Автор: Стасюк Дмитрий Андреевич

Рубрика: 14. Экологическое, земельное, лесное, водное и воздухоохранное право

Опубликовано в

II международная научная конференция «Государство и право: теория и практика» (Чита, март 2013)

Библиографическое описание:

Стасюк Д. А. К вопросу о значимости определения понятий «пруд» и «обводненный карьер» в Водном кодексе Российской Федерации [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 48-51.

Вода, так же как и земля, животный и растительный мир, лес, недра, является природным ресурсом, имеющим высокую экономическую и, безусловно, экологическую ценность. Вода, как основа всего органического, в отличие от иных природных ресурсов абсолютно необходима для существования человека. Согласно статистическим данным общий объем объектов водного фонда в России составляет около 1455 млн. км3, среди которых более 2,5 млн. рек, более 2 млн. озер, чуть меньше 1 млн. болот. Несмотря на такое разнообразие водных объектов и тот факт, что вода — возобновляемый и предполагающий повторное использование ресурс, пригодных для водозабора объектов водного фонда в России все же недостаточно [8]. В силу этих обстоятельств, согласно действующей Конституции вода (наряду с землей и иными природными ресурсами) в Российской Федерации должна охраняться и использоваться рационально («как основа жизни и деятельности народов»).

Современное российское законодательство устанавливает преимущественно федеральную собственность на водные объекты. Согласно ст. 8 Водного кодекса РФ собственность субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц возможна лишь на пруды и обводненные карьеры. Пруд и обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту РФ, муниципальному образованию, физическому либо юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта РФ, муниципального образования, физического либо юридического лица за исключением указанных водных объектов, находящихся на территориях двух и более субъектов федерации или на земельных участках, прямо отнесенных законодательством к федеральной собственности (лесные участки в составе земель лесного фонда; земли, предоставленные для нужд Вооруженных Сил РФ и др.). Остальные водные объекты, как поверхностные, так и подземные, находятся в собственности Российской Федерации.

Обозначив пруд и обводненный карьер единственными объектами права региональной, муниципальной и, что безусловно актуально для современного этапа экономического развития нашего государства, частной собственности, законодатель не дает их определений. Между тем, необходимость легальных дефиниций указанных понятий обусловлена особым правовым режимом пруда и обводненного карьера: эти водные объекты, являясь недвижимым имуществом, составляют часть земельного участка и неразрывно связаны с ним, они могут отчуждаться в соответствии с гражданским и земельным законодательством (ч. ч. 3 и 4 ст. 8 ВК), т. е. быть объектами имущественных отношений. Кроме того отсутствие определений данных понятий в законодательстве дает возможность их произвольного толкования, что может привести к незаконному отчуждению, в частности в собственность физических и юридических лиц, иных водных объектов, отличных от прудов и обводненных карьеров. По мнению Сивакова Д. О., в силу названного пробела в водном законодательстве, приватизации могут быть подвергнуты озера и малые водохранилища, а в местах дачного строительства возможны произвольная запруда и присвоение частей ручьев и речек [11]. По данным Росводресурсов, в Московской области зафиксированы даже случаи приватизации вместе с земельными участками водозаборных скважин в сельской местности [13]. На необходимость четких и ясных определений соответствующих понятий указывает и профессор Боголюбов С. А. [6]. Подобные недостатки понятийного аппарата по нашему мнению должны быть в итоге разрешены на законодательном уровне.

Стоит отметить, что термины «пруд» и «обводненный карьер» появились в водном законодательстве России сравнительно недавно. В Водном кодексе РФ 1995 г. использовалось понятие обособленного водного объекта, который, будучи предметом гражданского оборота, являлся объектом приватизации, купли-продажи, дарения, мены, залога и т. д. (в ст. 11 ВК 1995 г. предусматривалось, что обособленные водные объекты относятся к недвижимому имуществу и являются составной частью земельного участка, а положения водного законодательства применяются к обособленным водным объектам в той мере, в какой это не противоречит законодательству гражданскому). Согласно ст. 1 ВК 1995 г. под обособленным водным объектом (замкнутым водоемом) понимался небольшой по площади и непроточный искусственный водоем, не имеющий гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами. Настоящая правовая конструкция предавалась критике, отмечались ее несовершенство и условность. Указывалось, что такие признаки данных водных объектов, как замкнутость и непроточность, по своей сути, идентичны, а отсутствие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами геологически практически невозможно. Даже если водоем прямо не связан с рекой, не исключена его косвенная гидравлическая связь с поверхностными водами через подземные горизонты и родники. В свою очередь, несовершенство правовых формулировок влекло за собой трудности правоприменения: на практике были попытки недобросовестных физических и юридических лиц приватизировать и иные водоемы. В обсуждавшихся новых редакциях Водного кодекса предполагалось, с одной стороны, установить в законодательстве пределы по площади и удалении от поселений обособленных водных объектов, находящихся в частной собственности физических и юридических лиц, а с другой — расширить (а может быть, и исключить) понятие обособленного водного объекта [6]. В конце концов, согласно ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» данная формулировка была изъята из земельного и гражданского права. Законодатель пошел по пути прямого указания на разновидности водоемов, которые могут находиться в частной собственности (пруды и обводненные карьеры), но решить проблему произвольного присвоения иных видов поверхностных водных объектов, как мы выяснили, так и не удалось.

Ст. 5 Водного кодекса 2006 года относит пруды и обводненные карьеры к поверхностностным водным объектам — водоемам, тем самым ограничивая данные понятия от рек, ручьев и каналов (обозначены в кодексе как водотоки), а также от родников и гейзеров (природные выходы подземных вод). Тем не менее, озера и водохранилища ВК РФ также относит именно к водоемам. Несмотря на то, что согласно пунктам «в» и «к» части 1 статьи 72, части 2 статьи 76 Конституции РФ вопросы владения, пользования и распоряжения водными ресурсами и водное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, законодательство субъектов, как и законодательство федеральное, не дает признаков водоемов, могущих находиться в региональной, муниципальной и частной собственности. В нормативно-правовых актах республик, краев, областей, автономных округов и автономной области каких-либо отличий прудов и обводненных карьеров от других поверхностных водных объектов не находим. Лишь в Законе Республики Ингушетия «Об использовании и обеспечении безопасности водных ресурсов Республики Ингушетия» в определении поверхностного водного объекта указан признак — состояние замедленного водообмена, характерный между тем не только для прудов, обводненных карьеров с одной стороны и озер, водохранилищ — с другой, но и для болот, которые по ВК РФ водоемами не являются. Таким образом, потенциальные возможности для появления коррупционной составляющей в правоприменении водного законодательства в отношении объектов права собственности связаны с отсутствием в Водном кодексе Российской Федерации критериев различия пруда и обводненного карьера именно от озера и водохранилища.

Итак, как было указанно выше, термины «пруд» и «обводненный карьер», несмотря на значимость для правоприменителя, в российском законодательстве не определены. В ГОСТ 19179–73 «Гидрология суши. Термины и определения» находим два определения пруда: пруд — мелководное хранилище площадью не более 1 кв. км; пруд-копань — небольшой искусственный водоем в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей [4]. Так как основная трудность заключается в дифференциации прудов и обводненных карьеров от озер и водохранилищ, приведем определения последних, указанные в государственном стандарте 1975 года (в ВК РФ они также отсутствуют). Озеро — естественный водоем с замедленным водообменом; водохранилище — искусственный водоем, образованный водоподпорным сооружением на водотоке с целью хранения воды и регулирования стока. Проанализировав указанные дефиниции, можно сделать следующие выводы: 1) основным отличием озера от пруда и водохранилища является искусственное происхождение последних; 2) понятия пруда и водохранилища достаточно схожи. Некоторое совпадение терминов «пруд» и «водохранилище» отмечает и сам законодатель, указывая, что разница между ними чисто количественная [10]. Действительно, количественный критерий отчетливо просматривается и в обоих определениях пруда, содержащихся в ГОСТ 19179–73: небольшой водоем; мелководное хранилище, площадью не более 1 кв. км. Исходя из этого, можно предположить, что площадь водохранилища должна как минимум превышать 1 кв. км. Однако ст. 65 Водного кодекса предусматривает существование водохранилищ с акваторией менее 0,5 квадратного километра. Следовательно, так называемый количественный критерий не может быть решающим для дифференциации настоящих видов водоемов.

Исследуя понятия «пруд» и «водохранилище», все же можно выделить ряд особенностей, индивидуализирующие эти водные объекты. Так пруд — мелководное хранилище, тогда как водохранилище полноводно. Назначение пруда — накопление и хранение воды для различных хозяйственных целей и нужд (полив, рыборазведение, водопой скота и т. д.). Водохранилище предназначено для хранения воды для нужд гидроэнергетики, судоходства, лесосплава, орошения, водоснабжения, обводнения, рыбного хозяйства, а также многолетнего регулирования стока. Регулирование стока реки водохранилищем происходит путем функционирования плотины или напорного гидроузла [14].

Между тем в ГОСТ 19179–73 указано по сути две разновидности пруда — непосредственно пруд и пруд-копань. Непосредственно пруд представляет собой мелководное хранилище, то есть малое водохранилище глубиной не более 3–5 метров. Так Котухов С. А. и Соболева Ю. В. в Комментарии к Водному кодексу отмечают, что пруды образуются путем перегораживания плотиной небольшого водотока [9]. Данное умозаключение, по нашему мнению, прямо подтверждено п. 3 ч. 4 ст. 5 ВК РФ, который предусматривает определение береговой линии пруда и водохранилища по нормальному подпорному уровню воды. Согласно ГОСТ 26775–97 «Габариты подмостовые судоходных пролетов мостов на внутренних водных путях», нормальный подпорный уровень воды — наивысший проектный подпорный уровень верхнего бьефа (часть водного объекта, примыкающая к гидротехническому сооружению), который может поддерживаться в нормальных условиях эксплуатации гидротехнических сооружений; подпорный уровень — уровень воды, образующийся в водотоке или водохранилище в результате подпора; подпор — подъем уровня воды, возникающий вследствие преграждения или стеснения русла водотока или изменения условий стока подземных вод [5]. Таким образом, подпорный уровень воды может быть лишь в водоемах, образованных водоподпорным сооружением (плотиной, дамбой, запрудой и т. д.), а именно в прудах и водохранилищах. Пруды можно осенью спускать, а весной снова наполнять водой. Совершенно по-иному устроен пруд-копань, который располагается в специально выкопанном углублении на поверхности земли и никаким образом от водотока не зависит. Следовательно, водохранилище и пруд всегда тесно связаны с другими водными объектами: первое — с рекой или большим озером, второй — с малой рекой, ручьем. Пруд-копань же внешне полностью автономен, что конечно не исключает его косвенную гидравлическую связь с другими поверхностными водоемами через подземные воды. Таким образом, основные отличия пруда от водохранилища: сравнительно малая глубина (мелководность) и предназначенность для хозяйственных нужд собственника. Характерной чертой пруда-копани является отсутствие наземной гидравлической связи с другими видами водных объектов.

ВК РФ содержит лишь одно из двух понятий (пруд/пруд-копань), имеющихся в ГОСТ 19179–73, а именно — пруд, а значит должен допускать связь водного объекта, находящегося в частной собственности, с другими, в том числе с теми, которые могут принадлежать лишь федерации. Однако это не так. Согласно части 2 ст. 8 Водного кодекса, в частной собственности могут находиться лишь пруды, расположенные на земельных участках, принадлежащих на праве собственности физическому или юридическому лицу. Так как пруды, как мы выяснили, гидрологически связаны с малыми водотоками, то земельные участки, на которых они расположены, должны прямо прилегать к рекам и ручьям, то есть к федеральным водным объектам общего пользования, чего быть не может.

По нашему мнению, было бы логично включить в п. 3 ч. 1 ст. 5 Кодекса, перечисляющий виды водоемов, и термин «пруд-копань», а также дополнить указанным понятием п. 2 ч. 4 ст. 5, то есть определять границу (береговую линию) пруда-копани аналогично границе реки, ручья, канала, озера, обводненного карьера — по среднемноголетнему уровню вод в период, когда водные объекты не покрыты льдом. Кроме того мы считаем более правильным обозначить (наряду с обводненным карьером) объектом права региональной, муниципальной и частной собственности не созданный путем перегораживания водотока пруд, а замкнутый искусственный водоем — пруд-копань (что потребует внесения изменений в ряд законов и подзаконных нормативно-правовых актов), и соответственно включить в ст. 1 ВК РФ определение этого понятия, учтя его существенные признаки (антропогенное происхождение, мелководность, обособленность, предназначенность для хозяйственных нужд собственника). Водный кодекс Республики Беларусь, например, содержит определения обоих понятий: пруд — искусственный водоем площадью водного зеркала до одного квадратного километра (за исключением технологических прудов рыбоводных хозяйств), созданный путем перегораживания плотиной малых рек, ручьев, временных водотоков или обвалования территории вне русла (в понижениях рельефа, на равнинных участках местности, в искусственных выемках); пруд-копань — небольшой искусственный водоем в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей. Стоит отметить, что указанные дефиниции достаточно удачны, так как они точно отражают существенные гидрологические, морфометрические и физико-географические признаки названных водных объектов.

Кроме пруда в собственности субъектов РФ, муниципальных образований, физических и юридических лиц могут находиться, как мы отмечали выше, и обводненные карьеры. Между тем в ГОСТ 19179–73, включающем обязательные для применения в документации всех видов, учебниках, учебных пособиях, технической и справочной литературе определения основных понятий в области гидрологии суши, термин «обводненный карьер» отсутствует. То есть водное законодательство фактически ввело совершенно новое понятие, не употребляемое в гидрологии, не дав ему определения и не обозначив его существенных признаков. В энциклопедиях, словарях и учебных пособиях находим лишь однотипные определения понятия «карьер». Согласно «Горной энциклопедии» карьер есть совокупность выемок в земной коре, образованных при добыче полезных ископаемых открытым способом [7]. Глубина и площадь карьера может быть незначительной (например, при добыче песка, глины, гравия) или весьма значительной (например, при добыче угля или руды). Так что же тогда есть карьер обводненный? Согласно словарю русского языка, составленному институтом лингвистических исследований РАН, причастие обводненный — от глагола обводнить, то есть «обеспечить водой путем устройства каналов, водохранилищ, прудов, колодцев и т. п»., а также «увеличить запас воды в каком-либо водоеме» [12]. Другими словами, обводненный карьер есть ни что иное как карьер, заполненный водой. Таким образом, обводненный карьер — искусственный водоем, представляющий собой выемку в земной коре, образованную при добыче полезных ископаемых открытым способом и заполненную водой.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что находиться в собственности субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц могут только водоемы, обладающие рядом отличительных гидрологических, морфометрических и физико-географических признаков. По нашему мнению, таковыми признаками, прежде всего, являются искусственное происхождение и замкнутость (непроточность, отсутствие поверхностной гидравлической связи с иными поверхностными водными объектами), а также в меньшей степени — мелководность и малая площадь (до 1 кв. км.). Приведенным признакам в должной мере соответствуют пруд-копань (замкнутый искусственный мелководный водоем площадью до одного квадратного километра в специально выкопанном углублении на поверхности земли, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей) и обводненный карьер (замкнутый искусственный водоем, представляющий собой выемку в земной коре, образованную при добыче полезных ископаемых открытым способом и заполненную водой). По нашему мнению названные дефиниции, в случае их прямого указания в законе, а также предложенные нами изменения отдельных положений Водного кодекса Российской Федерации могли бы в должной мере способствовать решению проблемы идентификации водных объектов, могущих являться объектами имущественного оборота.


Литература:

  1. Водный кодекс Российской Федерации от 03.06.2006 № 74 — ФЗ // Собрание законодательства РФ, 05.06.2006, № 23, ст. 2381;

  2. «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» — Федеральный закон от 03.06.2006 № 73 — ФЗ // Собрание законодательства РФ, 05.06.2006, N 23, ст. 2380;

  3. Водный кодекс Российской Федерации от 16.11.1995 № 167-ФЗ (утратил силу с 01.01.2007) // Собрании законодательства Российской Федерации от 20 ноября 1995 г. N 47 ст. 4471;

  4. ГОСТ 19179–73 Гидрология суши. Термины и определения. Дата введения 01.01.1975 // М., Издательство стандартов, 1988;

  5. ГОСТ 26775–97 Межгосударственный стандарт. Габариты подмостовые судоходных пролетов мостов на внутренних водных путях. Нормы и технические требования. Введен в действие 01.01.1998;

  6. Боголюбов С. А., Сиваков Д. О. Комментарий к Водному кодексу Российской Федерации от 3 июня 2006 г. № 74 — ФЗ // М., Законодательство и экономика, 2007, № 5;

  7. Горная энциклопедия [Электронный ресурс] — http://www.mining-enc.ru/k/karer/;

  8. Доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов РФ в 2007 году». — Доклад подготовлен Национальным информационным агентством «Природные ресурсы». [Электронный ресурс] — http://www.protown.ru/information/hide/2820.html;

  9. Котухов С. А., Соболева Ю. В. Комментарий к Водному кодексу Российской Федерации (под ред. С. Ю. Морозова). — Система ГАРАНТ, 2011 г;

  10. Проблемы законодательного обеспечения противодействия коррупции в сфере природоресурсного и экологического законодательства // Материалы конференции СФ РФ — М.,18.12.2008;

  11. Сиваков Д. О. Водное право: Учебно-практическое пособие // Юстицинформ, 2007. Из информационного банка «Постатейные комментарии и книги». — Система КонсультантПлюс;

  12. Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999;

  13. Смолякова Т. Вода стала ближе. Но не дороже // Российская газета. Специальный тематический выпуск. N 154(4417), 19.07.2007;

  14. Чеботарев А. И. Гидрологический словарь. — Л.: Гидрометеоиздат, 1964.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle