Библиографическое описание:

Янкина М. А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части Уголовного кодекса РФ [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 64-67.

В уголовном законодательстве Российского государства основная масса норм устанавливает обязанность лица понести наказание за совершенное им преступление. Но вместе с тем существует ряд положений, устанавливающих обязанность или право государства, в лице его правоохранительных органов, освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности или наказания, либо смягчить наказание. Это говорит о том, что одними лишь мерами наказания невозможно добиться снижения числа совершаемых преступлений и обеспечить более полную их раскрываемость. Отказ государства от неотвратимого использования наказания, выведение тех или иных форм поведения за пределы действия уголовного законодательства определяются, прежде всего, влиянием социальных условий, а также находящим все более широкое признание выводом о том, что наказание — не «абсолютное оружие» в пресечении и предупреждении преступных проявлений.

Весьма актуальным в данной связи является предусмотренный в УК РФ институт деятельного раскаяния, служащий способом разрешения уголовно-правовых конфликтов, который включает в себя так называемые поощрительные (стимулирующие) нормы, побуждающие лицо, совершившее преступление, явиться с повинной, устранить причиненный преступлением вред, помочь правоохранительным органам в изобличении преступников и раскрытии преступлений. Нормы данного института в юридической литературе получили название «меры компромисса в борьбе с преступностью», «меры альтернативные уголовному преследованию».

Правовое значение деятельного раскаяния состоит в том, что оно облегчает раскрытие совершенных преступлений, является одним из оснований и условий смягчения уголовной ответственности, вплоть до освобождения от наказания в случаях, предусмотренных законом. Помимо полного признания лицом своей вины и его раскаяния в совершении преступления, оно включает в себя и постпреступное поведение (предотвращение вредных последствий содеянного, способствование раскрытию преступления и т. п.). Деятельное раскаяние лица, совершившего преступление, является не только индивидуальным выражением психических свойств и состояний субъекта в связи с его отрицательной оценкой противоправных деяний, но и представляет собой совокупность активных и волевых поступков, объективно подтверждающих раскаяние. Такое поведение является социально полезным, вызывает положительную оценку в обществе, поощряется государством закрепленными в законе правовыми гарантиями смягчения наказания или полного освобождения от уголовной ответственности.

Для понимания исследуемой проблемы считаю необходимым рассмотрение исторического опыта возникновения и развития института освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Попытки исследовать социальную, правовую и психологическую природу подобного поведения человека имеют глубокие исторические корни. Еще в Ветхом Завете Библии о раскаянии было сказано: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован».

Норма деятельного раскаяния впервые была зафиксирована на Руси источником уголовного права «Русская Правда», являющийся своеобразным уголовным кодексом. Согласно этому закону лицо, растратившее товар, освобождалось от наказания при уплате его стоимости владельцу. По делам о воровстве «...кто, не будучи задерживаемым, сам приносил владельцу им похищенное... не подвергался никакой ответственности». [1] Законодатель того периода придает особое значение предотвращению наступления общественно опасных последствий преступного поведения. Анализ различных правовых актов (Псковская судная грамота 1397 г., Соборное Уложение 1649 г., Артикулы воинские Петра Первого, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и другие) позволяет выявить использование с этой целью уголовно-правовых мер стимулирования к позитивному поведению после совершенного преступления. Так, например, предусматривалось значительное снижение наказания раскаявшимся в содеянном преступникам, явившимся с повинной, если в результате такого посткриминального поведения создавалась возможность предупредить вредные, общественно опасные последствия совершенного ими преступления. Следует полагать, что законодатель, будучи заинтересованным в предотвращении общественно опасных последствий, нормативно закрепил стимул для раскаяния в содеянном, предполагая, что виновный будет более активно сотрудничать с органами следствия. [2]

Артикулы Воинские Петра I, предусматривающие смертную казнь за дезертирство, значительно смягчали наказание лицам, которые «после своего побегу, раскаясь по дороге, сами возвратятся и добровольно у своего офицера явятся». Смертная казнь таким лицам заменялась наказанием шпицрутенами либо другим более мягким наказанием. [3]

Свод законов 1832 г. (ст. 128) и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 319–324 и др.) указывали на значительное снижение наказания явившимся с повинной, раскаявшимся преступникам, когда в результате такого поведения создавалась возможность предупредить вредные последствия.

Первыми декретами и постановлениями Правительства России 1918, 1921 гг. устанавливалась ненаказуемость взяткодателей и посредников во взяточничестве, если они своевременно заявят о вымогательстве взятки и окажут помощь в раскрытии преступления. Законодатель конкретизировал положительные посткриминальные поступки, которые определялись как проявление деятельного раскаяния и служили основанием освобождения от уголовной ответственности (Декрет Совета Народных Комиссаров «О борьбе со взяточничеством» от 16 августа 1921 г., Декрет Совета Народных Комиссаров «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ» от 17 октября 1921 г.).

При анализе правовых актов того периода, можно сделать вывод о том, что законодатель делал акцент на достоверность установленного факта положительного постпреступного поведения, а также на добровольность и своевременность таких действий. Примечательно, что была установлена возможность освобождения от уголовной ответственности виновного не только судом, но и органами дознания и следствия (постановление Петроградского ЧК «О хранении и сдаче оружия» от 21 марта 1918 г., Декрет Совета Народных Комиссаров «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ» от 17 октября 1921 г.).

В УК РСФСР 1960 г. (п. «б» ст. 64, ст. 174, 2133, 218, 224) появляются специальные нормы, согласно которым виновное лицо освобождалось от уголовной ответственности даже при оконченном преступлении, при условии совершения им определенных положительных посткриминальных поступков. [4]

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по современному российскому законодательству» содержит анализ целого ряда вопросов, связанных с положением исследуемых норм в действующем Уголовном кодексе, а также раскрывает определение юридической природы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Принятие Уголовного кодекса РФ 1996 г. значительно способствовало развитию института освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Так, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием сформулировано в отдельной статье Общей части, а количество специальных видов освобождения от уголовной ответственности по данному основанию возросло в несколько раз.

К институту деятельного раскаяния в современном законодательстве России относится целый ряд норм материального и процессуального права. Прежде всего, это нормы, закрепленные в ст. 75 УК РФ. (Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием). Согласно этой статьи деятельное раскаяние представляет собой добровольные и активные действия лица, совершившего преступление небольшой тяжести или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным. [5]

В УК РФ в настоящее время примечания, предусматривающие «специальные» (или особенные) виды освобождения от уголовной ответственности, содержат 19 статей Особенной части — ст. 122 (введено ФЗ № 162 от 8 декабря 2003 г.), 126, 127–1 (введено ФЗ № 162 от 8 декабря 2003 г.), 204,205, 205.1 (введено ФЗ № 103 от 24 июля 2002 г.), 206, 208, 210 (введено ФЗ № 162 от 8 декабря 2003 г.), 222, 223, 228, 275, 276, 278, 282.1, 282.2 (введено ФЗ № 114 от 25 июля 2002 г.), 291, 307. Далеко не все из перечисленных норм-примечаний могут быть отнесены к институту деятельного раскаяния, несмотря на то, что освобождение от уголовной ответственности по основаниям, установленными указанными нормами, регулируется ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ.

Увеличение количества данных норм в УК РФ, по сравнению с УК РСФСР, в котором на момент принятия нового УК было всего шесть подобных норм, объясняется стремлением законодателя предотвратить вред, который может быть причинен гражданам, обществу или государству, защитить их интересы, возместить причиненный ущерб, способствовать раскрытию и предупреждению преступлений, стимулировать лиц, совершивших преступления к самообнаружению.

Новая концепция деятельного раскаяния, нашедшая законодательное закрепление в УК РФ и УПК РФ, заключается в том, что ныне это понятие приобрело статус комплексного межотраслевого института, охватывающего нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Новизна указанных норм, отсутствие законодательного определения порядка и устоявшейся практики их применения, существенные противоречия в содержании ст. 75 УК РФ и примечаний к статьям Особенной части УК РФ, позволяющим освобождать лиц от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, порождают целый ряд вопросов, вызывающих определенные сложности при разрешении конкретных уголовных дел, что определяет своевременность и актуальность избранной темы. В юридической литературе и в правоприменительной практике нет единого мнения относительно путей разрешения указанных несоответствий.

Не все виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, относятся к случаям деятельного раскаяния.

Так при самовольном оставлении части или места службы (ст.337) и дезертирство (ч.1 ст.338) предусмотрены такие условия освобождения от уголовной ответственности, как совершения преступления впервые и в результате стечения тяжелых обстоятельств. Эти условия ничего общего с деятельным раскаянием не имеют, поскольку уголовный закон не называет ни одного позитивного постпреступного действия.

Не ставя под сомнение целесообразность применения к ст.291 УК РФ, следует отметить, что отнесение освобождение от уголовной ответственности за дачу взятки в случаях, когда имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, к разновностям деятельного раскаяния также представляется неверным, так как в этом случае законодатель не связывает освобождение от уголовной ответственности с позитивным поведением в социально полезном направлении. То же самое можно сказать и об освобождение от уголовной ответственности в силу применения к ст.204 УК РФ (коммерческий подкуп). В ст.206 УК РФ предусмотрена ответственность за захват заложника. В примечании к данной статьи указано, что лицо, добровольно или по требованию властей освобождение заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Таким образом, если освобождение заложника было осуществлено добровольно, имело место деятельного раскаяние, если же это было сделано по требованию властей, деятельное раскаяние отсутствует. [6]

Несмотря на содержащееся в ч. 2 ст.75 указание на то, что освобождении от уголовной ответственности по специальным нормам возможно только при наличии условий, предусмотренных в ч.1 ст.75, анализ соответствующих примечаний показывает, что в перечисленных выше статьях Особенной части имеются значительные отступления от предписаний общей нормы. В подобных случаях имеет место коллизия уголовно-правовых норм. В юридической литературе изложены различные подходы к решению вопроса. Так, некоторые специалисты полагают, что правильное разрешение коллизии зависит от понимания соотношения общего и частного. Специальная норма содержит все признаки общей нормы и одновременно свои специфические признаки, выделяющие ее из общей нормы. В связи с этим отсутствие в ряде примечаний описания деятельного раскаяния должно компенсироваться учетом общих правил, предусмотренных в ч.1 и 2 ст.75 УК РФ. [7]

Некоторые авторы вообще не усматривают противоречий между ст.75 УК РФ, полагая, что институт деятельного раскаяния следует рассматривать в совокупности положений Общей, так и Особенной части УК РФ, поскольку, по их мнению, в примечаниях к статьям Особенной части содержатся вовсе не нормы, а только часть нормы о деятельном раскаянии. [8]

Иной точки зрения придерживается В. Д. Филимонов, считающий, что анализ норм, регулирующих освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, приводит к выводу, что наличии всех перечисленных в ст.75 УК условий необходимо лишь при совершении преступлений небольшой тяжести (в настоящее время и средней тяжести). Для освобождение от ответственности за совершение иных преступлений это требования не является обязательным.

Для освобождения от уголовной ответственности в силу примечания к норме Особенной части УК РФ необходимо наличие условий, предусмотренных ч.1 ст.75 УК РФ, может служить то обстоятельство, что набор усилий в нормах к Особенной части УК РФ неодинаков. Так, согласно примечанию к ст.126, для освобождения лица от уголовной ответственности за похищение человека необходимо добровольно освободить похищенного. Напротив, для освобождения от уголовной ответственности за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, согласно примечанию к ст.228, требуется помимо добровольной сдачи указанных предметов также и активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Таким образом, если понимать ч.2 ст.75 УКРФ буквально, то получается, что законодатель в некоторых примечаниях дублирует те или иные условия.

В настоящее время остается неопределенной позиция законодателя, ученых и практиков по целому ряду вопросов, в том числе таких как: достаточно ли для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием одного-двух условий (форм), закрепленных в ч. 1 ст. 75 УК РФ, либо требуется совокупность всех перечисленных условий; следует ли устанавливать все формы позитивного поведения, определенные в ч. 1 ст. 75 УК РФ, при освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, в случаях, специально предусмотренных статьями Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 75 УК РФ); является применение норм института деятельного раскаяния правом или обязанностью соответствующих должностных лиц; каковы критерии отграничения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности от оснований освобождения, установленных в ст. 76, 78, 90 УК РФ, а также от института добровольного отказа от преступления. В юридической литературе по названным вопросам высказаны различные точки зрения.


Литература:

  1. Ланге Н. И. Исследование об уголовном праве Русской Правды.СПб.,1860.С.188,142.

  2. Уложение царя Алексея Михайловича 1649. СПб., 1838. С. 7

  3. Уголовный кодекс РСФСР. М., 1960

  4. Уголовный кодекс РФ 1996 г., по состоянию на 7.12.2011 г.

  5. Миронов И. В., Освобождение от уголовной ответственности в связи со специальными видами деятельного раскаяния // автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Ростовский юридический институт МВД Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2005

  6. Авакумова О. Ю., Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ // Вестник ВЭГУ. 2006. № 1. С. 67–71.

  7. Михайло В. Освобождение от ответственности при вымогательстве или даче взятки // Законодательство.-2000.- № 9. С.146

  8. Наумов В. В., Деятельное раскаяние // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 2. С. 54–57.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle