Автор: Казаков Сергей Владимирович

Рубрика: 5. Теория международных отношений. Внешняя политика и дипломатия

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы политической науки» (Казань, май 2017)

Дата публикации: 31.03.2017

Статья просмотрена: 275 раз

Библиографическое описание:

Казаков С. В. Конфликт в Южно-Китайском море как часть противостояния США и Китая в АТР [Текст] // Вопросы политической науки: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 28-35. — URL https://moluch.ru/conf/polit/archive/245/12168/ (дата обращения: 13.12.2017).



Главным эпицентром военно-политических противоречий между Китаем и США в АТР является Южно-Китайское море (ЮКМ). Давний территориальный спор между КНР и некоторыми странами АСЕАН (Вьетнамом, Филиппинами, Брунеем и Малайзией) вкупе с возрастающей политической мощью Китая в регионе и американским «разворотом на восток» во время президентства Барака Обамы создали очаг напряженности, который может негативно повлиять не только на американо-китайские отношения, но и на международную обстановку в целом [1, с. 6].

На первый взгляд может показаться, что причины борьбы за суверенитет над островами Спартли, Парсельскими и некоторыми другими заключается исключительно в борьбе за обладание нефтегазовыми и рыбными ресурсами (по разным оценкам нефтегазовые ресурсы, располагаемые в акватории Южно-Китайского моря, составляют до трети от ресурсов, располагаемых самой КНР, а улов рыбы в ЮКМ достигает 8 % от общемирового [2, с. 18]). Однако, это лишь поверхностные причины. Через южно-китайское море проходит половина мирового годового тоннажа торгового флота и треть всего морского трафика. Все это делает ЮКМ стратегически важным объектом [3]. К тому же стоит отметить, что экономический рост и улучшение качества жизни внутри Китая приводит к росту национализма среди китайцев, что вынуждает руководство КНР быть активнее во внешней политике и более ревностно защищать национальные интересы. При этом военной мощи Китая недостаточно для того, чтобы предпринимать активные действия за пределами своего региона, таким образом, единственным местом, где Китай может продемонстрировать свою силу является Южно-Китайское море.

По закону «О территориальном море и прилежащей зоне», принятому в КНР в 1992 году» сухопутная территория Китая включает не только Тайвань, но и острова Спартли и Парсельские. В ст. 3 этого закона говориться, что границы территориального моря отсчитываются не по линии максимального отлива, а по линии соединяющей исходные точки [4]. В 1996 году Китай обозначил 77 таких точек, включавших Парсельские острова, а в 2012 в КНР опубликовали декларацию, обозначавшую еще 17 точек, включавших острова Сенкаку [5]. При этом Китай передал генеральному секретарю ООН карты с географическими координатами всех точек, видимо пытаясь придать легитимности своим действиям. Таким образом, Китай заявил о суверенитете практически над 80 % акватории Южно-Китайского моря.

В эволюции конфликта за острова ЮКМ прослеживается 4 этапа. Первый этап приходится на 50-е — 60-е годы прошлого века. В 1951 году тогдашний президент Филиппин Э. Кирино заявил о суверенитете над северными островами архипелага Спартли. Это вызвало негативную реакцию Пекина, который заявил, что острова Парсельские (кит. название — Сиша), Спартли (кит. название Наньша) являются неотъемлемой территорией Китая. В подтверждении своих слов правительство КНР даже выпустило «Декларацию о территориальном море КНР», устанавливающую 12-мильную зону территориального моря относительно этих островов [6].

На втором этапе (70-е — 80-е гг. ХХ века) произошли первые военные столкновения между КНР и Южным Вьетнамом. В 1974 году Китай захватил западную часть Парсельских островов, нанеся удар своими ВМС и ВВС по вьетнамским войскам, расположенным на островах. Китай при этом рассчитывал на то, что США, которые в этот период покидали Вьетнам, не станут противодействовать их действиям. К тому же двумя годами ранее было подписано Шанхайское коммюнике, ознаменовавшее восстановление дипломатических отношений и начало сближения между этими двумя странами. Расчет Пекина оказался верным, США, не только не воспрепятствовали захвату островов, но даже признали требования Пекина о 12-мильной зоне и даже дали указание своим ВМС не нарушать водное пространство КНР [1, с. 11].

В 1988 году Китай проделал тоже самое уже с островами Спартли. После очередного вооруженного столкновения с Вьетнамом, в котором погибло 72 вьетнамских моряка, Китай укрепился и на этом архипелаге. В этом же году была образована провинция Хайнань, в которую были включены острова Парсельские и Спартли.

На третьем этапе (конец 80-ых — начало 2000-ых.) в связи распадом Советского Союза, окончанием холодной войны и внутренними изменениями в самом Китае происходят коренные изменения во внешней политике КНР. Несмотря на то, что Китай по-прежнему настаивал на безоговорочном суверенитете над островами, тем не менее, Пекином был взят курс на развитие отношений с соседями, чтобы не оказаться в политической изоляции. На этом этапе Китай начинает активно участвовать в работе АСЕАН и в ее региональных форумах, закладывая основы будущего сотрудничества [6, с. 3].

С начала 2000-ых годов страны АСЕАН начали подготовку «Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море», который смог бы установить основные направления урегулирования конфликта и снизить напряженность в вопросах использования ЮКМ. Однако АСЕАН не смогла выработать единую позицию, так как некоторые члены этой организации имели претензии не только к Китаю, но также не могли договориться между собой. Стоит отметить, что в тот период Китай был готов к сотрудничеству и частично к компромиссу, однако разногласия между Вьетнамом, Филиппинами и Малайзией привели к тому, что Кодекс в итоге был заменен «Декларацией поведения сторон в Южно-Китайском море», которая и была принята в 2002 году [7].

С приходом в 2009 году на пост президента Барака Обамы и последовавшего американского «разворота на Восток» начинается нынешний четвертый по счету этап конфликта в ЮКМ. Именно на этом этапе вопрос о спорных островах приобретает международный характер, благодаря включению в него внерегиональных сил. Спустя всего месяц после инаугурации Барака Обамы произошел первый инцидент между США и Китаем в ЮКМ. Тогда вице-адмирала НОАК Цзинь Мао заявил, что американский корабль Impeccable, который, как утверждает США, занимался исследовательской деятельностью, является «не исследовательским судном, а кораблем-шпионом» [8]. А в 2010 году на саммите АРФ в Ханое госсекретарь США Хилари Клинтон заявила, что США хоть и придерживаются нейтралитета, тем не менее, имеют в ЮКМ национальные интересы и готовы выступить посредниками в переговорах по урегулированию конфликта [9]. Это вызвало резкую критику со стороны Пекина, который жестко и последовательно настаивает на двухстороннем формате урегулирования конфликта.

Включение США в решение вопросов Южно-Китайского моря стимулировало АСЕАН возобновить работу над Кодексом. В 2011 году Китай и АСЕН даже подписали «Принципы, касающиеся сотрудничества в спорных районах Южно-Китайского моря», что, несомненно, является первым шагом навстречу Кодексу. Однако его подписание тормозят две проблемы. Первая — остающиеся нерешенными разногласия внутри АСЕН. Показателен инцидент, случившийся на 45-ом заседании министров иностранных дел стран-участниц АСЕН. Тогда Камбоджа, председательствовавшая на тот момент, отказалась включить в совместное заявление пункт о противоречиях с Китаем, на котором настаивали Филиппины и Вьетнам. Вторая проблема — это несговорчивость Китая, который с момента подписание Декларации в 2002 году укрепил свои позиции в регионе и получил рычаги экономического давления на другие стороны конфликта [7].

В этом конфликте США, фактически, встали на сторону стран АСЕАН. Кроме того Соединенные Штаты активно толкают эти страны на более решительное отстаивание своих позиций в спорах с Китаем. Подтверждением этому служат американские военные учения в ЮКМ с участием военных союзников США в регионе: Филиппинами, Южной Кореей, Японией и Австралией, а также вынесение штатами территориальных споров в ЮКМ на повестку дня практически каждого регионального форума, в котором принимают участие Соединенные Штаты. Все это в купе с укреплением военного присутствия США в АТР и периодическими провокационными действиями США вблизи островов, контролируемыми КНР, вызывают в Пекине сильное беспокойство складывающейся ситуацией, в которой китайское руководство видит явный «антикитайский след» [10, с. 35].

В 2012 году министр иностранных дел КНР на встрече с госсекретарем США Хилари Клинтон заявил о готовности Китая участвовать в обсуждении Кодекса поведения, однако снова подчеркнул, что этот вопрос должен решаться путем двусторонних переговоров. Тем не менее, работа над Кодексом со стороны КНР ведется крайне неохотно. Отчасти это может быть связанно с тем, что обязательный для исполнения Кодекс может быть использован против Китая, ограничив свободу его действий в ЮКМ. В частности ст. 13 проекта Кодекса запрещает сторонам конфликта не только занимать новые территории, но и строить новые объекты на островах и расширять существующие, чем в последнее время Китай активно и занимается, производя насыпные работы и строя военные базы на спорных островах [11, с. 40].

В ответ на активные действия по укреплению спорных островов, предпринимаемые Пекином, США активно обозначают свое присутствие в регионе. В связи с этим в последние годы увеличилось количество инцидентов в ЮКМ между КНР и США, создающих постоянные всплески напряженности в американо-китайских отношениях. В октябре 2015 года американский эсминец провел патрулирование вблизи одного из спорных островов, контролируемого Китаем, нарушив при этом границы 12-мильной зоны. При этом министр обороны США Эш Картер заявил, что патрулирование спорных районов ЮКМ продолжиться, объяснив это продвижением политики свободы навигации. В ответ на это МИД КНР призвал США «подумать еще раз» и «не создавать проблем из ничего» [12].

Из всего вышесказанного вытекает закономерный вопрос: может ли противостояние Китая и США, а также некоторых стран АСЕН, перерасти в полномасштабный военный конфликт. Практически все эксперты, занимающиеся данным вопросом, полагают, что нет. В частности в своей работе «Вероятность войны за острова в Южно-Китайском море: факторы за и против» А.П. и П.Ю Цветовы приводят несколько причин, которые, по их мнению, делают полноценное вооруженное столкновение в ЮКМ маловероятным. И главной причиной является незаинтересованность сторон в эскалации конфликта, связанная с сильной экономической зависимостью между потенциальными участниками полномасштабной войны [13, с. 38].

Этот факт хорошо подтверждается статистикой. В 2014 году США обогнал Гонконг и стал первым торговым партнером КНР и основной страной назначения экспорта [14]. А Китай для США является первой страной по объему импорта и третьей после Канады и Мексики по экспорту [15]. К тому же не стоит забывать про экономическую зависимость КНР и Соединенных Штатов с другими странами Юго-Восточной Азии, в том числе с другими участниками конфликта (Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Брунеем). Таким образом, экономическая взаимозависимость между возможными участниками войны в Южно-Китайском море приводит к тому, что потенциальные издержки (в том числе и политические) оказываются гораздо выше потенциального выигрыша.

Похожей позиции придерживается и главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, который полагает, что продвижение политики свободы навигации Соединенными Штатами является прикрытием для сдерживания роста влияния Китая в регионе и становление его в качестве «великой морской державы». При этом Бергер указывает на то, что США стараются действовать аккуратно и, что обе стороны не заинтересованы в ухудшении обстановки [16].

Таким образом, можно сделать вывод, что с возвращением США Азиатско-Тихоокеанский регион одним из основных местом военно-политических противостояний между КНР и Соединенными Штатами стало Южно-Китайское море. При этом давний территориальный спор с приходом США становится международной проблемой, в то время как Пекин жестко и последовательно настаивает на том, что этот вопрос должен решаться исключительно на двусторонней основе.

Очевидно, что главную роль в решении данного вопроса должна взять на себя АСЕН, а ее главной целью должно стать подписание Кодекса поведения. Однако движение в этом направлении затруднено отсутствием единой позиции среди членов АСЕАН. Именно от возможности этой организации выступать с единой позиции по этой проблеме зависит подписание Кодекса. Еще одним препятствием на пути к решению этого вопроса является нежелание Китая идти на уступки. При этом наблюдается замкнутый круг, когда при включении в конфликт внешних сил (в первую очередь США) Китай занимает еще более жесткую позицию, что приводит к еще более активным действиям со стороны Соединенных Штатов. Таким образом, решение вопроса о спорных островах невозможно без выработки сбалансированной политики, при которой главная роль в решении конфликта отойдет Китаю и странам АСЕАН, а США отведется роль наблюдателя, который будет следить за тем, чтобы ни одна из сторон конфликта не применяла оружие в решении спора.

Литература:

  1. Мурашева Г. Ф. Есть ли альтернатива статус-кво в территориальном споре в Южно-Китайском море? // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. — 2013. — № 20. — С. 5–16.
  2. Мосяков Д. И. Конфликт в Южно-Китайском море и возможные пути его разрешения // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. — 2013. — № 21. — С. 16–22.
  3. Why the South China Sea is so crucial // Business Insider. URL: http://www.businessinsider.com.au/why-the-south-china-sea-is-so-crucial-2015–2 (дата обращения: 16.01.2017).
  4. Law on the Territorial Sea and the Contiguous Zone of 25 February 1992 // United Na-tions. URL: http://www.un.org/depts/los/LEGISLATIONANDTREATIES/PDFFILES/CHN_1992_Law.pdf (дата обращения: 04.01.2017).
  5. Заявление МИД КНР от 10.09.2012 // Министерство иностранных дел КНР. URL: http://www.fmprc.gov.cn/rus/wjdt/gb/t971907.shtml (дата обращения: 04.01.2017).
  6. Ли Г. Ц. Политики КНР в регионе Южно-Китайского моря // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. — 2010. — № 12. — С. 1–5.
  7. Евгений Канаев. АСЕАН и кодекс поведения сторон в Южно-Китайском море // Российский совет по международным делам. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1240#top-content (дата обращения: 05.01.2017).
  8. Китай обвинил США в шпионаже. // Вести.ru. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=261624 (дата обращения: 06.01.2016).
  9. Лукин А. В. Территориальные споры расшатывают АСЕАН // МГИМО университет. URL: http://mgimo.ru/about/news/experts/232277 (дата обращения: 06.01.2017).
  10. Трифонов В. И. Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе: столкновение линий на сотрудничество и на противоборство // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. — 2012. — № 17. — С. 29–44.
  11. Воробьев В. Я., Иванов А. В. Линия Пекина в урегулировании проблем в бассейне Южно-Китайского моря // Вестник МГИМО университета. — 2013. — № 3 (30). — С. 37–44.
  12. США пообещали продолжить навигацию в Южно-Китайском море // РБК. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/563e68ea9a794704ed0ae7a4 (дата обращения: 07.01.2017).
  13. Цветов А. П., Цветов П.Ю Вероятность войны за острова в Южно-Китайском море: факторы «за» и «против» // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. — 2013. — № 21. — С. 36–42.
  14. Value of Imports and Exports by Country (Region) of Origin/Destination // National Bu-reau of Statistics of China. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2015/indexeh.htm (дата обращения: 07.01.2017).
  15. Global Patterns of U. S. Merchandise Trade // International Trade Administration U. S. Department of Commerce. URL: http://tse.export.gov/tse/TSEHome.aspx (дата обращения: 07.01.2017).
  16. Мнение: США не удастся «осадить» КНР в Южно-Китайском море. 08.12.2015 // РИА Новости. URL: http://ria.ru/radio_brief/20151208/1338341761.html (дата обращения: 08.01.2017).
Основные термины (генерируются автоматически): Южно-Китайском море, дата обращения, Южно-Китайского моря, иностранных дел КНР, Южно-Китайское море, акватории Южно-Китайского моря, актуальные проблемы развития, спорных островах, Барака Обамы, Южно-Китайском море», территориальном море, внешней политике КНР, слов правительство КНР, водное пространство КНР, стороны КНР, руководство КНР, торговым партнером КНР, экономическую зависимость КНР, поведения сторон, контролируемыми КНР.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос