Библиографическое описание:

Кабардин М. С. Доктрина Стимсона и ее применение в странах Прибалтики // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 397-400.

Рассмотрена доктрина Стимсона, направленная на непризнание актов агрессии одного государства против другого, и проанализировано то, как данная доктрина повлияла впоследствии на ситуацию со странами Прибалтики.

Ключевые слова: доктрина Стимсона, Генри Льюис Стимсон, Квантунская армия, пакт Бриана-Келлога, Лига наций, страны Прибалтики, Декларация Самнера Веллеса.

 

СССР был самым крупнейшим геополитическим соперником Соединенных Штатов в XX веке. «Евразия — главный геополитический приз для Америки» [1], так писал известный геополитик Збигнев Бжезинский, формулируя направление геостратегии для США. Советский Союз — самая крупная страна на Евразийском континенте, поэтому, чтобы достать ключ к Евразии, нужно было уничтожить своего противника, а для достижения желанной цели все средства и методы хороши.

Помимо военной тактики американское руководство вырабатывало планы, как воздействовать на СССР невоенным путем, и они весьма в этом преуспели, тогда как советские лидеры ставили в основном на превосходство в вооружении. Одной из таких тактик воздействия на своего геополитического противника послужила небезызвестная доктрина Стимсона.

Доктрина Стимсона — политика США, обозначенная в ноте Генри Льюиса Стимсона 1932 года 7 января по поводу японской агрессии в Китае. Генри Льюис Стимсон — госсекретарь при Гувере, человек, который «в период экономических и политических невзгод для республиканцев в годы экономического кризиса 1929–1933 гг. и трудного поиска новых ориентиров во внешней политике в условиях дестабилизации обстановки на Дальнем Востоке и в Европе, именно он сумел завоевать репутацию дальновидного и гибкого политика, противника твердолобого изоляционизма» [2]. Стимсон один из немногих политиков того времени, кто осознавал, что США не смогут долго стоять в стороне от мировых событий, поэтому он решил сделать первую попытку расшевелить «Американский изоляционизм», указав на японскую агрессию, которая затрагивает интересы США в Азии.

В сентябре 1931 года Япония ввела свои войска в провинции Китая, после того, как обвинила Пекин в разрушении части принадлежавшей ей Южно-Маньчжурской железной дороги под Мукденом. В марте 1932 года было создано марионеточное государство Маньчжоу-го на территории Маньчжурии, правителем которого был назначен ставленник Японии, последний император маньчжурской династии Цин Пу И.

В США понимали, что ответственность за вторжение в Китай полностью лежит на Японии, однако официальная позиция США еще осенью 1931 г. состояла в избегании осложнения отношений с правительством Рэйдзиро Вакацуки, которое рассматривалось как умеренное. Китайское правительство рассчитывало на помощь Лиги Наций и США, но первое заявление Китая в Лиге Наций не было поддержано членами Лиги, а Соединённые Штаты, не входившие в Лигу Наций, заявили, что агрессивные действия Квантунской армии не противоречат пакту Бриана-Келлога (договор об отказе от войны, как средства решения конфликтов), так как не Правительство Японии санкционировало эти военные действия. Но когда в ноябре 1931 г. японская армия стала продвигаться в глубь Китая и стала нарушать экономические и политические интересы США в регионе, в Вашингтоне возобладали голоса о смене политической стратегии. В этот самый момент Генри Льюис Стимсон и начал действовать.

Экономические санкции применительно к Японии не могли принести результата, поэтому госсекретарь решил, что наилучшим в данной ситуации станет отказ от признания японских завоеваний в Китае. 7 января 1932 г. Стимсон направил в Китай и Японию идентичные ноты. В нотах было выражено следующее: «В результате недавних военных операций, связанных с Шаньдуном, прекратила существовать в том виде, в котором она существовала до 18 сентября 1932 г., последняя сохранявшаяся административная власть Правительства Китайской Республики в Южной Маньчжурии... ввиду создавшейся там ситуации и с учетом собственных прав и обязательств американское правительство считает своим долгом известить как Императорское правительство Японии, так и Правительство Китайской Республики, что не может признать законность ситуации de facto, как не намерено признавать какой-либо договор или соглашение, заключенное между правительствами или представителями этих стран…» [3].

Данный акт означал, что США не будут признавать никакие договоры или территориальные приобретения, навязанные Китаю японским правительством. Этот внешнеполитический курс вошёл в историю под названием «доктрина Стимсона» или «доктрина непризнания». Это был один из первых признаков признания американцами военной угрозы, исходящей от милитаристской Японии, и первые попытки отклонения от курса изоляционизма.

Стоит сказать, что в обществе по разному встретили инициативу госсекретаря. Многие считали, что Соединенные Штаты, высказав свою позицию, обратят внимание мирового сообщества на Квантунскую агрессию и будут предприняты меры по урегулированию вопроса. В противовес высказывались точки зрения, что США не достаточно заинтересованы в прекращении военных действий, так как не предпринимается никаких действий, одна лишь демагогия. Однако Вашингтон тогда еще не был достаточно готов, чтобы дать отпор милитаристской Японии. К тому же, в стране назревал экономический и политический кризисы.

Как бы то ни было, поддержка Китая Соединенными Штатами не остановила Квантунскую армию: «Генри Л. Стимсон, который незадолго до своего назначения был губернатором Филиппин, энергично протестовал против действий Японии, но не мог рассчитывать на поддержку изоляционистского конгресса. Даже Президент Гувер отказался поддержать какие-либо санкции, экономические или политические, потому что они ведут к войне» [4]. Япония продолжила военные действия.

Однако, несмотря на неудачный исход ноты Стимсона в ограничении японской агрессии в Азии, тезисы доктрины непризнания в последствии были повторены в заявлении госдепартамента (декларации Веллеса) от 23 июля 1940 года о непризнании аннексии и присоединения Советским Союзом трех Балтийских стран — Эстонии, Латвии и Литвы. «В течении нескольких дней, в результате бесчестных процессов, политическая независимость и территориальная целостность трех маленьких стран Балтии — Эстонии, Латвии и Литвы — были намеренно уничтожены… Политика нашего правительства общеизвестна. Народ Соединенных Штатов никогда против хищных деятельности независимо от того, являются ли они, осуществляемой с использованием силы или угрозы силой. Они также против любых форм вмешательства со стороны одного государства во внутренние другого любого другого суверенного государства, вне зависимости от того, насколько сильно или слабо государство» [5].

По поводу присоединения Прибалтийских стран к СССР есть много мнений. МИД РФ считает, что присоединение стран Прибалтики к СССР не противоречило нормам международного права по состоянию на 1940 год, а также что вхождение этих стран в состав СССР получило официальное международное признание. Эта позиция основывается на признании de facto целостности границ СССР на июнь 1941 года на Ялтинской и Потсдамской конференциях государствами-участниками, а также на признании в 1975 году нерушимости европейских границ участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Страны Прибалтики же считают, что это была военная оккупация и незаконная инкорпорация, навязанная более сильными советскими властями. Согласно выдвинутой странами Балтии точке зрения, в 1940 году Советский Союз совершил акты агрессии против Эстонской, Латвийской и Литовской Республик. Поскольку советская агрессия нарушила действующие договоры между этими странами, то оккупация Красной Армией Эстонии, Латвии и Литвы 17 июня 1940 года, последовавшее за этим установление коммунистического режима и аннексия стран Балтии Советским Союзом в августе 1940 года должны расцениваться как незаконные акты и, следовательно, юридически не действительны ab initio (то есть, с самого начала). Однако, не стоит забывать тот факт, что именно пришедшее к власти правительство коммунистов обратилось к СССР с просьбой ввести советские войска для обеспечения безопасности границ. Так или иначе, обе позиции являются дискуссионными и есть много аргументов за и против по поводу обеих точек зрения.

Вернемся к позиции США. Уже 23 июля 1940 года, заместитель госсекретаря США Саммнер Веллес осудил «бесчестные процессы», направленный на страны Прибалтики. Эта позиция была закреплена в декларации Правительства США. 23 июля 1940 года госсекретарь США С. Веллес добился принятия декларации на восстановление независимости Прибалтийских государств, это позволило дипломатическим представительствам и консульствам продолжить работу. США не признали присоединения Латвии, Эстонии и Литву к СССР, а посольства и консульства Прибалтийских стран в Вашингтоне продолжали действовать.

Дипломатические представительства Латвии продолжили деятельность в Вашингтоне и Лондоне. В Вашингтоне у латвийских дипломатов сохранялись все дипломатические привилегии. В Лондоне их из списка дипломатов вычеркнули, оставив за ними дипломатический статус. Представительства стран Балтии так же работали во Франции, ФРГ, Канаде, Нидерландах, Норвегии, Швейцарии, однако без каких-либо ограничений посольства к началу 1980-годов действовали лишь в США и Австралии.

Вдобавок к непризнанию присоединения и признания дипломатических представительств стран Балтии, в 1953 году была учрежден Специальный комитет по расследованию коммунистической агрессии и принудительного включения стран Балтии в СССР. Инициатива исходила от спикера Чарльза Дж. Керстена. До поры до времени, вопрос о Прибалтике оставался в стороне. Страны-союзницы антигитлеровской коалиции не признавали факт присоединения, но накаливать отношения с Советским Союзом не хотели. В период Холодной войны проблема Латвии, Эстонии и Литвы снова поднялась.

В Палате Представителей была утверждена 346 резолюция, которая запустила расследование. В последствии, был учрежден комитет. В результате работы, комитет объявил виновными в аннексии стран Балтии Андрея Жданова и Андрея Вышинского. Но на деле, комитет был полезен не как инструмент наказания, а как инструмент изучения советских методов политики в мире.

Когда Советский Союз развалился, страны Запада очень быстро признали Эстонию, Латвию и Литву, и те же дипломаты и консулы, назначенные еще в период «оккупации» Прибалтики, приступили к выполнению своих задач. Президент США Джордж Буш заявил 2 сентября 1991 года, что «Соединенные Штаты всегда поддерживали независимость стран Балтии и сейчас готовы немедленно установить дипломатические отношения с их правительствами». По словам Буша, это ознаменовало собой «кульминацию 52-летней истории отказа Соединенных Штатов признавать насильственное включение независимых стран Балтии в состав СССР» [6].

Доктрина Стимсона обозначила курс политики США по поводу японской агрессии, но по-настоящему ее тезисы пригодились в вопросе о странах Балтии. Нельзя сказать, что именно доктрина предопределила исход ситуации с Прибалтикой. Несмотря на это, Соединенные Штаты таким образом хотели вселить надежду людям Эстонии, Литвы и Латвии, несогласным с Советским режимом, что их страны будут свободны и независимы, тем самым дестабилизируя обстановку внутри страны своего геополитического соперника.

 

Литература:

 

1.                  Бжезинский Збигнев. Великая шахматная доска / Збигнев Бжезинский. — М.: Международные отношения, 2009. — 280с.;

2.                  Мальков В. Л. Великий Рузвельт. «Лис в львиной шкуре» / Виктор Мальков. — М.: Яуза: Эксмо, 2012. — 560с.;

3.                  Доктрина Стимсона. История США в документах. URL: http://www.grinchevskiy.ru/1900–1945/doktrina-stimsona.php [дата обращения: 07.05.15];

4.                  Крофтс Альфред, Бьюкенен Перси. История Дальнего Востока. Восточная и Юго-Восточная Азия. / Альфред Крофтс, Перси Бьюкенен. — М.: Международные отношения, 2013. — 538с.;

5.                  Sumner Welles Statement. Embassy of the United State Vilnius, Lithuania. URL: http://vilnius.usembassy.gov/welles_declaration.html [дата обращения: 09.05.15];

6.                  Мялксоо Лаури. Советская аннексия и государственный континуитет: международно-правовой статус Эстонии, Латвии и Литвы в 1940–1991 гг. и после 1991 г. Исследование конфликта между нормативностью и силой в международном праве. / Лаури Мялксоо. Издательство Тартуского университета. 2005. — 400с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle