Библиографическое описание:

Мартьянов Е. Ю. Модернизация системы подготовки педагогических кадров в России начала XX века [Текст] // Теория и практика образования в современном мире: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 64-67.

Проблема подготовки педагогических кадров — одна из важнейших в современной системе педагогического образования. Особенно актуальной она становится в 2011 году в свете принятия федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». Уже опубликован проект закона, который вызвал большой интерес как у профессионального сообщества, так и у обычных граждан. Такая реакция на законопроект, активное его обсуждение российским обществом свидетельствует о том, что отечественная система образования готова к решению назревшего вопроса о реорганизации и модернизации. Цель такого подробного обсуждения проекта - создание стратегической политики в сфере образования, рассчитанной на десятилетия. Важнейший вопрос в условиях обсуждения законопроекта - каким должен быть учитель в школе будущего? Национальная образовательная инициатива «Наша новая школа», реализация которой началась в 2010 году, уделяет ключевое внимание роли учителя в современной школе: «Новая школа – это новые учителя, открытые ко всему новому, понимающие детскую психологию и особенности развития школьников, хорошо знающие свой предмет. Задача учителя – помочь ребятам найти себя в будущем, стать самостоятельными, творческими и уверенными в себе людьми. Чуткие, внимательные и восприимчивые к интересам школьников, открытые ко всему новому учителя – ключевая особенность школы будущего...». [1]

Таким образом, система подготовки педагогических кадров является краеугольным кадром в процессе модернизации образовательной системы. Вопрос об организации системы подготовки педагогических кадров не раз ставился в России. С начала XIX века активно предлагались и внедрялись идеи выдающихся педагогических мыслителей, организаторов образовательного процесса. Исторический опыт успешных инноваций и ошибок необходимо учитывать при подготовке будущих учителей XXI века.

Вопрос о модернизации педагогического образования активно обсуждается и в Туле — кузнице педагогических кадров. Ректор ТГПУ им. Толстого Н.А. Шайденко на выездном заседании Комиссии по вопросам законодательного обеспечения образования, культуры, науки и наукоемких технологий отметила, что реформировать надо не только педвузы, решать проблему следует на законодательном уровне. Академик Н.А. Шайденко неоднократно говорила о том, что без достаточного количества подготовленных учителей модернизация невозможна. Проблемы, обозначенные Н.А. Шайденко, встречались в истории подготовки педагогических кадров и ранее. Их всесторонний анализ позволит обеспечить качественную модернизацию современной российской системы образования.[2]

Начало XX века ознаменовало активный рост негосударственных высших учебных заведений. Это явилось следствием развития системы народного просвещения в России во второй половине XIX в., которое поставило власть и общество перед необходимостью решать проблему все возрастающей потребности в учителях средней школы. Негосударственные вузы приняли активное участие в процессе подготовки учителей: Педагогический институт им. П.Г. Шелапутина в Москве (позднее преобразованный в государственный вуз), высшие женские курсы в университетских городах (Петербурге, Москве, Казани, Киеве, Харькове, Новочеркасске, Томске), Петербургская вольная школа П.Ф.Лесгафта, Психоневрологический институт и Педагогическая академия в Петербурге и ряд других. Однако проблема государственных педагогических университетов оставалась. Лишь в 1905 г. Министерство народного просвещения, после весьма оживленной дискуссии в печати, приняло циркуляр о введении курсов педагогики лишь в тех университетах, где "имеются подготовленные преподаватели". Законопроект «О введении всеобщего начального образования в России» 1907 года утвердил новые требования к учителям. Для преподавателей было обязательно русское подданство, возраст не ниже 17 лет, наличие свидетельства о получении звания учителя. Утверждение их в должности представлялось уездным учительским советам. Учреждались педагогические совещания, цель которых — обсуждение общих вопросов организации учебно-воспитательного процесса и «отдельных случаев в жизни школы». В 1914 году вступил в силу закон, согласно которому все выпускники этих учебных заведений, желающие стать учителями, были обязаны сдавать экзамены по психологии, педагогике, логике и методике. [3, c. 180] Данные законопроекты так или иначе сыграли определенную роль в становлении системы подготовки педагогических кадров. Специальные педагогические учебные заведения готовили учителей начальных классов, к ним относились: второклассные читательские школы, церковно-учительские школы, учительские семинарии. Второклассные учительские школы рассчитывались на 1—3 года обучения, открывались главным образом на окраинах Российской империи и готовили учителей для школ грамоты. В этом варианте педагогического образования учителя готовились под конкретный тип нач. школы, уч. курсы строились по принципу прагматической достаточности. В церковно-учительских школах трехгодичный курс включал закон Божий, историю церкви, церковнославянский язык, церковное пение, иконопись. В церковно-учительских школах осуществлялась подготовка учителей начальных классов. Программа учительских семинарий, подчиненных МНП, включала закон Божий, русский и церковнославянский языки, литературу, арифметику (с начальными сведениями из алгебры и геометрии), естествознание, физику, историю, географию, рисование, пение, педагогику, методику обучения русскому языку и арифметике. Изначально программа обучения была рассчитана на 4 года, однако в конце XIX начале XX века программа была заметно расширена: увеличилось количество учебных предметов, срок подготовки вырос до 7 лет. [4, с. 54]

Широкое распространение в начале XX века получили педагогические классы. Они как бы встраивались в курс неполного среднего образования в женских гимназиях и епархиальных училищах. Срок обучения в таких классах составлял 2 года. К началу XX века существовало несколько видов педагогических классов:

  1. В составе двухклассных городских училищ. «Положение о городских училищах» содержало следующее указание: выпускники, желающие впоследствии быть учителями городских училищ, «занимаются под руководством учителя, повторением училищного курса и чтением указанных им книг и помогают ему в классном преподавании, повторяя, по его указанию, со слабыми учениками пройденное учителем. По достижении ими 16 лет они поступают в первый класс учительского института».

  2. В высших начальных училищах — мужских и женских учебных заведениях, созданных по положению от 25 июня путем реорганизации городских училищ. Известно, что при высших начальных училищах педагогические классы создавались иногда, таким образом рассматривать их как сколько-нибудь значимую форму подготовки педагогических кадров не следует.

  3. В женских гимназиях ведомства Министерства народного просвещения. С 1862 года создаются женские семиклассные мариинские гимназии, сыгравшие существенную роль в подготовке народных учительниц. В правилах приема в эти учебные заведения говорилось, что в них «сверх общего семилетнего курса может быть учреждаем восьмой дополнительный педагогический класс для лиц, желающих приобрести право на звание домашних наставниц и учительниц». В правилах отмечается, что все ученицы дополнительного класса обязательно изучают курс педагогики и дидактики, обучаются начальному преподаванию русского языка и арифметики, при этом каждая ученица избирает один из учебных предметов, по которому она желает получить звание домашней наставницы или учительницы.

Большую известность получили и педагогические курсы - дополнительная к общему образованию профессионально-педагогическая подготовка. В связи с усилением потребности в учителях еще в марте 1860 года было издано «Положение об окружных педагогических курсах» », в соответствии с которым должны были открываться учительские курсы, имеющие двухгодичный срок обучения и пять профилей предметной подготовки учителей. Срок подготовки учителей варьировался от 1 года до 3 лет. С началом дебатов 1907 года о введении всеобщего обучения были разработаны правила о курсах, рассчитанных на 2—3 года обучения. [5, с. 301]

Занятия подразделялись на теоретические и практические. Обучение включало общеобразовательные предметы, педагогику, дидактику: училищеведение, гигиену, методику нач. обучения. В соответствии с «местными потребностями» дополнительно изучались пение, музыка, огородничество, рукоделие, ручной труд. Предполагалась педагогическая практика. Каждый слушатель курсов обязан был освоить утвержденную программу педагогики, подготовить два сочинения научного и педагогического содержания, написать и защитить «диссертацию» и прочитать одну пробную лекцию. Слушатели, проявившие отличные успехи, получали право на замещение преподавательских должностей в университете; те, кто учился хорошо, направлялись в средние учебные заведения, а показавшие слабые результаты определялись на места учителей уездных училищ с правом перехода на работу в гимназию при условии прохождения дополнительного конкурса.

В Тульской области известны четырехмесячные курсы в селе Никитском, открытые по решению Тульского епархиального начальства в 1897 году. Курсы проводились в летнее время в помещениях второклассных и одноклассных школ. Учебные занятия продолжались с 20 апреля по 20 сентября. В 1899/1900 учебном году после экзаменов, проведенных испытательной комиссией от Совета Тульского Епархиального женского училища, были удостоены звания учительниц церковно-приходских школ все 11 слушательниц курсов. При подготовке учителей преподавались следующие предметы: для учителей второклассных школ: 1) Закон Божий; 2) Церковная и общая история; 3) Церковное пение; 4) Русский язык; 5) Церковно-славянский язык; 6) Отечественная история; 7) География в связи с явлениями природы; 8) Арифметика; 9) Геометрия, черчение и рисование; 10) Дидактика; 11) Начальные практические сведения по гигиене; 12) Чистописание; 13) Рукоделие (для женщин); для учителей одноклассных школ: 1) Закон Божий; 2) Церковное пение; 3) Церковно-славянская грамота; 4) Русский язык; 5) Письмо; 6) Начала арифметики; 7) Рукоделие (для женщин); для учителей школ грамоты: 1) Закон Божий; 2) Чтение церковно-славянское и русское; 3) Письмо; 4) Четыре правила арифметики; 5) Церковное пение. [6]

Деятельность учительских курсов активизируется в связи с подъемом общественно-педагогического движения. Так, по инициативе земств и общественных объединений учителей совместно с учительскими съездами стали проводиться краткосрочные курсы, имеющие целью инструктирование учителей, повышение их образовательного уровня и методической квалификации, изучение и распространение передового педагогического опыта.

Одновременно открываются и педагогические курсы при средних учебных заведениях, предназначенные для подготовки учителей начальных классов. К середине 60- годов, по данным А.В. Ососкова, в России «было открыто более 20, правда довольно примитивных педагогических курсов, главным образом, при уездных училищах». [7, с. 10, 36] В 1907 правительство было склонно ввести всеобщее обучение. В итоге были разработаны правила о двухгодичных и трехгодичных курсах, на которых изучались общеобразовательные предметы, педагогика, а также «соответственно местным потребностям» огородничество, рукоделие, ручной труд. Педагогическая практика проводилась на базе начальных училищ. Учительские курсы всех видов являлись важным средством общения учителей, распространения передовой педагогической теории и прогрессивного педагогического опыта.

Подготовку учителей средней школы как и во 2 половине XIX века осуществляли педагогические курсы, ставшие основными базами подготовки педагогических кадров, после расформирования педагогических институтов в 1858 году. Потребность в учителях средней школы возрастала и потому становилась все более очевидной необходимость создания специальных высших педагогических учебных заведений. В начале XX века обозначились 2 концепции университетского педагогического образования. Первая предполагала организацию профессиональной подготовки на кафедрах педагогики или на педагогических факультетах. Одна из моделей педагогического факультета была разработана группой московских профессоров (Б. И. Дьяконов, А. Н. Реформатский, В. А. Вагнер, Г. И. Россолимо и др.). Содержание образования строилось на основе идеи К. Д. Ушинского о всестороннем изучении ребёнка. Предполагалось совмещать теоретич. обучение педагогике с организацией исследовательской работы. Для проведения педагогической практики при факультете организовывались «вспомогательные» учебные заведения.

Другая концепция предполагала послеуниверситетское образование и имела выраженную научно-исследовательскую ориентацию. Например, по проекту К. П. Яновского предполагалась подготовка (2 г.) по избранному предмету и по двум дополнительным. На 1-м курсе изучалась пед. теория, на 2-м организовывалась практика в школе. Проект был реализован в Московском педагогическом институте им. П. Г. Шелапутина. [8]

Педагогический институт им. П.Г. Шелапутина был открыт в Москве в 1911 на средства промышленника П. Г. Шелапутина по высочайше утверждённому проекту, представленному министром нар. просвещения А. Н. Шварцем. Институт представлял собой реализацию проекта попечителя Кавказского учебного округа К.П.Яновского, ставил своей целью практическую подготовку педагогов, для чего располагал гимназией и реальным училищем. Состоял в ведении МНП, подчинялся попечителю московского учебного округа. Управление институтом осуществлялось директором, правлением и педагогическим советом при участии почётного попечителя. В 1916 по представлению директора А. Н. Ясинского на основании опыта работы было разработано новое Положение, регулировавшее деятельность института. Принимались юноши, окончившие курс в одном из высших учебных заведений; срок обучения — 2 года. Институт состоял из 5 отделений: рус. языка и словесности; древних языков; рус. и всеобщей истории; математики, физики и космографии; естествознания; химии и географии. Занятия делились на общие для всех слушателей и специальные — по отд. предметам средней школы. Изучался сравнительно широкий круг психолого-пед. и филос. наук: логика, общая и педагогическая психология, общая педагогика и история пед. учения, школьная гигиена, частные методики. Преподавались также физические упражнения и факультативно — музыка и пение. В институте была основательно разработана система практических занятий, регулируемая спец. правилами. Основной базой учебно-практической работы студентов являлись гимназия им. Г. Шелапутина и реальное училище им. А. Шелапутина. По частным методикам велись семинарские занятия, на которых обсуждались устные и письменные рефераты слушателей, проводился анализ учебников и учебных пособий для средней школы. Изготовлялись наглядные пособия, демонстрировались опыты. Студенты посещали уроки своих руководителей по методике преподавания, присутствовали на уроках учителей, обсуждали эти уроки и составляли письменные отчёты, готовили конспекты примерных уроков и календарные уч. планы, сами преподавали в классах гимназии и училища, вели практические занятия со школьниками и воспитательную работу. [9, с. 182]

Потребность в серьезно подготовленных педагогах с каждым годом ощущалась все сильнее и сильнее. Особенно это стало актуальным в период обсуждения вопроса о совместном обучении. А.П. Нечаев, а в его лице и все прогрессивные ученые Петербурга, приложили много сил к организации Педагогической академии, создание которой явилось одним из самых крупных вкладов в деле утверждения экспериментального направления в психологии. Деятельность академии дала мощный толчок развитию педагогической мысли в России. Открытая в 1907 году, при самом непосредственном, самом деятельном участии А.П. Нечаева, Педагогическая академия, как высший учебный и научный центр, своей главной задачей считала научно-экспериментальную разработку проблем теории и практики воспитания и обучения, подготовку высококвалифицированных педагогов, экспертов по вопросам народного просвещения, организаторов внешкольной работы, руководителей учебных заведений, школьных врачей. Выпускники академии внесли свой вклад в коренную реформу всего народного образования. Спустя год при Педагогической академии были открыты трехгодичные педагогические курсы по специальностям «русский язык» и «естествознание». Их организация диктовалась тем, что большое количество людей со средним образованием желали приобрести педагогическую специальность. Впоследствии эти курсы значительно выросли и с 1913 г. приобрели статус высшего учебного заведения. С расширением деятельности Педагогической академии встал вопрос о создании экспериментальной школы. А.П. Нечаев опять взял на себя инициативу открытия учебного заведения в форме коммерческого училища и просил об этом Министерство просвещения. Для разработки и осуществления плана организации единой общеобразовательной школы специально созданная комиссия изучила современную постановку школьного дела, как в России, так и в европейских странах. В результате интенсивной работы комиссией были обобщены наиболее прогрессивные идеи и передовой опыт школ конца XIX — начала XX века. В частности, была признана необходимость индивидуализации процесса воспитания и обучения, были отвергнуты позиции сторонников свободного воспитания, лишавшего учителя активной роли. [10]

Необходимо признать роль дореволюционного педагогического образования в России в период с 1900 по 1917 год. В это время были основаны негосударственные высшие педагогические учреждения, на базе которых проводилась подготовка передовых педагогических кадров того времени под руководством лучших теоретиков и практиков педагогической мысли. Статистические данные о системе подготовки педагогических кадров в Российской империи дореволюционного периода сообщают, что на момент 1917 года было открыто: 208 учительских семинарий, 53 учительских института, в которых работало 280 тысяч учителей. [11, с. 112]


Литература:

  1. Национальная образовательная инициатива "Наша новая школа" // URL: http://mon.gov.ru/dok/akt/6591/ (дата обращения 10.10.2011)

  2. Шайденко, Н.А. Как учить учителей / Беседовала М. Малышева // URL: http://mk.tula.ru/articles/a/11175/index.php?month=12&year=2011&bxajaxid= / (дата обращения 10.10. 2011)

  3. Совет министров Российской империи: Документы и материалы. Л., 1990.

  4. Ковалевский, Е.П. Народное образование и церковное достояние в Третьей Государственной думе. СПб., 1912.

  5. Всеобщее обучение: Сборник законов и правительственных распоряжений. Вып. I. 1907-1913. СПб, 1913.

  6. Время и люди. 2010. №29

  7. Ососков, А.В. Начальное образование в дореволюционной России, 1861–1917, М., 1982.

  8. Проект положения о Высшем пед. ин-те им. П. Г. Шелапутина в г. Москве..., М., 1916

  9. Очерки истории школы и пед. мысли России. Конец XIX — нач. XX в., М., 1991

  10. Аншакова, В.В. К столетию создания лаборатории экспериментальной педагогической психологии//Развитие личности №3-4; 2000.

  11. Шахвердов, Г.Г. Воспитание народных масс. Ростов н/Д; Краснодар, 1924.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle