Библиографическое описание:

Куташов В. А., Припутневич Д. Н. Распространённость гипотиреоза среди больных, страдающих аффективными расстройствами. Результаты клинико-демографического исследования // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 289-294.

Аффективные расстройства, как одна их форм психических нарушений, сопровождающих заболевания эндокринной системы, в последнее время привлекают к себе все большее внимание со стороны не только психиатров, но и эндокринологов, так как наличие депрессивной симптоматики относится к числу неблагоприятных факторов, негативно влияющих на процессы лечения и реабилитации.

В статье изложены результаты клинико-демографического исследования, выявившего более высокую распространённость гипотиреоза среди больных с аффективными расстройствами, чем в популяции. Описаны клинико-демографические особенности пациентов с аффективными расстройствами и гипотиреозом. Выявлено, что временная длительность гипотиреоза в основном совпадает с временной длительностью патологии аффективного звена.

Ключевые слова: депрессивные расстройства, гипотиреоз, психоэндокринология, эмоциональные расстройства.

 

Актуальность: Вопрос изучения гипотиреоза и аффективных расстройств на сегодняшний день весьма актуален. Тиреоидные гормоны абсолютно необходимы в нормальном функционировании каждой системы организма, включая психическую сферу. При их нехватке могут развиваться различные изменения во всех системах организма. [5; 42; 39; 24]

Эпидемиологические исследования продемонстрировали, что общая распространенность манифестного гипотиреоза составляет 0,2–2 %, субклинического — около 7–10 % у женщин и 2–3 % у мужчин. У лиц женского пола старших возрастных групп распространенность гипотиреоза достигает 12 %. Результаты масштабного исследования NHANES-III показали, что распространение гипотиреоза составляет 4,6 % (0,33 % манифестный, 4,37 % субклинический). У лиц старше 70 лет гипотиреоз составлял 14 %. Вся эта информация позволяет сделать вывод, что гипотиреоз одно из самых распространенных заболеваний в эндокринологической практике. В то же время, среди психических заболеваний Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сравнивает аффективные расстройства и прежде всего депрессию с эпидемией, которая охватила все человечество, указывая, что депрессия уже вышла на первое место в мире среди всех причин неявки на работу, и на второе — среди болезней, которые приводят к потере трудоспособности. В случае, если соответствующие меры не будут приняты, к 2020 году депрессия парализует экономическую жизнь как развитых, так и развивающихся стран [14; 15; 16; 17; 18; 19; 20; 21; 22; 23; 24; 25; 26; 27; 28; 29; 39; 30; 34; 35; 36; 37; 44; 46; 43]. Уже на сегодняшний день депрессия является самым распространённым заболеванием, среди женского населения [1; 11; 12; 14; 13; 41; 24; 39].

По данным некоторых ученых [30; 5; 34; 35; 36; 37] частые психопатологические проявления субклинического и манифестного гипотиреоза — аффективная патология. При нелеченном гипотиреозе может развиваться гипотиреоидный хронический психосиндром.

В настоящее время изучение связей дисбаланса эндокринной системы и депрессий является одним из наиболее актуальных направлений развития психонейроэндокринологии и биологической психиатрии. Использовавшаяся в течение длительного времени моноаминовая гипотеза патогенеза депрессивных расстройств в настоящее время пересматривается и изменяется в связи с появлением новых патогенетических моделей депрессий. В этих моделях основную роль в патогенезе аффективных расстройств отдается нарушению гипоталамо-гипофизарно- надпочечниковой системы (ГГН-система) и гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной системы (ГГТ-система) [9; 10].

Вопрос эндокринной патологии при депрессии поднимается во множестве клинических и экспериментальных исследований [33]. Доказано, что структурные и функциональные нарушения дендритов, поражение глиальных и нервных клеток при депрессивном расстройстве во многом связаны с продолжительными нарушениями эндокринной системы [32; 38].

При невротическом депрессивном расстройстве изменяется гормональный уровень, оказывающий воздействие на развитие психической и метаболической дисфункции: повышение уровня кортизола при сниженном АКТГ, увеличение содержания пролактина в крови, высокое содержание общего трийодтиронина при сниженном свободном тироксине и тиреотропном гормоне, что характерно для развития тиреоидной депрессии [4; 5; 6; 7; 8; 24; 39; 40; 42].

Материал и методы исследования: Наше исследование проводилось в Казенном учреждении здравоохранения Воронежской области «Воронежском областном клиническом психоневрологическом диспансере» в диспансерных подразделениях, расположенных в г.Воронеже (главный врач КУЗ ВО «Воронежский областной клиническом психоневрологический диспансер», кандидат медицинских наук Виктор Евгеньевич Левтеев), в психосоматическом отделении клиники ООО «Модус Вивенди» и на кафедре психиатрии, наркологии и психотерапии Института дополнительного профессионального образования Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Воронежский государственный медицинский университет им.Н. Н. Бурденко» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ректор — доктор медицинских наук, профессор Игорь Эдуардович Есауленко) в период с 2012 по 2015 год. Нами всего было обследовано 756 пациентов с аффективными расстройствами. Среди них врачами-психиатрами клиническими и клинико-психопатологическими методами было выявлено 697 пациентов с депрессивными расстройствами легкой, средней и тяжелой степени (92,20 %, p<0,05). 7,80 % приходилось на другие аффективные расстройства, в частности маниакальный эпизод встречался в 3,20 % наблюдений, биполярное расстройство выявлено у 3,00 %, циклотимия у 1,60 % случаев.

Результаты исследования: Синдром гипотиреоза был установлен у 216 пациентов. У 463 больных данных за гипотиреоз (ГТ) выявлено не было. Диагноз гипотиреоза установлен на основании субъективных жалоб, системного анализа заболевания, результатов диагностических исследований, клинической картины.

Распределение пациентов по гендерным показателя продемонстрировало, что во всей группе больных, у которых на фоне депрессивного расстройства был обнаружен гипотиреоз в большей степени приходилось на женщин (81,00 % случаев — в группе лиц с аффективными расстройствами и гипотиреозом). Мужчин наблюдали в 19,00 % случаях (41 человек).

Рассматривая распределение больных с учетом возраста, выяснилось, что среди пациентов, страдающих синдромом гипотиреоза возрастная группа от 56,1 лет и старше — составила 76 пациентов (то есть 35,00 %). Наименьшее количество пришлось на группу от 18,1 года до 20 лет, 8 человек, что в процентном отношении равнялось 3,70 %. Кроме того, очевидно было видно также, что с возрастом нарастало число больных, которые страдали синдромом гипотиреоза, где преобладала субклиническая стадия.

Городские жители преобладали над теми, кто проживал в селе. Горожан было 150 человек, что составило 69,50 % (р<0,05).

В 65,50 % случаях исследуемые пациенты имели среднее специальное или среднее образование. Таких больных было 141 человек. В наименьшем проценте случаев (5,53 %) — начальное или неполное среднее — 12 человек и в 28, 97 % случаев — высшее образование (63 пациента) (р<0,05).

Первичные данные свидетельствовали, что на момент изучения 78 пациентов относились к работникам, занятым умственным трудом, относительное число таких пациентов равнялось 35,98 %. Мужчин, которые были вовлечены в умственный труд, было меньше и составляло 11,81 %. Доля занятых в рабочем процессе женщин с этой же квалификацией составляла 38,63 %.

Пенсионеры по возрасту составляли 13,77 % среди мужчин, 21,58 % среди женщин. Пенсионеры по инвалидности наблюдались в 14,77 % и 18,68 % случаев у мужчин и женщин соответственно.

В исследуемом материале в наибольшем проценте больных (72,20 %) имелась собственная семья, т. е. были женаты (замужем), однако в значительном проценте (11,31 %) обследованных пациенты находились в состоянии развода. На вдов приходилось 15,49 % случаев исследуемых пациентов. Вдовцов нами не отмечено. Лица, которые никогда не прибывали в браке наблюдались преимущественно среди мужчин. Взаимоотношения в семье зависят от ряда факторов, которые зачастую не связанны с психикой индивидуума. Однако именно положение в семье свидетельствует о том, насколько человек адаптирован к социуму. При этом, развитие некоторых психических заболеваний, в частности аффективных расстройств с дисфорией, расстройств личностного плана, очень часто могут приводить к разводам или другим дезадаптирующим компонентам. Семья часто влияет на внутреннюю картину болезни. Это может стать как позитивным, так и негативным стрессорным агентом, влияющим на формирование той или иной патологии. Конфликтные ситуации, продолжающиеся длительное время в семье, для большинства исследуемых, являются наиболее действующими психотравмирующими факторами. Они приводят к декомпенсации уже проявившихся психических расстройств, а также возникновению состояний, которые затрудняют терапию синдрома гипотиреоза. При анализе выборки чуть меньше 50 % пациентов, а именно 45,11 % имели дружеские взаимоотношения в семейной среде. У 23,48 % больных семья рассматривалась в формализованном порядке. 14,69 % случаев приходились на конфликтогенные взаимоотношения с одним из членов в семье. 5,90 % наблюдений — конфликт с каждым из членов в семье.

Согласно критериям МКБ-10, в группе исследуемых депрессивных расстройств при гипотиреозе были определены подгруппы пациентов с выраженными, умеренными и легкими признаками депрессивной патологии. Самый большой процент отмечался у пациентов в рамках легких депрессивных расстройств — 69,44 % случаев, то есть у 150 больных от всей группы исследуемых с аффективными расстройствами и синдромом гипотиреоза. Умеренно выраженные нарушения отмечены в 25,93 % случаев (56 наблюдений). Выраженные депрессивные расстройства нами отмечались в 10 наблюдений (в 4,63 % случаев).

Изучая временную длительность аффективной патологии, отмечаем, что у 33,79±0,01 % респондентов депрессивные расстройства коморбидные с гипотиреозом наблюдалась на протяжении 6–10 лет. У 23,16±0,03 % респондентов — от 1 года до 5 лет. В 28,23±0,01 % случаев длительность собственно аффективного расстройства составляла от 6 месяцев до 1 года. Только 2 наблюдения показали, что депрессия длилась свыше 10 лет (0,94±0,02 %).

Степень тяжести депрессивного расстройств напрямую коррелировала с длительностью синдрома гипотиреоза. Легкая степень тяжести аффективного расстройства отмечена у пациентов с временной длительностью гипофункции щитовидной железы до 5 лет. Тяжелая степень тяжести изучаемого аффективного заболевания отмечена практически в 40,00 % случаев. Здесь преобладала длительность гипотиреоза от 6 лет и более. У пациентов со средне тяжелыми депрессиями в большем проценте случаев, в частности у 35,71 % наблюдаемых, гипотиреоз длился от 1 года до 5 лет. Выраженные формы депрессивных состояний чаще регистрировались при продолжительности аффективных расстройств от шести лет до десяти лет. Легкие формы отмечены при длительности психических расстройств не более одного года и средней степени тяжести депрессии у 50,00 % пациентов отмечаются при длительности депрессивного расстройства от 1 года до 5 лет.

Выводы: Таким образом, в ходе исследования обнаружено, что:

Среди аффективных расстройств у пациентов с гипотиреозом, так и при его отсутствии, преобладают депрессивные расстройства;

Аффективная патология в сочетании с гипотиреозом протекает на фоне разнообразных, не всегда благоприятных, социальных факторов;

Наиболее часто встречающимися аффективными расстройствами при гипотиреозе являются легкие и умеренные депрессии.

Изучение соотношения длительности течения гипотиреоза и длительности течения депрессии позволило сделать выводы: временная длительность гипотиреоза в основном совпадает с временной длительностью патологии аффективного звена. Продолжительность, как гипотиреоза, так и психических расстройств соотносилась с тяжестью психической патологии. При выраженных и умеренно выраженных аффективных расстройствах продолжительность гипотиреоза и психопатологических проявлений была в подавляющем большинстве наблюдений достаточно длительной.

 

Литература:

 

1.                  Аведисова А. С. Нейропластичность и патогенез депрессии: новые данные / А. С. Аведисова // Психиатрия и психофармакотерапия.2004. -Т. 6, № 6.-С. 312–314.

2.                  Балаболкин М. И. Дифференциальная диагностика и лечение эндокринных заболеваний / М. И. Балаболкин, Е. М. Клебанова. М.: Медицина, 2002. — 751 с.

3.                  Балаболкин М. И. Патогенез аутоиммунного тиреоидита. //Пробл. эндокринологии. 1986, — № 6, — С. 35–40.

4.                  Балаболкин М. И. Эндокринология: Учебное пособие. М.: Медицина, 1989., 416 с.

5.                  Будневский А. В., Бурлачук В. Т., Грекова Т. И. «Гипотиреоз и сердечно-сосудистая патология»// Клиническая тиреодология. — 2004.- том 2.-№ 2.

6.                  Будневский А. В., Каверзина М. Ю. Качество жизни и особенности терапии субклинического гипотиреоза у больных ишемической болезнью сердца // Прикладные информационные аспекты медицины. 2011. Т. 14. № 1. С. 52–57.

7.                  Будневский А. В., Бурлачук В. Т., Грекова Т. И. Гипотиреоз и сердечно-сосудистая патология // Медицинский научный и учебно-методический журнал. 2007. № 38. С. 80–85.

8.                  Будневский А. В., Бурлачук В. Т., Каверзина М. Ю. Анализ клинического течения ишемической болезни сердца у больных с субклиническим гипотиреозом // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. 2010. Т. 9. № 1. С. 87–89.

9.                  Воронцов В. Д., Смирнова О. И., Гасимен В. С., Гипотиреоз и атеросклероз. //Клинический вестник. 1996. — № 4. — С. 51–53.

10.              Воронцов В. Л., Первичный гипотиреоз как фактор риска развития атеросклероза. //Дисс. канд. мед. наук. М.- 1997.- 122 с.

11.              Дмитриева Т. Б., Доклад «Психическое здоровье как условие стабильности, безопасности и гармоничного развития в обществе». //М.-2004,- 20 с.

12.              Дмитриева Т. Б., Социальные факторы и психические расстройства у женщин //Руководство по социальной психиатрии., М.: Медицина., — 2001, -С.162–176.

13.              Есауленко И. Э. Проблемы здравоохранения промышленно-развитого региона в современных условиях / И. Э. Есауленко, Г. Я. Клименко, В. Н. Созаева, О. Н. Чопоров. — Воронеж: Изд-во ВГУ,1999.- С. 252–288.

14.              Куташов В. А. Корреляция факторов риска в возникновении биполярных аффективных расстройств при соматической патологии /В. А. Куташов, И. Я. Львович // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. — Москва-Воронеж, 2007. Т.6 .№ 2. С.299–300.

15.              Куташов В. А. Анализ безопасности и переносимости пиразидола при терапии аффективных расстройств пациентов с хроническими заболеваниями // Системный анализ и управление в биомедицинских системах.- Москва-Воронеж,2006.Т.5,№ 4.С.724–726.

16.              Куташов В. А. Анализ безопасности феварина у пациентов с хроническими заболеваниями // Системный анализ и управление в биомедицинских системах.- Москва-Воронеж,2007.Т.6,№ 2.С.425–427.

17.              Куташов В. А. Анализ клинической картины и оптимизация терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук // Воронежский государственный технический университет. Воронеж, 2009.-30 с.

18.              Куташов В. А. Безопасность новых антидепрессантов- селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (на примере стимулотона) в комплексной терапии хронических соматических заболеваний / В. А. Куташов, Я. Е. Львович, И. Я. Львович, Л. А. Куташова. // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. — Москва-Воронеж, 2007. Т.6, № 4. C.804–807.

19.              Куташов В. А. Влияние церебро-органических факторов на аффективные расстройства при некоторых психосоматических болезнях /В. А. Куташов // Системный анализ и управление в биомедицинских системах.-Москва-Воронеж,2005.-Т4. № 4.-С.461–463.

20.              Куташов В. А. Клинико-эпидемиологическая распространенность аффективных расстройств при хронических заболеваниях на уровне ЦЧР / В. А. Куташов // Системный анализ и управление в биомедицинских системах.- Москва-Воронеж,2006.Т.5,№ 2.С.262–264.

21.              Куташов В. А. Распространенность аффективных расстройств при различных хронических соматических заболеваниях / В. А. Куташов, Л. А. Куташова // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. — Москва-Воронеж, 2006. Т.5. № 4. С.727–729.

22.              Куташов В. А. Современные подходы к диагностике и терапии депрессивных расстройств при хронических заболеваниях. Воронеж: ВГМА, 2014, 198с.

23.              Куташов В. А. Статистика в медицинских исследованиях /В. А. Куташов, А. А. Глухов, Н. А. Степанян, А. И. Рог и др. // Монография. — Воронеж,2005. — 148 с.

24.              Куташов В. А., Хабарова Т. Ю., Борисова О. А. Анализ тревожно-депрессивных расстройств у пациентов с церебральным инсультом в раннем восстановительном периоде. Роль психологической коррекции в нивелировании данных расстройств // Молодой ученый. — 2015. — № 10. — С. 429–432.

25.              Куташов В. А. Фармакоэпидемиологческий и фармакоэкономический аспекты применения антидепрессантов в комплексной терапии аффективных расстройств / Системный анализ и управление в биомедицинских системах. — Москва-Воронеж, 2008. Т.7. № 1. С.128–133.

26.              Куташов В. А. Частота аффективных расстройств при различных соматических болезнях / В. А. Куташов, Я. Е. Львович // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. — Москва, 2007. Т.6, № 1. С.100–102.

27.              Куташов В. А., Львович И. Я. Новый анализ эпидемиологического и экономического использования антидепрессантов в психиатрических учреждениях / Вестник новых медицинских технологий. — Тула, 2008. Т.ХV, № 1.С.63–66.

28.              Куташов В. А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапия аффективных расстройств при хронических заболеваниях: монография. Воронеж,2009. -200 с.

29.              Куташова Л. А., Куташов В. А. Переносимость стимулотона при терапии хронических соматических заболеваний // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицины. -2013.-Т12.№ 1.-С.308–311.

30.              Распространенность депрессивных расстройств среди больных гипотиреозом. Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Саблина Л. А., Склярова А. В. // Прикладные информационные аспекты медицины. 2014. т. 17. № 1. с. 85–86.

31.              МКБ-Ю/ICD-IO. Международная классификация болезней (X пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клиническое описание и указания по диагностике. М.: ВОЗ, 1994.

32.              Пятницкий Н. Ю. Сравнительная характеристика психических расстройств при разных видах эндокринопатий //Соц. и клинич. психиатрия, № 4., -2001.-С.10–13.

33.              Саарма Ю. М. Психофармакотерапия психических больных // Руководство по психиатрии / Под ред. Г. В. Морозова. М.: Медицина, 1988. Т.2.С.476–507.

34.              Смулевич А. Б. Депрессии в общей медицине. М.: Медицинское информативное агентство, 2001.С.100–120.

35.              Смулевич А. Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях / А. Б. Смулевич. М.: МИА, 2003. — 432 с.

36.              Смулевич А. Б. Лекарственные препараты (психотропные средства и корректоры) // Справочник по психиатрии/ Под ред. А. В. Снежневского — М.: Медицина, 1985. С.328–380.

37.              Смулевич А. Б. Психосоматические расстройства / А. Б. Смулевич // Социальная и клиническая психиатрия. 1997. — № 1. — С. 5–18.

38.              Циркин С. Ю., Пятницкий Н. Ю., Общая характеристика психических расстройств при эндокринопатиях и понятие эндокринного психосиндрома //Соц. и клинич. медицина., № 4., 2001., — С. 5–9.

39.              Хабарова Т. Ю. Анализ современной системной коррекции депрессивных расстройств в психосоматической медицине / Т. Ю. Хабарова // Молодой ученый. — 2015. — № 6. — С. 305–308.

40.              Хабарова Т. Ю. Применение арт-терапии в лечении депрессивных и зависимых пациентов // Молодой ученый. — 2015. — № 4. — С. 107–111.

41.              Akiskal H. S. Toward a temperament-based approach to depression: Implications for neurobiological research / H. S. Akiskal // Advances in Biochemical Psychopharmacology. 1995. — № 49. — P. 99–112.

42.              Brundtland G. H. Editorials: Mental health in the 21st century / G. H. Brundtland // Bull. World Health Organization. 2000. — № 78. — P. 411.

43.              Kleinman A. Culture and depression / A. Kleinman // New Engl. J. Med. 2004. — Vol. 351. — P. 951–953.

44.              Weissman M. M. Rates and risks of depressive symptoms in a United States urban community / M. M. Weissman, J. K. Myers // Acta psychiat. scand. 1978.-Vol. 57.-P. 219–231.

45.              World Health Organization. Fact sheet № 369. October 2012. Доступ 02.02.2015: www.whi.int/mediacenter/factsheets/fs369/en/index.html

46.              Zemlan F. P. Depression and antidepressant therapy: Receptor dynamics / F. P. Zemlan, D. L. Garver // Prog. Neuropsychopharmacol. Biol. Psychiatry. 1990. — Vol. 14. — P. 503–523.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle