Библиографическое описание:

Моногарова А. Г., Раздуев А. В. Сопоставительный анализ структурных моделей фундаментальных и прикладных терминосистем (на материале терминологий нанотехнологий и медиации) [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 123-128.

Известно, что о степени зрелости любой профессиональной деятельности во многом можно судить по состоянию ее понятийно-терминологического аппарата. Сегодня задача терминоведения — это не только усовершенствование уже созданных терминов, но и изучение развивающихся терминологий, репрезентирующих понятия новых отраслей профессионального знания и науки.

Тесная связь некоторых терминологий с практической деятельностью человека позволяет квалифицировать их как терминосистемы прикладного характера, в противовес фундаментальным терминологиям, репрезентирующим структуры фундаментального научного знания [4, с. 24]. Проблема отграничения фундаментальных терминологий от терминологий прикладного характера в современном терминоведении только поставлена [1] и еще ждет своего решения, в первую очередь, потому, что не до конца разработаны критерии подобного отграничения. В первом приближении можно констатировать, в частности, что о фундаментальном или прикладном характере терминосистемы можно судить по количеству терминов-архаизмов и в особенности терминов-историзмов, представленных в этой терминосистеме. Как подчеркивают Х. А. Акаева, О. А. Алимурадов и М. Н. Лату, данный критерий связан с тем, что развитие научного знания прикладных и фундаментальных дисциплин, протекающее, вне всяких сомнений, в тесной корреляции с развитием соответствующего терминологического аппарата, обнаруживает некоторые отличия. Фундаментальное знание характеризуется эволюционным развитием, в отличие от знания прикладного, которому присущ революционный тип развития. Вследствие этого фундаментальные науки более стабильны и насчитывают меньшее количество смен парадигм, что можно объяснить тем, что фрагмент окружающей действительности, которые они описывают, остается в большей степени неизменным. Вследствие этого, фундаментальное знание учитывает весь предыдущий накопленный опыт; при этом знания, полученные давно, не теряют своей актуальности сегодня. Соответственно, в терминосистемах фундаментального плана относительно невелик корпус терминов-архаизмов, представляющих собой единицы специализированной лексики, ранее использовавшиеся для номинации конкретного понятия и вышедшие из употребления, а также терминов-историзмов, представляющих собой термины, вышедшие из употребления в связи с исчезновением называемого ими понятия в рамках конкретной области научного знания.

В условиях интеграции России в мировое научное пространство, глобализации процессов научного обмена, увеличения доли международных исследований, проводимых с участием российских специалистов, важной проблемой являются воссоздание структуры и закономерностей функционирования англо- и русскоязычных прикладных терминосистем [3, с. 157]. В силу специфической референтной сферы, терминосистема нанотехнологий и терминосистема медиации представляют интересный материал для изучения того, какими отличительными чертами могут обладать отраслевые и прикладные терминологии. Системное изучение терминов, опирающееся на принципы детерминизма, невозможно без анализа их структурных особенностей. Настоящее исследование посвящено рассмотрению структурных моделей терминов в рамках терминологий, имеющих явный прикладной характер (терминосистемы медиации и нанотехнологий). В частности, нас интересуют структурные особенности данных терминологических систем, а именно, структурная классификация исследуемых лексических единиц, основные словообразовательные модели, а также особенности семантики терминологических единиц. Однако для начала рассмотрим некоторые важные характеристики данных терминологий.

Терминосистему медиации можно охарактеризовать как ряд терминов, сгруппированных по признаку существования между ними внутрисистемных структурных и понятийно-семантических связей, формирующих определенную семантико-функциональную структуру, тесно коррелирующую с референтной прикладной сферой медиации. Таким образом, терминосистема медиации выступает в качестве «когнитивно-логической модели», обеспечивающей конвенциональную ориентированность специалистов [5, с. 66]. Тот факт, что критерии, обеспечивающие информативность терминологии медиации, во многом напоминают имманентные характеристики юридической терминосистемы, объясняется рассмотрением медиации в правовом контексте (с поправками на меньшую строгость регламента процесса медиативного урегулирования споров и разногласий) [10, с. 211]. Так как медиация только начинает внедрение в жизнь общества, ее терминология является лишь относительно стабильной, продолжая развиваться и пополняться новыми элементами. В то же время, следует учитывать, что в медиации решение принимается на основе обоюдного согласия, поэтому предполагается, что термины, закрепляющие соглашение сторон, должны быть максимально доступными и не должны вводить участников медиации в недоумение [12, с. 1094]. Отсюда можно сделать вывод о том, что термины, которые являются «строительным материалом» для развертывания основных этапов дискурса медиации, — это, в первую очередь, активно употребляемые слова и фразы, известные большинству людей, решающихся на медиацию.

В свою очередь, англоязычная терминология нанотехнологий представляет собой совокупность лексических единиц, которая со всей возможной полнотой охватывает обозначения специальных нанотехнологических понятий. Учитывая тот факт, что на данный момент область нанотехнологий не может считаться окончательно сформированной вследствие ее относительно недавнего появления, термины сферы нанотехнологий в сумме образуют молодую формирующуюся терминосистему с постоянно обновляющейся терминологией, которая находится в процессе становления и которая требует лингвистического анализа [8, с. 49].

В рамках нашего исследования особый интерес представляет структурная классификация терминов, в соответствии с которой выделяются простые и сложные термины, терминологические сочетания с делением их на связанные (устойчивые многокомпонентные терминологические сочетания, где невозможна замена составляющих его элементов без нарушения семантической целостности всего сочетания) и свободные (терминологические сочетания, где «возможна синонимическая замена одного или двух составляющих его элементов с сохранением семантической целостности всего сочетания»), а также фразовые термины (термины, в которых отношения выражены союзами или предлогами) [9, с. 158].

Таким образом, в первом приближении все термины сферы нанотехнологий, также как и термины медиации, можно разделить на группы простых (однокомпонентных) и сложных (многокомпонентных) терминов. Однокомпонентные, в свою очередь, делятся на подгруппы: непроизводные или корневые (atom, carbon, photon/ person, session) и производные термины (nanorobot, nanotechnology, nanotech, nano). В рамках терминологии сферы нанотехнологий, многокомпонентные термины делятся на четыре подгруппы: в первую входят сложносокращенные терминологические единицы с сокращениями различных типов (aerogel, protonogram, biotechnology) и бленды (moletronics, nanobot, qubit); во вторую подгруппу сложных терминов А. В. Раздуев выносит инициальные аббревиатуры и акронимы (XRD — X-raydiffraction, TEM — tunnelingelectronmicroscope, CNT — carbonnanotube/ ADR, MIAM), а в третью — фразовые термины и терминологические словосочетания, в свою очередь делящиеся на связные (pointofzerocharge, drugdelivery) и свободные (drynanotechnology, dynamicaberration, metaloxidenanostructure) многокомпонентные терминологические единицы. К четвертой подгруппе относятся цепочечные терминологические образования (all-biologically-controlled, layer-by-layer), а также смешанные многокомпонентные термины, например, различные комбинации сокращений и аббревиатур, сокращений/аббревиатур и слов (Cryo-EM — cryogenicelectronmicroscopy, СРВ velocity — chargeparticlebeamvelocity, SePD — severeplasticdeformation; LB-technique — Langmuir-Blodgett technique) и т. д. Наряду с выделенными подгруппами следует отметить наличие в классификации сложных (многокомпонентных) терминов двух-, трех-, четырех-, пятикомпонентных единиц (atacticpolymer, atomic absorption analysis, atomic force microscope nanolithography, ballistic protection nanocrystalline alloy fiber) и т. д. [7, с.64].

Несмотря на то, что для терминологии медиации (ТМ) также справедливо деление на однокомпонентные и многокомпонентные термины, некоторые типы многокомпонентных терминов (например, цепочные образования) встречаются крайне редко. Специфической чертой ТМ является максимальная краткость формулирования терминов без ущерба их точности и понятности. Термины медиации обычно создаются с учетом принципа компактности (vesting, win-win, tort), в то время как пролонгированные определительные конструкции встречаются довольно редко (среди немногочисленных терминов такого рода: court-sponsored mediation programs). В медиации существует довольно большая группа терминов, образованных в ходе специализации значения общеупотребительных слов (award, sign, avoidance, co-existence, confessions, dispute). Такие термины нельзя путать с «размытыми» обозначениями понятий или терминами в переносном значении, что в ТМ является недопустимым [10, с. 212].

Обе рассматриваемые терминологии имеют своеобразный структурный состав. Так, одним из свидетельств того, что нанотехнологическая терминология и терминология медиации является развивающимися, формирующимися терминосистемами может служить факт преобладания в них новых терминов, под которыми мы понимаем, прежде всего, многокомпонентные лексические единицы.

Для терминологии сферы нанотехнологий справедливо правило, согласно которому чем больше компонентов в том или ином термине, тем он новее [6, с. 212]. Являясь своего рода семантическим аттрактором, основной (ядерный) терминокомпонент привлекает к себе новые терминоэлементы, которые приобретают новый статус в процессе уточнения и конкретизации денотируемых научных понятий. Образование многокомпонентных терминов происходит следующим образом: к термину-названию широкого, родового, понятия из сферы нанотехнологий добавляется определение, сужающее его значение до объемов видового научного понятия. Например, английские термины nanotube(нанотрубка) и nanorobot(наноробот), определяемые как «ananoscaletube-likestructurewhichcanbefoundnaturallyinsomemineralsorbeman-madefroma varietyofmaterialsincludingcarbon» и «acomputer-controlled robotic device constructed of nanometer-scale components to molecular precision, usually microscopic in size» соответственно [12], используются как основа для ряда терминов с определениями, уточняющими тип, структуру или материал, из которого сделан соответствующий нанотехнологический объект: carbon/non-carbonnanotube(углеродная/неуглеродная нанотрубка), single-walledcarbonnanotube(одностенная углеродная нанотрубка), multi-walledcarbonnanotube(многостенная углеродная нанотрубка); molecularnanorobot(молекулярный наноробот); medicalnanorobot(медицинский наноробот); self-replicatingnanorobot(самовоспроизводящийся наноробот). Следует заметить, что в терминологии медиации такое образование также имеет место (party(сторона), thirdparty(третья сторона), respondingparty(отвечающая сторона)).

Анализ структуры и состава нанотехнологической терминологии показал, что около 66,3 % отобранных и исследованных терминов являются многокомпонентными, а 18,9 % терминологических единиц — однокомпонентными, 14,8 % приходится на аббревиатуры [7, с. 65]. В рамках терминологии медиации также преобладают многокомпонентные термины (73,7 %), в то время как на долю однокомпонентных приходится лишь 10,8 %, а на долю аббревиатур — 15,5 % [10, с. 212].

Статистические данные еще раз подтверждают сделанный ранее вывод о том, что рассматриваемые терминологии являются развивающимися, так как, во-первых, многокомпонентные термины образуются на основе уже существующих терминоэлементов, и их логично рассматривать именно как структурно и семантически производные единицы; во-вторых, аббревиированные единицы также являются сравнительно молодыми, производными единицами, образованными в результате сокращения (усечения) уже существующих многокомпонентных нанотехнологических терминов [8, с. 139].

Развивающиеся терминологии требуют тщательной систематизации с области словопроизводства, поэтому очевидна необходимость системного рассмотрения структурных моделей терминосистем с учетом основных способов терминообразования: морфологический, синтаксический и морфолого-синтаксический [2, с. 72].

Наиболее частотным и продуктивным в английском языке для сферы нанотехнологий является префиксальный способ терминообразования по следующим моделям: micro- + N: microneedle, microalloy, microbalance(94 ЛЕ); nаnо- + N: nanoscience, nanorobot, nanosystem(548 ЛЕ); super- + N: superfoam, superlattice(37 ЛЕ). Среди частотных приставок, использующихся для образования терминов сферы нанотехнологий, можно назвать также: de-, di-, il-, im-, in-, inter-, re-, trans-, ultra-, anti-.Менее частотные следующие модели: co- + N: copolymer(28 ЛЕ); multi- + N: multibeam, multiphoton(25 ЛЕ); supra- + N: supramolecule(20 ЛЕ). Среди окказиональных (наименее частотных) префиксов можно также назвать следующие: hyper-, dia-, para-, endo- и др. (в совокупности около 50 ЛЕ).

Общее количество лексических единиц, образованных по префиксальной модели, составляет 1277 слов (из выборки в 10200 лексических единиц), т. е. 11 % от общего числа проанализированных терминов.

В значительном количественном составе наличествуют термины, образованные с помощью различных суффиксов и префиксально-суффиксальным способом (среди наиболее частотных формантов — -ic(al), -ist, -ed, -tion, -ion, -ing, -sion, -ible, nano-, micro- и др.), например, compatibilization, disproportionation, microalloyed, microbiologist, nanobiologist, nanocrystalline, nanometric, nanostructured, nanotechnologist, microchemical, nanoprecipitation, sensorization, supersaturated(system), nanobiocompatibility, nanobiomi-neralization [12] и др. Количество таких дериватов составляет 484 и 863 лексические единицы соответственно, или 4,7 % и 8,5 % от общего объема выборки.

Среди частотных суффиксальных моделей образования нанотехнологических терминов можно назвать следующие: N+ -ing: templating, capping(147 ЛЕ); V+ -ion: ablation; aberration(165 ЛЕ). Среди окказиональных суффиксальных моделей образования нанотехнологических терминов можно назвать только одну: N+ -oid: fulleroid, bacteroid(29 ЛЕ).

Среди частотных приставочно-суффиксальных моделей выделяются следующие:nano- + V+ -or: nanomanipulator, nanomodificator, nanosensornanoassembler, nanoactuator(59 ЛЕ); nano- + N+ -ics: nanobionics, nanoelectronics, nanoionics(65 ЛЕ); nano- + N+ -tion(-ation): nanofabrication, nanoinstrumentation, nanooxidation(135 ЛЕ); nano- + N+ -ology: nanobiology; nanometrology, nanopharmacology(51 ЛЕ); nano- + V+ -ing(nano- + Part. I): nanocasting, nanoalloying, nanocoating (90 ЛЕ);nano- + V + -ed (nano- + Part. II): nanostructured, nanophased (80 ЛЕ); sub- + V + (a)tion: subplantation (7 ЛЕ); homo- + N + -ene: homofullerene (4 ЛЕ); hetero- + N + -ene: heterofullerene (2 ЛЕ).

Среди менее частотных и, следовательно, характерных именно для изучаемого подъязыка приставочно-суффиксальных моделей терминообразования, можно назвать следующие:seco- + N + -ene: secofullerene (1 ЛЕ); nor- + N + -ene: norfullerene(1 ЛЕ); co- + N + -ic: copolymeric(9 ЛЕ).

Отдельно рассмотрим структурные модели терминов, образованных в результате сокращения или аббревиации: Aaa + Bbb A(a)B(b); Aaa + Bbb +CccA(a)B(b)C(c) (кроме начальных букв, могут быть использованы начальные буквы терминоэлементов и части основ): AFM (Atomic Force Microscopy), AED (Auger Electron Diffraction), XRES (X-ray Resonant Exchange Scattering); SENTAXY (Selective Nucleation-based Epitaxy), CNT (Carbon Nanotube), SWCNT (Single-Walled Carbon Nanotube), SThM (Scanning Thermal Microscopy) (420 ЛЕ).

Говоря о моделях образования терминов с аббревиатурами, нельзя обойти вниманием следующие нестандартные образования: Aaa + Bbb + Ccc + Ddd A-BCD: S-FIL (step and flash imprint lithography) (2 ЛЕ); Aaa + Bbb + Ccc + Ddd + Eee AB-CDE: WA-CVD (water-assisted chemical vapour deposition) (2 ЛЕ); ABC + Ddd ABC Ddd: BCN tube, SWNT fiber (52 ЛЕ);ABC + Ddd ABC-Ddd: AFM-assisted, ALD-coated (40 ЛЕ).

Общая численность терминов-аббревиатур в масштабах изученной выборки достигает 1507 лексических единиц, что составляет 14,8 % от общего числа отобранных терминов.

Среди морфолого-синтаксических моделей (осново- и словосложения) образования нанотехнологических терминов следует отметить следующие:

A+ (o) + B A(o)B(где A — первое слово / основа / часть основы, о — соединительный элемент, В — второе слово / основа / часть основы): photonogram(12 ЛЕ); A+ B A-B, A+ B+ C ABC(где С — третье слово / основа / часть основы, а A, B и C могут быть, в свою очередь, осложнены аффиксами), в частности: A+ B A-B/ AB: adsorption-active, carbon-based, self-replicating, nanotube-based, aerosol-scattered, alignment-controlled, alpha-detector, alpha-emitting(975 ЛЕ); N+ N N/N: block-copolymer, bulk-technology, solgel, wavelength.

Такие словообразовательные модели, как обратная деривация и конверсия, достаточно широко распространенные в английском языке в целом, практически не представлены в английском подъязыке сферы нанотехнологий. Конверсию можно трактовать как окказиональный, т. е. достаточно редко встречающийся механизм терминодеривации в рамках рассматриваемого подъязыка (около 0,1 % выборки): N V: beam(N) tobeam(V); cluster(N) tocluster(V), aggregate(N) toaggregate(V) (5 ЛЕ); Adj. N:thermophotovoltaic(Adj.) thermophotovoltaic(N) (1 ЛЕ).

Усечения однокомпонентного термина также относятся к редко встречающимся способам терминообразования или, скорее, формообразования: Aaa Aa: nanotechnology nanotech, nanobiology nanobio; apparatus app(6 ЛЕ).

Терминология медиации значительно уступает терминологии сферы нанотехнологий в разнообразии структурных моделей. Количество терминов, образованных путем словосложения, в медиации крайне мало. Общим для рассматриваемых терминологий является минимальное количество терминов-блендов, а также незначительное число терминов, образованных с помощью конверсии. Таким образом, наиболее продуктивными деривационными моделями в терминологии медиации являются следующие:

Для однокомпонентных терминов:

1)        N + suffix (ing) = Anchoring — фиксирование; попытка зафиксировать базисную точку (тезис), вокруг которой разворачиваются переговоры; Bumping — преимущественное обеспечение работой лиц с большей выслугой лет;

2)        N + N + ing = Featherbedding — практика сохранения численности рабочей силы независимо от потребности в ней;

3)        Adj+ N + suffix (ing) = Broadbanding — широкая классификация работ; уменьшение количества тарифных разрядов, т. е. объединение прежних тарифных разрядов в несколько более крупных групп с единой ставкой заработной платы).

Для многокомпонентных терминов:

4)        V + suffix(ing) + N= Bargaining Unit — договаривающаяся сторона; сторона-представитель; Disarming Strategies — обезоруживающие стратегии; стратегии, направленные на разрушение в процессе медиации негативных стереотипов;

5)        ABBREVIATION = EDR — (Effective Dispute Resolution); GRIT (Gradual Reduction in Tension); ZOPA — (Zone of Possible Agreement); ODR — (On-Line Dispute Resolution).

Менее распространенными в медиации являются семантические способы терминообразования, такие как метафоризация (Open Shop agreement/settlement– открытый цех; соглашение об открытом цехе; Framing — определение проблемы внутри диспута; Frames — обнаруженные проблемы), метонимизация, специализация/расширение значения.

Опираясь на структурный анализ терминов медиации, приходим к следующим выводам. Безусловно, наиболее продуктивной моделью создания медиативных терминов является модель «V + suffix (ing) + N», по которой образовано 39,2 % всех терминов выборки. Производные термины, образованные по модели N + suffix (ing) составляют лишь 7,9 %. Относительно высокая частотность терминов-аббревиатур в медиации (8,5 %) объясняется стремлением к экономии языковых средств, а именно уходом от использования в речи сложных многокомпонентных терминов в пользу их сокращения до известных участникам процесса аббревиатур. На долю структурных моделей «N + N + ing» и «Adj+ N + suffix (ing)» приходится 5,7 % и 4,2 % соответственно. Остальные 34,5 % терминов выборки представляют собой примеры недеривативного образования.

На основе сопоставительного анализа структурных моделей терминологии медиации и терминологии сферы нанотехнологий можно вывести следующие обобщенные замечания. Несмотря на то, что одной из наиболее продуктивных словообразовательных моделей английского языка является аффиксация, в рассматриваемых терминосистемах прикладного характера данная модель не является превалирующей. Для обеих терминосистем характерны чрезвычайно широкое использование аббревиатур, многообразие их типов и высокий темп обновления. Интересно, что если поначалу сокращения функционируют параллельно с оригинальными терминологическими единицами, то с течением времени становятся их полноценной заменой. Роль словосложения (одного из самых продуктивных видов словообразования в английском языке) в структуре терминов рассматриваемых терминологий различна — высокая продуктивность в сфере нанотехнологий и практическое отсутствие в терминологии медиации. Таким образом, мы видим, что для обеих терминосистем типичным является осложнение аффиксами одного или нескольких компонентов, участвующих в морфолого-синтаксической терминодеривации, в результате чего получаются сложнопроизводные терминоэлементы.

Как показывает анализ, развивающиеся прикладные терминологии являются негомогенными образованиями, для них характерно использование различных структурных моделей. Изучение новой терминологической лексики и способов ее образования чрезвычайно важно для современной лингвистики и не потеряет своей значимости в будущем. Вероятность «смещения приоритетов по активным словообразовательным процессам» [8, с. 203] в английском профессиональном языке сферы нанотехнологий и медиации обусловливает необходимость дальнейшего лингвистического анализа структурных моделей, позволяющего уйти от спекулятивных результатов и более точно оценить характер терминологии.

 

Литература:

 

1.         Акаева Х. А., Алимурадов О. А., Лату М. Н. Прикладные и фундаментальные терминосистемы как взаимокоррелирующие вербальные основы профессиональной коммуникации: к постановке проблемы / Х. А. Акаева, О. А. Алимурадов, М. Н. Лату // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2014. № 3. С. 112–115.

2.         Алимурадов О. А. Особенности структуры и функционирования отраслевых терминосистем (на примере терминосистемы нанотехнологий) / О. А. Алимурадов, М. Н. Лату, А. В. Раздуев. Пятигорск, 2011. 112 с.

3.         Алимурадов О. А., Раздуев А. В. Термины-эпонимы в русском и английском подъязыках нанотехнологий: структурно-семантический и гендерный аспекты / О. А. Алимурадов, А. В. Раздуев // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2011. № 2. С. 157–161.

4.         Алимурадов О. А., Лату М. Н. Метафоричность термина как переводческая проблема / О. А. Алимурадов, М. Н. Лату // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2006. № 4. С. 24–27.

5.         Голованова Е. И. Введение в когнитивное терминоведение: учеб. пособие/ Е. И. Голованова. М.: ФЛИНТА: Наука, 2011. 224 с.

6.         Лейчик, В. М. Терминоведение: предмет, методы, структура [Текст] / В. М. Лейчик. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. 256 с.

7.         Раздуев А. В. История возникновения и развития терминологии нанотехнологий / А. В. Раздуев // European Social Science Journal. 2011. № 8. С. 60–69.

8.         Раздуев А. В. Современный английский подъязык нанотехнологий: структурно-семантическая, когнитивно-фреймовая и лексикографическая модели диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук / дис. … канд. филол. наук: Пятигорский государственный лингвистический университет. Пятигорск, 2013. 247 с.

9.         Ткачева, Л. Б. Основные закономерности английской терминологии [Текст] / Л. Б. Ткачева. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1987. 200 с.

10.     Чернышенко А. Г. Специфика лингвистических параметров дискурса медиации / А. Г. Чернышенко// Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013. № 12–1 (30). С. 209–213.

11.     Chernyshenko A. G., Alimuradov O. A. Linguistic Parameters of the Mediation Discourse / A. G. Chernyshenko, O. A. Alimuradov // Middle East Journal of Scientific Research. 2013. T. 15, № 8. P. 1092–1096.

12.     Nanodic.com. All About Nano [Electronic resource]. — URL: http://www.nanodic.com.



[1] Публикация выполнена в рамках проектов «Когниолингвистическое и лексикографическое моделирование фрагментов прикладной и фундаментальной научной картины мира (русский и английский языки)» в соответствии с Государственным заданием Министерства образования и науки РФ ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» на 2014–2016 гг. (руководитель проекта — доктор филологических наук, профессор О. А. Алимурадов) и «Комплексное когнитивное исследование особенностей номинации терминов приоритетных направлений развития научно-технического комплекса РФ», выполняемого по гранту Президента Российской Федерации (договор № 14.Z56.14.4389-MK от 03.02.2014 г.) (руководитель проекта — кандидат филологических наук, доцент М. Н. Лату).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle