Библиографическое описание:

Капорина Ю. В. Рожденные править: детское правление во Франции в конце XVIII — начале XIX века [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 37-40.



Объектом нашего исследования является феномен детского правления. Предметом работы является детское правление во Франции конца XVIII — начала XIX века. Цель работы — проанализировать причины несостоявшегося правления Людовика XVII и Наполеона II. Источники, проливающие свет на феномен детского правления, довольно разнообразны: это мемуарная литература, юридические акты, иллюстративные источники, монеты. Методы, использованные в исследовании: системный, историко-сравнительный, описательный.

Феномен детского правления возникал во многих государствах с монархической формой правления в разные исторические эпохи. Во Франции благодаря сочетанию салического закона, принципа «не пустующего трона» и представлению о сакральной природе королевской власти, восходящей к «королям — чудотворцам», появление детей — монархов стало особо частым явлением. За 805 лет правления династии Капетингов — Валуа — Бурбонов 35 % правителей получили корону не достигнув совершеннолетия (с XIVвека — 13 лет). Причем, после смерти Генриха IV вплоть до восшествия на престол Людовика XVI 164 года в истории Франции каждое навое царствование начиналось правлением ребёнка.

Может показаться, что наследование правителем власти в детском возрасте — явление незначительное, обусловленное случайным стечением обстоятельств, и не имеющее значения для истории. Однако если подходить к изучению этой проблемы, используя системный метод, становиться ясно, что возникновение феномена детского правления — естественный процесс, обусловленный сочетанием ряда факторов. Их всего 8:

1) Семейно-брачная политика монарха

2) Здоровьесберегающий (т. е. соотношение развития медицины и методов ухода за детьми с уровнем эпидемиологических заболеваний)

3) Внутриполитический

4) Внешнеполитический

5) Юридические нормы, регулирующие передачу власти и возраст совершеннолетия

6) Религия

7) Образ жизни монарха

8) Заинтересованные политические силы, стоящие за фигурой правителя — ребенка.

Правление коронованного ребёнка может развиваться по двум сценариям: либо он благополучно проходит период несовершеннолетия, сохраняя власть, либо всю жизнь является лишь номинальным правителем. Именно этот сценарий прошли герои нашего исследования — Людовик XVII и Наполеон II.

Луи Шарль родился 27 марта 1785 года и был всего лишь «запасным» наследником Людовика XVI. Его появление на свет в праздник Пасхи и крепкое здоровье были знаком, обещавшем ему долгую жизнь и корону Франции вместо болезненного старшего брата. Любопытно, что факт его рождения зафиксирован в письме Наполеона Буонапарте родным на Корсику [4, c.41].

В искусстве 80-х гг. XVIII стал активно создаваться образ святого семейства — идеализированные портреты королевской семьи, где семейная гармония отражала бы процветание Франции.

Смерть старшего сына Людовика XVI стала одной из предпосылок Великой французской революции: закрытый в знак траура зал заседаний третьего сословия и отказ Людовика XVIучаствовать в работе Генеральных штатов подвигнул депутатов собраться в зале для игры в мяч. Так, Луи Шарль стал наследником французской короны в самом начале революции. Ему было всего 4 года. Несмотря на то, что он был всего лишь ребёнком, вокруг него концентрировались важные вопросы революции и развивались её веховые события. Одним из вероятных сценариев развития революции в 1789–1791 годах было отречение Людовика XVI в пользу сына, а вопрос о регентстве над Луи Шарлем активно обсуждался и роялистами и Национальным собранием, этот вопрос был одним из ключевых в Конституции 1791 года. Жирондисты подготовили для него специальную программу воспитания, которая обсуждалась в Национальном собрании [9, c. 413]. Вареннский кризис был вызван в первую очередь необходимостью спасения наследника, а не самого короля! Именно с юным Луи Шарлем Франция связывала своё будущее в 1791 году: «Да здравствует наш маленький король!» — кричала толпа, замечая его в садах Тюильри [9, c.457]. После упразднения монархии фигура Луи Шарля не потеряла своего значения — наоборот, он стал только опаснее. Как свидетельствуют мемуары Марии Терезии, в Тампле к положению юного дофина проявляли гораздо больше внимания, чем к самим королям, присматриваясь и предавая значение каждой мелочи [7, c. 15–17, 21, 25–30]. После казни отца в глазах всех дворов Европы он стал королем, однако знаменитая сцена, в которой Мария Антуанетта и все узники Тампля преклонили перед ним колени — миф, как убедительно доказала А. Фрезер [9, c.516–517]. Опасаясь за свои жизни, они не провозглашали его королем! Вопрос Луи Шарля был ключевым в процессе над Марией Антуанеттой. Возможно, у якобинцев даже существовали планы учредить регентство над маленьким королем [1, c.315]: Мария Терезия сохранила свидетельства об их посещении Робеспьером [7]. Такие планы существовали и у Директории. В 1794–1795 гг. был пик роялистских настроений во Франции, а положение Луи Шарля был ключевым в их внешней политике. Конвент через своих уполномоченных вел переговоры сразу по трем направлениям: с роялистами — о провозглашении Людовика XVII королем; с руководителями вооруженного роялистского сопротивления, требовавшими вывоза дофина к армиям в Вандею и Бретань; и с Испанией, ставившей условием заключения мира выдачу детей Людовика XVI [1, c.316]. 8 июня 1795 года в Тампле от туберкулеза умер маленький король Людовик XVII, проведя в заключении большую часть своей жизни. Но после смерти его имя не потеряло своего значения: Людовик XVIII был легитимен только как наследник умершего племянника. Поэтому он начинает выпускать монеты, на реверсе которых стояла дата смерти Людовика XVII. Обстоятельства смерти короля — ребёнка были настолько таинственными, что сразу возникли слухи о том, что его просто спрятали и удерживают в своих интересах члены Директории. Среди его спасителей фигурируют имена Барраса, Тальена и даже будущей императрицы Жозефины. В последующие годы появились десятки претендентов, выдававших себя за Людовика XVII, самым знаменитым из которых был Карл Вильгельм Наундорф — сегодня около 80 его потомков претендуют на происхождения от королей Франции. Исследованию этого вопроса до сих пор посвящают исследования как зарубежные, так и отечественные историки [8, 10, 11]. Любопытно, что Людовик XVII стал последним королем, упокоившимся в Сен — Дени: в 2004 году в присутствии коронованных особ Европы и трансляции телевидения там похоронили его сердце.

Рождение Наполеона Франца Шарля в 1811 году стало самым долгожданным и счастливым событием в жизни Наполеона I. Маленький Наполеон уже родился королем — отец создал для него королевство на бывших землях папы Римского — и однажды должен был унаследовать его огромную империю. Символы королевского величия окружали его с первого дня жизни: город Париж преподнес ему роскошную колыбель из красного дерева, золота, перламутра, эмали, богиня Ника держала шелковый полог, а имперский орел сидел в ногах. Его укрывали одеялом, усыпанным золотыми пчелами; по всей империи рассылали медали с его изображением в подарок королям; придворные художники создавали многочисленные картины и гравюры, создавая образ святого семейства. Наполеон II соединил в себе родословную Габсбургов, красоту Марии Антуанетты и легендарную славу отца. Все обещало ему прекрасное будущее. Когда он только родился, Наполеон, стоя у его роскошной колыбели сказал: «Я завидую ему, потому что слава ждет его, а мне приходилось бегать за ней! Я буду, как Филипп; он будет, как Александр. Чтоб завладеть миром, ему нужно лишь протянуть руку» [5, c.49]. Он стал частью наполеоновской пропаганды. Интересны открытка и гравюра 1812 года. На открытке он изображен лежащим в имперской колыбели на одеяле с золотыми меровингскими пчелами — это отсылка к древнему преданию о богоизбранном младенце. В руке у него орден Почетного легиона, за одеялом выглядывает корона, а на заднем плане его владения — Рим. Гравюра имела подпись «Я молюсь за отца и за Францию». Наполеон рассылал эти гравюры не только в своей армии, но и послал экземпляр дедушке — императору Францу I, в надежде, что австрийский император вспомнит об их союзе. Несмотря на проигрыш Наполеона в военных компаниях 1812–1815 годов, у его сына были шансы занять престол Франции и сохранить её в пределах 1792 года. После взятия Парижа союзникам всё ещё нужно было отречение Наполеона от трона, поэтому в апреле 1814 Александр I был согласен поддержать право на престол Наполеона II [5, c.113–115]. На этом этапе сына подвела Мария Луиза, которая, забрав мальчика, уехала к отцу. После второго отречения Наполеона в пользу сына, 23 июня 1815 года Наполеона II провозгласили императором Франции [5, c. 176–179]. Успели даже отчеканить новую партию монет от 5 сантимов до 5 франков с надписью: «Наполеон II, император Франции»]! Но после проигрыша при Ватерлоо никто не верил в империю Наполеонов, их предали высшие сановники, переметнувшись к Людовику XVIII [5, c. 179]. А маленький король теперь рос в Вене под присмотром дедушки Франца Iи Клеменса фон Меттерниха. Они лишили его титулов, французского языка, имени Наполеон и любой информации об отце. Его содержали на «чрезвычайно особом положении», как выразился Меттерних, к нему не допускали никого из окружения отца. Его никогда не выпускали из пределов Австрии, даже когда он заболел туберкулезом, и врачи рекомендовали ему более теплый климат. За ним постоянно шпионили, у него почти не было друзей. Согласно воспоминанием Маршана, последние слова Наполеона перед смертью на Святой Елене были о сыне. Только после кончины Наполеона его сыну позволили читать о нём. Любопытно, что он изучал своего отца так же, как любой историк: он читал мемуары его приближенных со Святой Елены! Согласно завещанию, наследством Наполеона II была не французская империя, для которой он был рожден, а любовь к французскому народу и обещание никогда не воевать против неё. Сын легендарного полководца хотел построить военную карьеру в австрийской армии и сделать то, что не удалось отцу — покорить Россию [5, c.292]. В начале 1830-х гг. у Наполеона II было несколько шансов занять престол: в Греции, Польше, Италии. Но не во Франции. Несмотря на то, что бонапартисты пользовались его именем, создавали пропагандистские пьесы, гравюры, печатали портреты герцога на носовых платках, флаконах духов и брелоках, Франция не знала молодого Наполеона, а бонапартисты не предпринимали попыток связаться с ним. Вопрос о том, чтобы посадить внука на другой престол, даже не обсуждался Францем Iи канцлером Меттернихом: с одной стороны, Австрийской империи пригодилась бы новая союзная держава, но с другой, сам Франц Рейхсштадский был слишком независимым и трудноуправляемым — Меттерних и император Франц просто боялись давать ему трон! Смерть молодого Наполеона от туберкулеза избавила их кошмара возрождения наполеоновских войн. Дедушка Франц так отозвался о смерти внука: «Я глубоко опечален его смертью, но не могу не думать, что так будет лучше и для него и для монархии…С его неудачным характером, мы могли ожидать самого худшего. Пока я жив, бояться нечего, но он мог доставить много неприятностей моему сыну. Он придерживался самых порочных политических принципов, хотя никому так и не удалось узнать, кто внушил их ему» [5, c. 382]. По иронии судьбы, тело любимого сына Наполеона вернулось во Францию в 1940 году по желанию Адольфа Гитлера, причем ровно через сто лет после возвращения останков Наполеона с острова Святой Елены [5, c. 387–388].

Таким образом, в конце XVIII– начале XIX века мы наблюдаем два претендента несостоявшегося детского правления — Людовика XVIIи Наполеона II. Оно стало возможно из — за кризиса политического режима: режима Старого порядка и Первой империи. Власть могла оказаться в руках ребенка благодаря семейно — брачной политике Людовика XVIи Наполеона: именно по этой причине к моменту обострения кризиса они не имели взрослых наследников, способных принять власть. С другой стороны, эти дети в определенный момент стали средоточием политики, они имели определенные преимущества в борьбе за власть: на их стороне были юридические нормы, в какой — то мере внешнеполитические силы и легитимность. Но им обоим не хватило поддержки влиятельных политических сил: и Людовик XVII и Наполеон II были отрезаны от своих союзников, для которых значили не больше, чем символ; их родители оказались неспособны отстаивать их права: Мария Антуанетта и Мария Луиза даже намеренно не стали этого делать. Самые влиятельные политические силы того времени оказались настроенными против них: это и нерешительность Директории и прямое противодействие Меттерниха. Но последнюю точку в истории их несостоявшихся правлений поставила самая распространенная болезнь того времени — туберкулез.

Литература:

  1. Бовыкин Д. Ю. Людовик XVII: Жизнь и легенда/Д. Ю. Бовыкин//Новая и Новейшая история.-1995.-№ 4.
  2. Бовыкин Д. Ю. Людовик XVII: Жизнь после смерти/Д. Ю. Бовыкин//Мир генеалогии.-1997.
  3. Бовыкин Д. Ю. Смерть Людовика XVII: архив герцога де ля Фара/ Д. Ю. Бовыкин//http://larevolution.ru/Bovykine-3.html. Дата обращения: 09.01.16
  4. Кастело А. Бонапарт/Андре Кастело.- М.: Центрополиграф,2010.- 527 с.
  5. Кастело А. Сын Наполеона/ Андре Кастело.- М.:Захаров, 2007.- 672 с.
  6. Манфред А. З. История Франции в 3-х томах/А. З. Манфред, В. М. Далин, В. В. Загладин, С. Н. Павлова, С. Д. Сказкин.- М.:Наука,1973.- 666 с.
  7. Мария-Терезия-Шарлотта. Воспоминания, написанные Марией-Терезией-Шарлоттой Французской о пребывании её родных, принцев и принцесс в тюрьме Тампль с 10 августа 1792 г. до смерти её брата, последовавшей 9 июня 1795 г.//WWW.vostlit.info/Дата обращения: 09.01.16
  8. Серебренников В. Загадочный эпизод Французской революции: Людовик XVII — Наундорф/ В. Серебренников.- М.:ЛКИ, 2013.- 104 с.
  9. Фрэзер А. Мария Ануанетта: Жизненный путь/Антония Фрэзер.- М.:АСТ,2007.- 638 с.
  10. Черняк Е. Б. Пять столетий тайной войны. Из истории секретной дипломатии и разведки/ Е. Б. Черняк.- М.: Международные отношения, 1985.-464 с.
  11. Черняк Е. Б. Тайны Франции. Заговоры, интриги, мистификации/Е. Б. Черняк.- М.:Остожье,1996.-512 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle