Библиографическое описание:

Пашкова В. А. Роль органов опеки и попечительства при определении судом места жительства ребенка [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011. — С. 158-161.

Разрешение дел данной категории является сложной задачей для суда, так как оценка фактов и доказательств, собранных по делу сторонами, должна быть не столько объективной, сколько соответствовать интересам ребенка. Однако, при разрешении данной категории споров все же присутствует много, так называемого, судебного усмотрения, когда судья при принятии решения опирается на свой субъективный жизненный опыт и свои взгляды, что вызвано отсутствием в российском законодательстве регулирования ряда правовых вопросов, имеющих значение для разрешения споров родителей, которые, зачастую, пренебрегая интересами ребенка, используют его как весомый аргумент в решении проблем, мало имеющих отношение к детским. В этой связи баланс интересов родителей и детей призван обеспечить орган опеки и попечительства, роли которого при определении судом места жительства ребенка и посвящена данная статья.

  1. Проблема определения интересов ребенка

В Семейном кодексе РФ неоднократно применяются такие словосочетания, как: "защита интересов", "если этого требуют интересы", "обеспечение интересов", "исходя из интересов" и так далее.

В то же время природа и содержание понятия «интереса» ребенка остаются нераскрытыми, являясь оценочной категорией. Вследствие отсутствия в законодательстве четкого определения интересов несовершеннолетних, критериев установления соответствия интересов родителей интересам детей, практика разрешения судами споров, затрагивающих интересы детей, не является единообразной, в то время, когда сам интерес ребенка характеризуется в первую очередь тем, что в большинстве случаев он не осознается самим ребенком в силу возраста и отсутствия у него необходимого жизненного опыта. Понять и учесть интересы детей, обеспечить свое поведение с учетом их характера и содержания – является наисложнейшей задачей, так как каждый ребенок, родитель, отдельно взятая семья, представители органов опеки и попечительства, судья представляют их по-разному. В этой связи, проблемным является вопрос участия родителей ребенка в качестве его законных представителей в спорах, затрагивающих не столько его права и интересы, сколько права и интересы их самих. Так как рассмотрение судом подобной категории дел ведется в первую очередь, исходя из интересов ребенка, то именно они являются объектом защиты, а не он сам.

В сущности, в этом и заключается одна из трудностей, с которой сталкивается суд при разрешении споров о месте жительства ребенка в случае раздельного проживания его родителей: законные представители ребенка, наравне с этой ролью, выступают также противоположными друг другу сторонами спора, с позицией одной из которых интересы самого ребенка могут не совпадать. В подобной ситуации трудно говорить о реализации представительской функции родителями: зачастую они защищают в процессе свой интерес, а интерес ребенка, произвольно ими интерпретируемый, используется лишь как средство отстаивания своего интереса, главным объектом которого и является сам ребенок, в качестве места жительства которого, каждый из родителей желает видеть свое место жительства. С формальной точки зрения их интерес заключается в реализации своих родительских прав и обязанностей в соответствии с интересами ребенка. А фактически, нередко, отстаивая свой интерес, родители совершенно не думают о том, что будет лучше для их ребенка.

  1. Проблема содержания заключений органа опеки и попечительства

В связи с вышеизложенным, часть 1 ст. 78 Семейного кодекса РФ закрепляет характерную особенность рассмотрения дел по спорам о месте жительства детей - обязанность участия органа опеки и попечительства. Его формы участия в процессе различны: от обращения с заявлением в суд о защите прав и интересов детей, представления акт обследования условий жизни ребенка и лиц, претендующих на его воспитание до принятия непосредственного участия в судебном разбирательстве. Таким образом, именно участие органа опеки и попечительства призвано обеспечить учет интересов и прав ребенка в случае злоупотребления ими со стороны родителей или в случае несовпадения интересов ребенка с интересами его родителей. Так, например, если орган опеки и попечительства установит, что между интересами родителей и детей имеются противоречия, он обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей (п. 2 ст. 64 Семейного кодекса РФ).

Однако вопрос выявления интересов ребенка органами опеки и попечительства в законодательстве не урегулирован. Для принятия решения по делу суду необходимо заключение органа опеки и попечительства, которое призвано отразить интересы ребенка, будучи, однако, основанным лишь на результатах обследования условий жизни родителей. Считается, что при таком обследовании должны быть выяснены не только жилищнo-бытовые условия родителей, их материальное положение, но и их личные качества, их отношение к ребенку и его личная привязанность к каждому из них. В своем заключении орган опеки и попечительства должен указать, как должен быть разрешен спор, по его мнению. Поэтому оно служит важным доказательством по делу, а его отсутствие является нарушением закона и основанием для отмены вынесенного решения.

Однако, по мнению автора, даже наличие такого заключения не решает проблемы правильного установления обстоятельств, имеющих психологическое, а не фактическое содержание, и потому требующих проведения специального психологического исследования. Это связано с тем, что по своему содержанию заключение органа опеки и попечительства представляет собой всего лишь мнение наделенного определенными полномочиями органа о способе разрешения судебного спора на основании фактических результатов обследо­вания материальных условий жизни родителей и условий воспитания ребенка. Поэтому оно не способно заменить заключение эксперта, так как обследование условий жизни и воспитания не включает в себя проведения специального исследования (т.е. экспертизы), потому что задачами органа опеки и попечительства является не добыча новых доказательств, а обоснованное изложение своего мнения по поводу конкретного спора, которое суд может как принять, так и мотивированно не учесть. Поэтому споры об определении места жительства ребенка, бесспорно, нуждаются в обязательном использовании специальных психологических знаний – в проведении экспертизы как в отношении ребенка и его родителей, так и в отношении обстановки в семье.

  1. Проблема выявления мнения ребенка

При определении места жительства ребенка суд в соответствии со ст. 57 Семейного кодекса РФ учитывает его мнение при достижении им возраста 10 лет. Тем не менее, не достижение ребенком указанного возраста, не лишает его права выражать свое мнение, которое может быть принято во внимание судом с учетом возраста, психического и психологического развития ребенка.

В законодательстве, однако, не определен порядок выявления мнения ребенка. Ребенок может быть опрошен в суде в присутствии преподавателя, воспитателя или представителя органа опеки и попечительства в обстановке исключающей воздействие на ребенка заинтересованных лиц с учетом того, не повлияет ли вызов в суд отрицательно на его психику. Такая практика исходит из применения по аналогии ст. 173 Гражданского процессуального кодекса РФ, что, по мнению автора, является не совсем правильным, так как изначально содержание этой статьи направлено на регламентацию допроса несовершеннолетних свидетелей, к которым ребенок в спорах, затрагивающих его интересы, не относится. Более того, исключение воздействия на ребенка заинтересованных лиц (в данной категории дел - его родителей) во время выявления его мнения в судебном заседании не уменьшает значения достаточно длительного влияния с их стороны на него до разрешения спора судом, в связи с чем опрос ребенка в суде в принципе не может считаться свободным от воздействия на него и на формирование у него определенного мнения со стороны заинтересованных лиц. Конфликтная ситуация с самого своего начала определенным образом влияет на состояние и психическое развитие ребенка. Поэтому опрос ребенка должен проводиться исключительно человеком, обладающим специальными знаниями и навыками, то есть не просто представителем органа опеки и попечительства, а психологом. Кроме того, выявляя желание ребенка, важно знать особенности его психофизического развития и конкретного состояния (в момент развития конфликтной ситуации и в момент опроса). Не принимая указанные факторы во внимание, вряд ли в принципе возможно установить действительное мнение ребенка и мотивацию его слов и поступков. Названные обстоятельства по своей природе являются психологическими; выявить и учесть их профессионально способен только специалист в области детской психологии. Кроме того, при обследовании условий жизни родителей, необходимым является также и проведение психологического анализа семейной ситуации для правильного установления судом не только особенностей поведения родителей, но и специфики воздействия такого поведения на детей, их психическое состояние и развитие. Очевидно, что подобные обстоятельства не могут быть определены органом опеки и попечительства в своем заключении, точно так же как не могут быть выявлены в ходе беседы педагога, представителя органа опеки и попечительства или судьи с ребенком. С правовой точки зрения, подобное императивное участие психолога или представителя органа опеки и попечительства, обладающего специальными знаниями и навыками, может выступать в качестве дополнительной гарантии прав и интересов ребенка.

Правильное определение интересов ребенка имеет решающее значение, и для разрешения конкретного спора, и для обеспечения единообразного применения судами норм семейного законодательства. Только с учетом и на основании всего вышеизложенного, высказанное в заключении мнение представителя органа опеки и попечительства о том, определение с каким родителем места жительства ребенка будет соответствовать в большей степени учету его интересов, выступает реальной гарантией по обеспечению и защите интересов ребенка.

  1. Проблема определения места жительства ребенка и порядка общения с ним его родителей до разрешения судом спора между ними

Еще одной проблемой, не решенной в российском законодательстве, является вопрос о том, с кем из родителей будет проживать ребенок и каков будет порядок осуществления родительских прав другим родителем до вынесения судом окончательного решения об определении места жительства ребенка по месту жительства с одним из родителей.

Статья 24 Семейного кодекса РФ, говорит, что если при расторжении брака, супруги не предъявляют суду соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети и о порядке общения с ними, о порядке выплаты средств на их содержание, а также, в случае, если такое соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан самостоятельно определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода и с кого из родителей, в каких размерах взыскиваются алименты на их содержание. Однако, порядок общения отдельно проживающего родителя с ребенком, суд не определяет в этом же решении, так как этот вопрос является предметом другого искового заявления, право подачи которого, однако принадлежит обоим родителям, независимо от того, с кем из них проживает ребенок.

В этой связи, нередко, до разрешения судом спора родителей о месте жительства ребенка, один из родителей, с которым на момент спора проживает ребенок, или который смог забрать его к себе до разрешения спора судом, умышленно ограничивает общение второго родителя с ним, препятствует их встречам, скрывая место нахождения ребенка. В соответствии с российским законодательством, подобное поведение, которое можно фактически квалифицировать, как похищение ребенка его родителем, не признается таковым, если ребенка увез один из родителей, не лишенный родительских прав или не ограниченных в них, без применения насилия и участия посторонних лиц. Соответственно, уголовное дело по данному факту не возбуждается. Поэтому, абсолютно безнаказанным остается подобное поведение родителя, пресечь которое не вправе ни органы опеки и попечительства, ни органы внутренних дел, а потому, единственно возможным вопросом разрешения подобной ситуации для второго родителя является обращение в суд с иском об определении места жительства ребенка или об определении порядка общения с ребенком отдельно проживающего родителя, если спор о месте жительства ребенка отсутствует.

В то же время, судья, на момент рассмотрения спора, не может обязать родителя, скрывающего ребенка, давать общаться с ним другому родителю. И даже вынесение судьей определения об обеспечении иска в форме запрета другой стороне совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, то есть запрещать родителю чинить препятствия в общении другого родителя с ребенком, не может служить надлежащей гарантией, в первую очередь прав ребенка, которые нарушаются в соответствии со статьями 54 и 55 Семейного кодекса РФ.

Скрывая ребенка от его второго родителя и умышленно препятствуя их общению друг с другом, родитель вряд ли руководствуется интересами ребенка и вряд ли отдает себе отчет в том, как подобные действия могут отразиться на его психике и будущем. Ставить ребенка перед необходимостью выбора одного из родителей – эгоистично и неправильно, так как сделать такой выбор практически невозможно.

В этой связи разрешение судом спора о месте жительства ребенка может длиться месяцами, нарушая все установленные процессуальным законодательством сроки. Это связано и с невозможностью выявления мнения и интересов ребенка, его привязанности к родителю, с которым он не имел возможности общаться в течение длительного времени, так и с невозможностью исполнения решения суда в части передачи ребенка родителю, с которым суд определил его место жительства.

Поэтому необходимым является, по мнению автора, внесение изменений в Российское законодательство в части привлечения вплоть до уголовной ответственности родителя, препятствующего ребенку в общении с его вторым родителем, в том числе фактически похищающего его. Подобное ужесточение наказания не может положительно не сказаться на существующей практике разрешения споров о месте жительства ребенка.

Способствовать мирному урегулированию подобных споров может также отобрание органами опеки и попечительства детей у родителей на период существования конфликтной ситуации между ними. В этом случае, понимая, что чем дольше родители не могут договориться, тем дольше они не будут иметь возможности увидеться со своим ребенком, они, в отсутствии рычага влияния друг на друга по средствам интересов ребенка, скорей всего, разрешат свой спор в кротчайшие сроки. Введение такого института, бесспорно, гарантирует обеспечение прав и интересов ребенка и их защиту от злоупотребления и нарушения со стороны родителей, предоставив ему равный доступ к общению с обоими из родителей и максимально ограничив его от влияния конфликтной ситуации между ними, не ставя его перед выбором одного из родителей.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle