Автор: Беляева Катерина Вячеславовна

Рубрика: 3. История отдельных стран

Опубликовано в

V международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Казань, ноябрь 2017)

Дата публикации: 04.10.2017

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Беляева К. В. Японская империя в оценках «New York Times» 1921 года в начале работы Вашингтонской конференции [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 6-7. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/289/12962/ (дата обращения: 18.12.2017).



Изучение позиции ведущих представителей периодической печати США по отношению к Японии в межвоенный период позволит более глубоко и комплексно понять истоки формирования «образа врага», а главное — установить любопытный переходный момент, когда Япония из дружественной страны (в представлении прессы США) трансформировалась в вероятного противника.

По окончанию Первой Мировой войны, Япония, вступившая в войну на стороне Антанты, отчаянно цеплялась за оккупированные ею территории Маршалловых, Каролинских и некоторых других островов, которые некогда принадлежали Германии. Версальский мирный договор 28 июня 1919 года оставил данные территории под её протекторатом. Вместе с этим, японцы предъявляли претензии на владение Шаньдунским полуостровом, однако против этого выступал Китай, который не мог уступить набирающей мощь Японии место рождения Конфуция [2, 175]. В итоге, Японская империя лишь получила особые права на данной территории.

Ставя главной задачей заставить японцев вернуть всё, что было ими приобретено после войны, правительство «страны свободных» выступило с предложением о созыве международной конференции, которая должна была затронуть вопрос ограничения мирового морского вооружения [1, 51]. Также, было предложено обсуждение тихоокеанских и дальневосточных вопросов. Так США пытались ослабить и обескуражить своего тихоокеанского соседа.

К слову сказать, японцы прекрасно понимали намерения американцев. Они пытались отложить начало работы конференции или, по крайней мере, снять с повестки вопросы, которые напрямую касались Японии [3, 9], однако это не увенчалось успехом. 12 ноября 1921 года в столице Соединённых Штатов прошла красочная церемония открытия конференции. Участниками, помимо Америки, стали Бельгия, Китай, Франция, Великобритания, Италия, Нидерланды, Португалия и, конечно же, Япония.

Главной новостью американских газет на следующие 4 месяца стала Вашингтонская конференция, а главными объектами статей — Япония и Англия. За период проведения конференции одна из крупнейших газет Америки «New York Times» выпустила 178 и 146 статей о вышеуказанных странах соответственно. И это неудивительно, ведь на момент начала конференции Япония формально ещё находилась в союзе с Англией, и обе страны рассматривались Америкой как основные соперники.

С первых же дней проведения конференции средства массовой информации навязывали читателям свою точку зрения на японцев. «Цивилизованной» Америке противопоставляли «варварскую» Японию. Однако, фактом остается то, что уже после окончания русско-японской войны в 1905 г. американцы признали развитость страны восходящего солнца.

Так, в одной из первых статей о конференции «New York Times» представляет Японию как бестолковую и трусливую страну, которая «по глупости» и в попытке «защиты от Западной угрозы» вовлекла себя в русско-японскую войну [5, 2]. В этой же статье упомянут англо-японский союз; это можно рассматривать как указание на несамостоятельность Японии в ее политических действиях, зависимость от мнений и решений Англии: «Судьба Китая остается главным мировым интересом. Для Великобритании хрупким вопросом будет военно-морской вопрос. В Дальневосточной сфере Америка намерена стать лидером, что идет вразрез с интересами Англии и англо-японского союза. В Америке считают, что Англия должна разорвать любые связи с Японией в Азии. Если конференция потерпит неудачу, то вся вина упадет на Британию из-за того, что она предоставила Японии поддержку» [5, 2]. Такими простыми методами «New York Times» противопоставляла в самом начале работы конференции «корыстную» позицию Японии (и Великобритании), против «бескорыстной» позиции США. Уже в первых статьях газета отказывает японцам в уважительном отношении, что было характерно для прессы периода 1904–1905 гг. и 1914–1915 гг. Причём, сами редакторы «New York Times» упоминают причины таких перемен — это судьба Китая.

«Маргинальность» японцев по отношению к американцам показывали на примере главы японской делегации — министра военно-морского флота Японии барона Томосабуро Като. Ярко выделен факт того, что барон Като не знает английского языка, а точнее «не говорит [на нем] бегло», поэтому общается с журналистами при помощи переводчика [6, 7]. Таким образом американская газета пыталась убедить своих читателей в том, что японцы им чужие, а в будущем из образа «чужого» было бы сравнительно легко «слепить» образ врага.

«New York Times» размещает на своих страницах интервью с бароном Като, в котором прослеживается его не незамеченное и тут же использованное журналистами равнодушие. На вопрос «Какая из проблем [о разоружении или дальневосточная] должна решиться первой?» министр военно-морского флота Японии ответил: «Неважно» [6, 20]. Читатели могли видеть в этом ответе полную готовность Японии принять американские условия, предоставленные в плане Хьюза, по причине ее полного согласия с мнением Америки. Однако, на деле это равнодушие могло быть наигранным, для расположения себя к американцам. Действительно, Японии было неважно, какая из проблем будет решена первой. В любом случае, по предложению Хьюза, японцы хоть и получали меньшее общее соотношение своего флота к флотам Америки и Англии, но выигрывали на Тихом океане — их военно-морские силы в этом регионе превышали бы силы двух вышеупомянутых держав.

Немного отходя от темы Вашингтонской конференции, «New York Times» публикует письмо американца в редакцию, в котором тот пишет о своем опыте в общении с японцами и о главной причине, почему две нации сталкиваются на Тихом океане. Эта причина — недопонимание, которое является «хорошей почвой для вскармливания подозрений» [7, 13]. Автор письма задает вопрос: «По какой причине японцы должны доверять американцам, если те ничего не сделали для того, чтобы заслужить их доверие?» Данное письмо выставляет уже американцев варварами, так как японцы на конференции ведут себя как «джентльмены и спортсмены» [7, там же], и предлагает им вести себя так же.

Таким образом, в самом начале Вашингтонской конференции 1921–1922 гг. «New York Times» настраивала свою аудиторию недружелюбно по отношению к японцам. Образ «янки Востока», которым наделили американцы Японию по окончании русско-японской войны, исчезает. Его место занимает фигура неразвитой, по мнению журналистов, страны, которую стоит опасаться, с народом которой у американцев нет ничего общего [4, 36].

Литература:

  1. Морисон С. Э. Восходящее солнце над Тихим океаном: 1941-апрель 1942 / пер. с англ. М.; СПб., 2002.
  2. Эйдус Х. Япония и США в войне на Тихом океане. –Ташкент: Государственное издательство УзССР, 1948.
  3. MacMillan M. Paris 1919. –New York: Random House, 2002.
  4. Miller E. War Plan Orange: The U. S. Strategy to Defeat Japan 1897–1945. Annapolis, 1991.
  5. The New York Times, 1921. November 12.
  6. The New York Times, 1921. November 13.
  7. The New York Times, 1921. November 18.
Основные термины (генерируются автоматически): «new york times», Вашингтонской конференции, военно-морского флота Японии, конференции «new york, оценках «new york, Америки «new york, редакторы «new york, методами «new york, Тихом океане, работы конференции, проведения конференции, работы Вашингтонской конференции, начале Вашингтонской конференции, Японская империя, начала конференции Япония, причине японцы должны, русско-японской войны, флота Японии барона, темы Вашингтонской конференции, мощь Японии место.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос