Библиографическое описание:

Ананьев А. Г. Теоретические вопросы определения содержания сервитутного права [Текст] // Право: современные тенденции: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июль 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012.

Рассматривая развитие сервитута как вида вещного права согласно каноническому его пониманию, а также его дальнейшую эволюцию, можно утверждать, что в понимании его сущности, с позиции не формы, содержания наличествуют достаточно устойчивые и единообразные взгляды. Сущностная характеристика рассматриваемого права относительно его содержания трактуется цивилистами одинаково – через акт пользования. В то же время, имеются и нетрадиционные подходы к раскрытию данного вопроса.

Классическим подходом к раскрытию содержания права сервитута является его представление в виде правомочия пользования чужим недвижимым имуществом. Однако, содержание такового следует раскрывать через правомочие пользования не в полном его объеме как оно присутствует у собственника обремененного имущества, а в ограниченном виде. К тому же, осуществляемое исключительно в своем интересе с целью реализации собственных правомочий как собственника. Иначе говоря, содержание сервитутного права строго ограничивается пользованием чужою вещью без изменения существа и назначения таковой. [22. С. 259]

«Классической» для большинства стран романо-германской правовой семьи, является трактовка содержания сервитута в виде правомочия пользования. Однако, данную концепцию нельзя принять как единственную, не учитывая другие, в частности, понимание названного вида вещного права (с точки зрения его содержания) посредством англо-американской концепции – через так называемую «связку прав» (bundle of right)) [20. С. 31-32; 16. С. 248-251], либо раскрытие содержания сервитута не через какое-либо правомочие (в большей степени пользования и в меньшей степени владения), а через иной аспект, находящий свое выражение в дозволении на осуществление действий в отношении имущества, находящегося в собственности у иного лица (т.е. предоставление права на вещь без «привязки» к вещно-правовому характеру). Поэтому, учитывая различные взгляды, считаем необходимым произвести анализ каждой из названных теорий относительно сущности содержания сервитутного права.

Рассматривая общие представления по данному вопросу, можно сказать, что право пользования – одно из правомочий собственника (права собственности), в том числе входящее и в содержание иных вещных прав, в частности, сервитута. Данное правомочие представляется самой существенной составной частью права собственности на том основании, что именно в пользовании собственником вещи выражается идея и смысл существования права собственности, реализация права собственности. [24. С. 108] В данном случае необходимо исходить из того обстоятельства, что ряд авторов в качестве первообразующего элемента права собственности рассматривает правомочие владение, из существования которого «выстраивается» до полного образования соответствующее правой конструкции. Если принимать во внимание гл. 20 ГК, посвященную защите вещных прав, то изложенная позиция представляется более оправданной, т.к. основным защищаемым «элементом» выступает правомочие владения. В соответствии с Проектом № 47538-6 ФЗ «О внесении изменений в части 1-4 Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ», внесенным Президентом РФ правовая защита владения усиливается не только в рамках собственности, но иных вещных прав, что отражает изначальную значимость владения в вещном праве.

Такое же положение складывается и в сервитутном праве, ибо пользование есть то основное, по поводу чего оно и возникает, вместе с тем сопровождаемое и иными правомочиями из «связки прав». Определения «пользования» в теории достаточно схожи. Правомочие пользования представляет собой юридически обеспеченную возможность извлечения из конкретной вещи ее полезных свойств в процессе личного или производительного потребления. Как писал по данному вопросу М.М. Агарков, пользованием является употребление вещи для достижения тех или иных целей, в частности, для удовлетворения каких-либо потребностей, а также для извлечения доходов. [1. С. 400]

Необходимо отметить, что как для традиционной концепции, так и для иных возможных интерпретаций, общим является то, что во всех них указывается на факт появления сервитута с целью удовлетворения интересов субъектов, выдвигающих требования об установлении данного права. Данное обстоятельство закрепляется на сегодня не только на уровни теории, но и действующего законодательства, в частности: ГК РФ (ст. 274), Земельный кодекс (ст. 23), ФЗ от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ст. 25), ФЗ от 01.12.2007 № 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (СТ. 15.2), ФЗ от 08.05.2009 № 93-ФЗ «Об организации проведения встречи глав государств и правительств стран – участников форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» в 2012 году, о развитии города Владивостока как центра международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ст. 8) и иные законодательные акты.

Иными словами, сервитут нацелен на удовлетворение потребностей определенных субъектов, но в строго определенном направлении. [26. С. 223-224; 3. С. 43] Именно наличие данной целевой направленности и ограничивает правомочие пользования от его изначального понимания, приводя к непосредственному акту пользования в узко обозначенных границах, без права выхода за таковые. Иначе говоря, как образно и точно писал О.С. Иоффе, «собственник владеет, пользуется… своей властью,… тогда как другие лица осуществляют те же правомочия властью, переданной им собственником, и потому они подчиняются не только закону, но также требованиям, которые в соответствии с законом выдвигает перед ними собственник». [11. С. 376]

Иным от изложенного выше подхода к пониманию содержания сервитута является его раскрытие через концепцию «расщепленной собственности». Суть данного подхода заключается в том, что он устанавливает возможность существования одновременно на равных условиях, двух и более собственников в отношении одной и той же вещи, с тем только различием, что они наделены различным сочетанием прав и их объемом в отношении данной вещи. [4. С. 18] Одним из причин-источников появления названной теории является достаточно широкое мнение о том, что имеющаяся «триада» недостаточна для характеристики содержания вещных прав. [23. С. 118]

Исходя из данной теории, помимо непосредственного правомочия пользования (дифференцированного по объему у соответствующих лиц), в силу расщепленной собственности у сервитуария выделяется еще одно правомочие – правомочие владения обремененным имуществом в той мере и в таком временном промежутке, которые необходимы для осуществления своего права сервитуарием, ибо правомочие владения является неотъемлемой составной частью содержания любого вещного права. [9. С 22 (Так же подобная мысль прослеживается и у других авторов [5. С. 47])] Согласно имеющимся взглядам в теории гражданского права под правомочием владения понимается основанная на законе возможность иметь у себя определенное имущество, т.е. это ни что иное, как право собственника обладать принадлежащей ему вещью. [14. С. 593] В римском праве существовало разделение владения на институты: владение непосредственно (possessio) как право «фактического господства над вещью», держание (detentio) –фактическая индивидуальная принадлежность, взятая «независимо от ее индивидуального признания и защиты»; кроме того, владение и держание отличались от прикосновения. [10. С. 325-326] Юридическое владение должно было включать два аспекта: corpus (corpore possidere) – материальная связь лица с вещью (телесная) и animus possidenti (remsibi habendi) – волевой аспект, субъективная сторона владения, намерение обладать вещью. [5. С. 37] Юридическую защиту обычное владение получало только при наличии этих двух аспектов. [21. С. 189-190] В нашей стране в теории довольно часто определяют владение как фактическое господство лица над вещью. [6. С. 82; 12. С. 52; 7. С. 343; 25. С. 16] С подобным утверждением нельзя согласиться по нескольким причинам.

При введении в конструкцию содержания сервитутного права правомочия владения следует иметь в виду, что последнее здесь распадается на два вида: прямое, которое носит кратковременный характер, ограничиваясь периодом совершения действия (прохода, проезда, прогона скота, т.е. связано с движением по объекту или через него) самим сервитуарием непосредственно. Но выделяется также опосредованное владение имуществом, носящее длительный характер и не сопровождаемое непосредственными действиями сервитуария по пользованию служащим имуществом и по его прямому владению. Последняя разновидность владения имеет место в случаях установления сервитута, например, для прокладки линий электропередач, для прикрепления какого-то объекта (оборудования, мемориальных досок и т.п.) на ином объекте, как правило, на зданиях. Первая разновидность владения представляет собой так называемое секундарное правомочие на собственное активное действие. [2. С. 185] В момент, скажем, прохода сервитуарий совершает активное действие как по владению, но в рамках необходимых только для осуществления своего субъективного права, так и непосредственному пользованию. Оба эти правомочия носят активное проявление в отличие возможного их пассивного проявления в правоотношениях собственности, одно из которых заканчивается (jus possidendi) в момент окончания акта действия сервитуария по реализации своего права в данный конкретный момент времени.

Как указывали некоторые цивилисты ранее и отмечает ряд ученых в настоящее время, а также это закрепляет гражданское законодательство (ст. 274 ГК РФ) ограниченное вещное право (в нашем случае – сервитут) есть предоставление субъективного права пользования соответствующим объектом недвижимого имущества. [18. С. 207; 19. С. 333; 8. С. 101; 7. С. 396]. В этой связи, абсолютно альтернативной и несхожей в трактовке сервитута с точки зрения его содержания, можно считать нижеследующую концепцию. Для объяснения содержания сервитута она не оперирует такими категориями как правомочия, на основе которых построены ранее рассмотренные теории. Подобный подход является своего рода альтернативой указанным выше в силу необъяснимости появления новых правомочий у сервитуария и сохранения в полном (либо частичном) объеме правомочий в отношении всего объекта недвижимого имущества у собственника на один и тот же объект, что приводит к несостыкованности в том, что один и тот же объект не может дать на себя прав больше, чем ему имманентно принадлежит в силу участия в гражданском обороте.

Исходя из того, что сервитут есть предоставление субъективного права, а оно понимается в теории как мера возможного, дозволенного поведения управомоченного субъекта, [17. С. 323; 13. С. 209] можно заключить, что установленный сервитут по своей сущности есть ни что иное, как предоставление субъектам дозволения на совершение определенных (ограниченных по своей сущности в отношении всего имущества) действий. Учитывая это, можно сделать предположение, что содержанием сервитутного права в отношении служебного объекта является не какое-либо из правомочий, а дозволение на совершение определенного рода действий, что проистекает из понимания категории субъективного права. [27. С. 91-92] Как писал по данному поводу Н.М. Коркунов, – все, на что лицо имеет право – дозволено, но не на все дозволенное оно имеет право, а лишь на то, возможность чего обеспечена установлением соответствующей обязанности. Только такая возможность составляет право, потому что только она есть возможность по отношению к другому лицу, правообязанному. [15. С. 190]

Исходя из изложенного, на наш взгляд, содержание сервитута должно рассматриваться не на уровне приравнивания фактической стороны и его сущности, а по принципу установления дозволения на фактическое действие.

Основываясь на подобных представлениях, можно сказать, что при установлении сервитута, а, следовательно, и определении его содержания, доминант не заимствует (отделяет) часть правомочий собственника и не переводит их на себя с целью дальнейшего использования для реализации своих правомочий. Он приобретает дозволение со стороны собственника (или лица владеющего служебным участком на ином вещном праве) на производство им собственных действий, независимо от последнего, для реализации своих правомочий.

Правда, при таком толковании возникает вопрос, на каком же основании сервитут отождествляется и приравнивается к категории вещных прав. Следует сказать, что, по нашему мнению, вещно-правовой характер сервитута порождается не его взаимосвязью со служебным имуществом, а проистекает из необходимости осуществления сервитуарием правомочий на доминирующий объект недвижимости как собственником этого объекта, так и обладателем иного вещного права.

Итак, исследовав различные подходы к раскрытию содержания сервитутного права, можно заключить, что теоретически более обоснованной и подтверждаемой фактическим положением дел, следует признать теорию, согласно которой содержание данного права состоит из двух правомочий – пользования в ограниченном строго обозначенном объеме, необходимом для осуществления сервитута, и владения, носящего секундарный или длящийся опосредованный характер.


Литература:

  1. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. II. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2002.

  2. Алексеев С. С. Общая теория права. В 2-х т. Т. II – М.: Юрид. лит., 1982.

  3. Баринова Е.А. Вещные права – самостоятельная категория? // Хозяйство и права, 2002, № 7.

  4. Богданов Е. В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве РФ. // Государство и право, 2000, № 11.

  5. Вороной В.В. Феномен владения в цивилистической науке // Законодательство, 2002, № 10.

  6. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961.

  7. Гражданское право. Учебник. / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Часть I. – М.: изд. ТЕИС, 1996.

  8. Гражданское право России. Учебник / Под ред. Антипова Н. П. и др. М.: Юристъ, Часть 1, 2000.

  9. Григорьева О.В. Владение как необходимое условие возникновения и осуществления вещных прав. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2004.

  10. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. / Под ред. Нерсесянца В.С. – М.: Изд. Группа ИНФРА·М-Норма, 1997.

  11. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. II. Советское гражданское право. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2004.

  12. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000.

  13. Комаров С. А. Общая теория государства и права: Курс лекций. – Саранск: Издательство Мордовского университета, 1994.

  14. Комментарий к ГК РФ: В 3 т. Т. 1. Комментарий к ГК РФ. Части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина.; Института государства и права РАН. – М.: Юрайт-Издат, 2004.

  15. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права / Предисловие И.Ю. Козлихина. – СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс», 2003.

  16. Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт запада // Сб. Избранные труды. М.: Статут, 1997.

  17. Основы теории государства и права. Учебное пособие. / Отв. ред. Алексеев С. С. – М.: Юридическая литература, 1969.

  18. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е стереотип. М.: Статут, 2001.

  19. Российское гражданское право. Учебник / Под ред. Крылова З. Г., Гаврилова Э. П. и др., М., 2001.

  20. Савельев В. А. Сложнострукрурные модели римской собственности и российское право собственности // Древнее право, 2001, №1.

  21. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. Учебник / Под ред. Д.В. Дождева – М.: Издательство БЕК, 2002.

  22. Синайский В. И. Русское гражданское право. – М.: Статут, 2002.

  23. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие. – 3-е изд. – М.: Дело, 2002.

  24. Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. Уфа, 2001.

  25. Толстой Ю.К. К учению о праве собственности // Правоведение, 1992, № 1.

  26. Хвостов В. М. Система римского права. Учебник. – М.: Спарк, 1996.

  27. Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. – М.: Статут, 2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle