей [8].

Существует множество классификаций языковой личности по различным аспектам. О. А. Кадилина предлагает классификацию, включающую три компонента: 1) слабая языковая личность; 2) усредненная языковая личность; 3) сильная (элитарная) языковая личность [4]. Нам эта классификация представляется наиболее точной. Студентов среднего профессионального образования было бы правильно отнести к слабой языковой личности.

Главный признак слабой языковой личности — плохая речь. «Плохая (в смысловом, коммуникативном, языковом отношении) речь — свидетельство несформированных когнитивных моделей, отсутствия информационных фрагментов, связи между ментальными и вербальными структурами. Аналогичным образом может быть оценена и ″хорошая″, и ″ средняя″ речь» [1].

Как и сильная языковая личность, слабая языковая личность может проявлять себя практически на всех рече-коммуникативных уровнях: на фонетическом (орфоэпическом), лексическом, семантическом, фразеологическом, грамматическом, стилистическом, логическом, прагматическом. Впрочем, в этом плане, как справедливо пишет В. И. Карасик, «важна не столько иерархия уровней, сколько идея неразрывной связи между разными сигналами, характеризующими либо престижную, либо непрестижную речь» [4].

Определить принадлежность говорящего к низкому социальному слою общества (что в подавляющем большинстве стран мира коррелирует с понятием слабой языковой личности) возможно уже на уровне произношения, интонации. В. И. Карасик говорит о низком образовательном уровне и провинциальном происхождении и перечисляет ряд признаков «презираемого произношения» [4]. «Произношение не должно быть безграмотным, с одной стороны, и претенциозным, с другой стороны» [4].

Самая распространенная ошибка в современной коммуникации, независимо от языка, — наличие большого количества слов-паразитов, пустых звуков, не имеющих никакого смысла. Они свидетельствуют вовсе не о значительности личности, как ошибочно думают некоторые, а лишь о скудости ее словарного запаса. Аналогична роль в речи вульгарных, непристойных выражений, матерщины и уголовного жаргона (они есть «свидетельство осквернения души, нравственного неблагополучия жизни» [7], канцелярит, употребление слов и словосочетаний в несвойственных им значениях, чрезмерное употребление иноязычных слов — это «болезни нашей речи» [7]. В речи слабой языковой личности часто встречаются выражения «и все такое», «и тому подобное», выступающие в качестве детализации и абстракции [4].

Логические нарушения также являются признаком слабой языковой личности. «Наблюдения показывают, что людям свойственно на короткое время упускать из виду какой-либо существенный (чаще всего не категориальный, а характерный) признак объекта: тем самым объект в той или иной мере растождествляется в сознании субъекта, невольно относится не к своему классу, в результате чего субъект ведет себя по отношению к объекту А так, как если бы он был не-А» [9].

О. А. Кадилина пишет: «В идиостилевые параметры слабой языковой личности входят незнание норм различных стилей и жанров языка и речи, форм речевого этикета, бедность речи, однообразие лексического состава, неумение слушать собеседника и достойно отстаивать свою точку зрения, агрессивный тон, неприятный голос, наличие большого количества слов-паразитов, пустых звуков, не имеющих никакого смысла, что свидетельствует о скудости словарного запаса, логические нарушения, отсутствие умения считывать кинетическую информацию, неумение вести беседу в нужном русле, скованность, зажатость, страх перед общением и стремление избегать его, шумливость, суетливость, самонадеянность, чванство, канцелярит, употребление слов и словосочетаний в несвойственных им значениях, чрезмерное употребление иноязычных слов, применение вульгарных, непристойных выражений, брань, насмешки, критиканство без разбора, неуживчивость, неприменение похвалы и одобрения, неумение различать ситуации, требующие применения суггестивов и директивов. Слабая языковая личность считает себя умнее и значимее окружающих. В свою очередь, окружающие избегают такого человека, игнорируют, смеются над ним за глаза или даже презирают, считают дураком; могут понизить в должности» [3].

 

Литература:

 

1.                  Бутакова Л. О. Языковая способность — речевая компетенция — языковой сознание индивида // Русский язык: исторические судьбы и современность: II Междунар. конгресс исследователей русского языка (Москва: МГУ им. М. В. Ломоносова, 18–21 марта 2004 г.): Труды и материалы. — М.: МГУ, 2004. С. 13–14.

2.                  Виноградов В. В. История слов. — М.: Толк, 1994.

3.                  Кадилина О. А. Сильная / слабая языковая личность: коммуникативно-прагматические характеристики: дис. … канд. филол. наук. — Краснодар, 2011.

4.                  Карасик В. И. Речевая индикация социального статуса человека // Эссе о социальной власти языка / Под общ. ред. Л. И. Гришаевой. — Воронеж: ВГУ, 2001. С. 37–56.

5.                  Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М., 1987. — 263 с.

6.                  Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично. Как перестать беспокоиться и начать жить: Пер. с англ. / Общ. ред. и предисл. В. П. Зинченко и Ю. М. Жукова. — М.: Прогресс, 1989. — 720 с.

7.                  Колодко В. М. «…Обращение с русским языком вызывает тревогу» // Проблемы русского и общего языкознания: Межвуз. сб. науч. тр., посв. Году русского языка. — Елец: Елецкий гос. ун-т им. И. А. Бунина, 2008. Вып. 6. С.120–122.

8.                  Мигненко М. А. Языковая личность в пространстве культуры // Современная лингвистика: теория и практика. Мат-лы 7-й Межвуз. научно-методич. конф. Ч. 1. — Краснодар: КВВАУЛ, 2007. С. 132–134.

9.                  Савицкий В. М. Псевдоинформативные высказывания (логический аспект) // Языковая личность: проблемы креативной семантики. Сб. науч. тр. к 70-летию профессора И. В. Сентенберг. — Волгоград: ВГПУ: Перемена, 2000. С. 115–120.

10.              Самосенкова Т. В. Языковая картина мира и формирование языковой личности иностранного студента в процессе обучения культуре профессионального речевого общения // Мова: Научно-теоретический журнал по языкознанию. — Одесса: Одесский национальный ун-т им. И. И. Мечникова. 2006. № 11. С. 384–387.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle