Библиографическое описание:

Кравченко Е. В. Профилактика преступности: региональная программа [Текст] // Право: современные тенденции: материалы II междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2014 г.). — Уфа: Лето, 2014. — С. 124-126.

В специальной учебно-криминологической литературе в настоящее время встречается довольно большое количество терминов, которые обозначают все возможные направления деятельности российского государства и общества воздействия на преступность. К ним относятся профилактика преступности, борьба с преступностью, социальный контроль над преступностью и др. Понятие «социальный контроль над преступностью» является, по нашему мнению, наиболее глубоким по своему содержанию, т. к. оно включает в себя борьбу и профилактику такого опасного и сложного социального явления как преступность. Подразумевается, что для общества наиболее актуальным является именно профилактическая деятельность государства в направлении снижения негативного влияния преступности на общественную жизнь социума вообще и каждого человека в частности. Действительно, проще и целесообразней предупреждать совершение преступлений, чем в дальнейшем задействовать колоссальные человеческие и экономические ресурсы в деятельности при восстановлении не только общественной справедливости, но также исправлении отдельных оступившихся членов общества. В особенности, если учесть, что в силу специфики отечественной уголовно-исполнительной системы, цели наказания (статья 43 УК РФ), как бы печально это ни звучало, достигаются далеко не всегда.

Учитывая то, как мы сами понимаем природу профилактики преступности в криминологии, практическое осуществление и разработку профилактической системы можно рассматривать как постоянную, органически присутствующую сторону организации государственной деятельности, а также системы социального управления [1, с. 134] Исходя из этого, криминологическая профилактика преступности не выделяется в особую область социальной действительности и, отсюда, подходящая программа не представляет собой обособленную от основных целей и задач социального управления систему специальных криминологических мероприятий. Напротив, криминологическая профилактика преступности, нацеленная на вытеснение причин преступности из действительности общества путем соответствующего преобразования этой действительности, не может быть осуществлена иначе, чем посредством наличной системы управления функционированием и развитием общественного организма. Поэтому как композиция, так и основное содержание программы криминологической профилактики преступности определяется структурой и содержанием системы социального управления [2, с. 244]

К сожалению, нередко поднимавшаяся проблема о привлечении специалистов-криминологов в ход социального управления так и не нашла своего решения. Как раз целостное объединение криминологических профилактических процедур с мероприятиями по систематическому совершенствованию остросоциальной действительности, вовлечение специалистов, дозволит предложить органам управления индивидуальные, рассчитанные на краткосрочную и долгосрочную будущность программы снижения преступности. Созданные на анализе создавшейся в рассматриваемом регионе криминогенной ситуации, а также оснований, порождающих данную ситуацию, аналогичные программы привлекут внимание органов управления на имеющиеся в реальности криминогенно значимые обстоятельства и тем самым послужат основой для корректировки управленческой деятельности.

Наиболее значимым направлением современной криминологической науки, исследований в области криминологии, научно- практических криминологических разработок являются вопросы, которые связаны с региональным исследованием преступности и ее профилактикой.

Традиционным предметом криминологии являются территориальные различия преступности. В своей истории изучение территориальной специфики преступности насчитывают более ста лет. Данную проблему рассматривали такие выдающиеся юристы прошлого как: М. Н. Гернет, П. Н. Ткачев, А. А. Герцензон, Е. Н. Тарковский и др. Эти ученые указали на взаимосвязь преступности с экономическими и социальными факторами, сделали попытку объяснить предпосылки преступного роста в отдельных регионах страны [4, с. 119–120].

Интерес к проблемам, связанным с изучением преступности на региональном уровне, также проявлялся и проявляется представителями отечественной современной криминологической школы. Обособление исследований, сделанных в области территориального изучения преступности в отдельное независимое направление позволяет раскрыть понятие «региональная криминология» [6, с. 14- 15]

Если рассматривать структуру модели региональной программы профилактики преступности, кажется, что наиболее приоритетным является анализ социально-экономического, культурного, политического и т. д. портрета рассматриваемого региона. Это дает нам право определить особенность данного региона и последовательно приступить к следующему этапу, а именно этапу анализа криминогенной обстановки в регионе. Криминогенная обстановка, сложившаяся в данном регионе, проявляет себя через те реальные, которые встречаются между характеристиками общественной целостности региона, с одной стороны, и характеристиками имеющейся зарегистрированной преступности, с другой. В этом случае криминогенная обстановка в регионе являет собой отражение состояния общественного организма на систему характеристик имеющейся преступности. Однако, если это так, то следует сделать вывод, что анализ криминогенной ситуации в регионе должен исходить из региональных характеристик социального пространства, образа жизни и личности [3, с. 246]

Проводя анализ криминогенной обстановки в данном регионе, мы приходим к выводу, что следующим этапом разработки системы профилактики должен являться этап определения целей данной системы. Общая установка целей криминологической профилактики преступности оказывается непосредственно в самой природе данной профилактики. Ввиду того, что здесь мы говорим о деятельности, которая направлена на вытеснение обстоятельств, лежащих в основе преступности, жизнедеятельности определенного общественного организма, то становится очевидно, что целями криминологической профилактики выступают, в выявление обстоятельств, которые влияют на криминогенную обстановку и выработка необходимых рекомендаций для соответствующих подготовленных органов с конкретными предложениями по поводу, по крайней мере, парализации криминогенно значимых последствий общественного развития. Вероятно, что тот факт, что соответственно тому, как в территориальном разрезе видоизменяется и сама криминогенная обстановка не вызывает сомнения, должны также уточнятся и цели профилактики преступности, осуществляемой в том или ином регионе (выставление как универсальных, так и более узких, специальных целей). Вместе с тем следует учесть то обстоятельство, что при детализации целей региональной программы профилактики преступности, обязательно учитывается согласованность территориального и отраслевого принципов управления ресурсных гарантий обеспечения планируемых мероприятий. Действительно, нет смысла ставить перед органами управления такие цели, которые не могут быть достигнуты в рамках полномочий того или иного органа и в пределах имеющихся в его распоряжении ресурсов.

Дав анализ криминогенной ситуации, определив основные цели криминологической профилактики региона, можно выделить следующий этап разработки программы. На данном этапе представляется выбор основных направлений деятельности управленческих органов в рассматриваемой системе. Исходя из этого, криминогенная ситуация в регионе носит интегративный характер и обусловлена практической жизнедеятельностью социального организма региона. Кроме того, сама преступность выступает как системный объект. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что весь комплекс практических мероприятий по ее профилактике необходимо строить на принципах системности. Поскольку основные стороны деятельности по профилактике преступности должны составлять определенную систему, с характерными для любой системы признаками. Элементами системы призвано взаимно поддерживать, дополнять друг друга как по горизонтали, так и по вертикали, то есть — по иерархическим уровням организации общественного организма и процесса обуславливания преступности [3, с. 269]

Представляется, что в обобщенном виде стилизация основных направлений профилактики преступности можно гарантировать как раз при помощи установления связи данных направлений с основными обязанностями территориальной общности региона.

М. Н. Межевич, будучи одним из выдающихся специалистов изучения территориальных общностей, выделяет в качестве основных такие функции территориальных общностей, как: социально-демографическую, хозяйственно- экономическую, культурно-воспитательную, социально- политическую и экологическую. Межевич отмечает, что в совокупности эти функции определяют место, функциональное назначение территориальной целостности в обществе в целом, причем функциональное описание территориальной общности в целом дает нам представление о ней как о специфическом объекте планирования [5, с.58–60] И если это так, то само планирование, управление территориальной общностью, должно постоянно иметь своей целью гармоничное сочетание всех названных функций. Ведь, по существу, именно это преследует, в конечном итоге, программа предотвращения преступности.

Литература:

1.         Бафия Е. Проблемы криминологии. Диалектика криминогенной ситуации. М., 2013.

2.         Раска Э. Э. Криминологическая профилактика преступности: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Тарту, 1987.

3.         Раска Э. Э. Указ. соч.

4.         Социальные отклонения. М., 1989.

5.         Межевич М. Н. Территориальная общность как объект социального планирования// Планирование социального развития городов. Выпуск 2. М., 1975.

6.         Кондратюк Л. В. Криминологические проблемы, вытекающие из региональных различий преступности// Изучение территориальных особенностей насильственной преступности. М., 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle