Библиографическое описание:

Илакавичус М. Р. Неформальное общекультурное образование взрослых — ресурс развития личности и общества [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, ноябрь 2013 г.). — Уфа: Лето, 2013. — С. 212-214.

В современный научно-педагогический дискурс прочно вошли понятия «социальный заказ», «социальный запрос». Своеобразная интервенция экономической терминологии, с одной стороны, обусловлена желанием сократить разрыв между тем, что насущно необходимо социуму сегодня и сейчас, и тем, что в состоянии предложить ему система образования. В этой логике можно выявить локусы согласования потребностей и их адресатов, положить это знание в основу выстраивания образовательных практик, активируя механизм диверсификации. Однако обнаруживают себя и локусы депривации. В этом случае мы имеем сформированные потребности, далеко не направленные на удовлетворение материальных потребностей, а конкретных адресатов роде бы как и нет. Подобное положение вещей не является напрямую предметом заботы формального образования, что не означает отсутствия внимания со стороны общества к «нестандартным» образовательным запросам. Потому что в подавляющем большинстве европейских стран для их удовлетворения предназначен неформальный сегмент непрерывного образования — самая настоящая площадка для апробирования инноваций, реализации человекоцентрированной образовательной идеологии.

Термин «неформальное образование» относит нас идее непрерывного образования, мыслимого как триада общего, неформального и информального сегментов. Согласно определению Европейской организации образования взрослых, неформальное образование — специально организованная деятельность по способствованию процессу, в рамках которого люди могут сознательно развиваться как личности, самостоятельно опираться на свои собственные возможности в социальных отношениях и деятельности с помощью повышения уровня знаний и понимания; соотносить собственные мнения и чувства с мнениями и чувствами других; развивать умения и способы их выражения.

Рассматривая подходы к определению функции непрерывности, А. Е. Марон перечисляет следующие: просветительский (ставит в центр внимания тезис о самоценности пожизненной учебы); технократический (исходит из факта морального износа производственно-технических знаний и умений); личностно-деятельностный (обеспечивает освоение знаний и умений, необходимых человеку в различных областях жизнедеятельности по всему спектру ее проявления: от семейных отношений до профессиональной деятельности; креативный (акцентирует внимание на пожизненном обогащении творческого потенциала личности. Ученый считает: «последний подход представляется наиболее продуктивным, так как, будучи реализован на практике, должен обеспечить опережающее развитие личности как необходимую предпосылку ее активного и компетентного участия в прогрессивных преобразованиях общественной жизни» [1, с.19–20]. Данное утверждение как нельзя более полно отражает целеполагание неформального образования.

Вернемся к объяснению интервенции экономической терминологии в область наук об образовании. Вторая ее причина — редукция понимания полноты человеческого качества до «человека экономического». Это обусловило факт распространения определения образования взрослых как механизма экономического роста, немыслимого без роста человеческого капитала. Генеральной линией андрагогических исследований является рассмотрение образования взрослых в аспекте периодически возобновляемого профессионального самосовершенствования. Данный аспект, безусловно, значим для самореализации взрослого, однако за его пределами остаются важнейшие смысложизненные вопросы. Их специфика заключается во вневременной актуальности. Идея образования длиною в жизнь обусловила необходимость диверсификации самого процесса образования. Сегодня оно призвано помочь взрослому человеку преодолеть тенденцию непрерывности изменений — то есть воспринимать их как постоянную характеристику, научиться выстраивать свой жизненный путь в условиях «текучей современности» (З. Бауман). Ориентирами жизнестроения традиционно являются идеалы и ценности культуры.

Данное положение осмысляется в онтологии образования взрослых (Л. Г. Брылева, В. П. Лаврентьев), вводящей в методологию образования взрослых онтологии. Исследователи расширяют спектр акторов образования, включая в него Сущее, Абсолют. Они активно осмыляют понятие самореализации взрослого, делая акцент в понимании взрослости на духовной зрелости. Значимым для взрослого в данном контексте становится самопонимание, рефлексия, с помощью которой взрослый осмысляет себя как важную часть мира, вступающую в диалог с ним, находящуюся в поисках своего предназначения.

В данном контексте образование взрослых трактуется как «процесс онтологически осознанного развития и саморазвития людей (общностей), духовно обогащающего и связанного с овладением значимого для них опыта, воплощенного в знаниях, умения в знаниях, умениях, навыках, творческой деятельности и ценностно‐смысловом отношении к себе, миру, Богу» [2, с.33]. Основываясь на идее непрерывности образования, ученые определяют принципом образования взрослых целостность — «полноту развития и саморазвития человека, его личностного осуществления; это внутреннее единство, тождество, нераздельность человека с самим собой и высшими смыслами бытия. Это создание в человеке состояния не суетности, но корневой (родовой) устойчивости в собственном развитии, существовании, осуществлении» [там же]. В рамках подобного подхода профессионально ориентированное образование явно не может рассматриваться в качестве достаточной для противодействия глобальным тенденциям расчеловечивания человека, прерывание культурной преемственности, разрушения площадок для диалога между поколениями.

Специалисты условно разделяют систему образования взрослых на профессиональную и общекультурную подсистемы. Общекультурное образование связывают с «удовлетворением «внепрофессиональных» потребностей людей как граждан. Родителей, представителей тех или иных этнических общностей, как личностей и т. д». [3, с.8]. Мы понимаем под неформальным общекультурным образованием сегмент неформального образования, нацеленный на удовлетворение потребности осмыслять экзистенциальные проблемы, искать сферы самореализации, напрямую не связанные с получением доходов. Знания и опыт, полученный в данном сегменте, способствуют открытию новых жизненных этапов, перспектив развития, связанных с вечными ценностями человеческой культуры.

Вопрос о сущности образовательной деятельности в общем образовании традиционно находится в центре внимания широкой педагогической и научной общественности. Современный взгляд на проблему представлен в работах О. Е. Лебедева. Ученый считает, что ее объектом является социальный опыт решения познавательных, политических, нравственных и иных проблем; предметом — решение собственных проблем учащихся, неизбежно возникающих в процессе изучения социального опыта. Образовательная деятельность тогда будет результативной, когда она будет нацелена и на проблемы субъекта. Важнейшими компонентами результата становятся способность к решению проблем самоопределения, самопознания и самореализации [4].

Все перечисленное выше полностью относится и к образованию взрослых. С возрастом проблемы личностного развития не уменьшаются, а только увеличиваются. Нерешенные, они становятся причиной кризиса, не позволяющего выйти на новый этап развития, полноценно пройти жизненный путь. Мы начали статью с описания парадокса: имеется сформированный запрос на поддержку личностного развития взрослого, но о существовании конкретного адресата можно догадаться, лишь проанализировав сегмент неформального общекультурного образования. Существует огромный спрос на образовательные практики, компенсирующие отсутствие внимания со стороны государства к культурно-досуговой сфере в новейший период. Посещающие кружки, мастер-классы, входящие в сообщества по интересам взрослые стремятся к восполнению цельности своей личности, суженой обществом потребления до «человека экономического». Изначально присущая человеку способность к духовно-нравственному развитию, к реализации субъектности ищет своего адекватного воплощения в социальной практике. Одна из наиболее сообразных практик — образовательная, позволяющая осуществить встречу с миром культуры и традиции.

В центре нашего научного интереса — развивающий потенциал разновозрастных сообществ неформального образования. Осознанно или нет, но каждый из нас, входящих в этот мир, вынужден принять, пережить окружающее, выстроить сложно организованную сеть взаимоотношений, которые позволят осуществлять само- и жизнестроение. Специфика каждого возрастного периода обусловливает глубокое познание одного из аспектов бытия. Категория «традиция» позволяет понять процесс вхождения в культуру и освоение специфичной своему возрасту роли. Оно описывает феномен сохранения стабильности и устойчивости конкретно-исторической человеческой общности при сохранении широкого спектра разнообразия — целостности «единства в многообразии».

К неоспоримому достижению человеческой мысли относится понимание образования как способа гармонизации всех сфер жизни. В онтологическом контексте образование — пространство самоидентификации как этапа самореализации, пространство освоения специфически человеческого способа быть. Без данного умения (умения быть человеком) невозможны не только насущно необходимая сегодня модернизация, но и вообще — социальная гармония, вне которой нет ни человека, ни культуры.

Литература:

1.                  Марон А. Е. Общие ориентиры опережающего образования взрослых// Практическая андрагогика. Книга 2. Опережающее образование взрослых: монография / Под ред. В. И. Подобеда, А. Е. Марона. — СПб.: ИОВ РАО, 2009. — С.17–24.

2.                  Лаврентьев В. П. Образование взрослых в перспективе онтологической непрерывности // Человек и образование. — 2009. — № 2. — С.32–35.

3.                  Вершловский В. Г. Образование взрослых как объект социально-педагогического исследования/ Образование взрослых: реальности, проблемы, прогноз: монография / Под ред. С. Г. Вершловского. — СПб.: СПб ГУПМ, 1998. — С.8–23.

4.                  Лебедев О. Е. Размышления и целях и результатах/ Вопросы образования. — 2013. — № 1. — С.7–25.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle