Библиографическое описание:

Власова Г. Б., Поликарпова Н. А. Понятие правосудия как философской и юридической категории // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 897-900.

Дискуссия относительно понятия правосудия продолжается уже довольно долго. Сущностные признаки правосудия и его структурно-функциональные характеристики всегда интересовали философов права, юристов и политологов. Изначально, тема суда и правосудия в философии была связана с осмыслением специфики человеческого бытия в рамках общества. Опыт исследования правосудия и его предпосылок обнаруживается еще в античных трудах Платона и Аристотеля. Так, например, среди многочисленных высказываний известных античных ученых о судебной власти довольно интересны Диалоги Платона: «Чужеземец: давай же рассмотрим и уменье судей, справедливо творящих суд… Итак, способно ли оно на что-нибудь большее, чем, приняв во внимание все взаимные обязательства, утвержденные в качестве законных царем-законодателем, судить, рассматривая, какие из них выполняются справедливо, а какие — несправедливо? Собственная же его добродетель проявляется в том, что ни ради даров, ни из страха или из сострадания, а также из вражды или дружбы оно не склоняется к нарушению распоряжений законодателя при разборе взаимных обвинений тяжущихся сторон. Сократ младший: да, не иначе: деятельность этой способности заключена примерно в названных тобой границах. Чужеземец: итак, мы нашли, что сила судей — не царственная, сила эта — хранительница законов и служанка царской силы». [1]. Вопрос суда и правосудия поднимался древними философами в связи с поиском совершенной модели общественного устройства. Так, Платон различал законодательство, управление и правосудие как формы государственной деятельности. Аристотель, в свою очередь, так, же указывал на законодательный орган, административную магистратуру и судебные органы. Так или иначе, они говорили об идеальном государственном устройстве, а тема суда и правосудия в их философии, изначально была связана с осмыслением специфики человеческого бытия в рамках общества. Значительное развитие тема правосудия получает в рамках христианского интеллектуализма. Здесь появляются новые понятия, свидетельствующие об осмыслении правосудия с точки зрения божественного и человеческого, сакрального и профанного.

Значительный вклад в философское понимание сущности правосудия и его места в человеческой истории внесли труды И. Канта и Г. Гегеля, которые дают понимание правосудия через выявление онтологических координат права на суд в системе общественного взаимодействия. В «Феноменологии духа» Г. Гегель поясняет природу правосудия, связывая ее с проблемой отношения отдельного человека к обществу в целом. По мысли философа, право на суд коренится в противоречии самого процесса становления институтов публичной власти. «Знание закона сердца как закона всех сердец, знание сознания самости как признанного всеобщего порядка — это добродетель, которая наслаждается плодами того, что принесено ею в жертву» [2]. И субъект, и объект правосудия — это не кусочки целого, а это само целое, имеющее в них моменты своего действительного становления, и правосудие уравновешивает эти моменты.

В осмыслении понимания правосудия в работах философов новейшего времени А. Камю и Ф. Кафка эволюция либеральной идеологии, кризис традиционной для европейской культуры системы ценностей и рационалистического обоснования мировоззрения привели к утрате возможности автономного обоснования права на суд в современном обществе.

М.Фуко также внес вклад в разработку исторических предпосылок эволюции правосудия. По его мнению, правосудие, как определенная практика, — есть часть идеологии и средство установления «тотального господства дискурса власти».

Русская религиозно-метафизическая и социальная мысль сыграла огромную роль в преодолении «юридизма» и формализма, присущих западному правовому сознанию и внесла огромный вклад в понимание сущности правосудия [3]. Образ суда, правосудия, наказания занимает одно из центральных мест в творчестве Ф. М. Достоевского, который поставил вопрос о «земном» и «вечном» измерениях суда, о коллизиях социального «правосудия» в его отношении к человеческой душе и телу. Образ правосудия у него — это подлинная метафизика человеческого существования в условиях социального и духовного отчуждения.

Концептуальные предпосылки современного понимания правосудия, его места и роли в социуме во многом были заложены в Новое время в контексте рационального обоснования «естественных прав», теории «общественного договора» и разделения властей. Это прослеживается в трудах Т.Гоббса, Дж. Локка, Б.Спинозы, Ж.-Ж. Руссо.

Однако, правосудие представляет собой проблему не только в аспекте отношений между ветвями власти, но основополагающую проблему — с позиции осуществления основных прав и свобод человека, гражданина, личности. В развитом гражданском обществе, с одной стороны, судебная власть выполняет роль арбитра в спорах между законодателями и администрацией, а с другой стороны, политическое действие признается справедливым, если оно использует методы правосудия. В современном гражданском обществе именно судебная власть, суд и правосудие предстают в единстве своих социально-политических и духовно-культурных ипостасей, выступая в качестве главных гарантий правового государства. Значение правосудия сегодня проявляется в судебных процессах, которые озвучивают проблемы общества и выявляют возможные пути их решения [4]. В судебном решении окончательное суждение, как установление гармонии, баланса нормы и ценности, означает наделение тех или иных социальных явлений конкретной значимостью с точки зрения возможности получения позитивного результата во взаимодействии людей друг с другом. Этот баланс нормы и ценности свидетельствует о специфическом характере обоснования права на суд в данной культурно — исторической среде [5]. В практике правосудия, при установлении баланса нормы и ценности проявляются понятия справедливости и законности, формальной и неформальной легитимности.

Таким образом, в философском образе суда следует различать, как минимум, две составляющие: 1) представление о суде в контексте фундаментальных метафизических и онтологических построений, вычерчивающих определенное положение человека в мировой иерархии, что больше относится к христианскому интеллектуализму; 2) образ суда в рамках развития теории разделения властей [6]. Как философская категория, правосудие, являясь сферой духовной деятельности людей, формируется как внутреннее идеальное стремление к совершенствованию общественных отношений и в этом стремлении направляемо идеалом, представлением о том, как может и должно быть. Исходя из этих установок, мы утверждаем идеальную сущность правосудия. Такая постановка вопроса позволяет воспринять правосудие не как инструмент для реализации политической программы преобразования общества, а как объективно сформировавшуюся социальную потребность обоснования права на суд, как на исполнение ритуала (акта, действа), направленного на приобретение законной силы случая применения права при разрешении каких-либо споров с целью обеспечения справедливости.

Определяя понятие правосудия как юридической категории можно отметить некую его абстрактность. Это объясняется тем, что правосудие одновременно является совокупностью определенных принципов, связанных с реализацией основных прав человека на современном этапе. [7] Из этимологического анализа рассматриваемого термина следует, что он состоит из двух слов: «право» и «судие», что также означает судить по праву, т. е. по справедливости. В связи с изложенным, конечно же, трудно не согласиться с мнением, согласно которому правосудие в его подлинном смысле имеет место тогда, когда суд правильно выяснил все существенные для данного дела обстоятельства и безошибочно применил закон, приняв на этой основе справедливое решение.

При определении рассматриваемой категории нужно обратить внимание и на то, что правосудием является «обобщенный образ» любого разбирательства дела органом судебной власти в пределах своей компетенции. Итак, правосудие, как юридическая категория включает в себя систему политико-правовых отношений, норм, идей, взглядов и понятий, реализуемых в процессуальных формах деятельности его субъектов по расследованию преступлений, разрешению конституционных, гражданских, административных и уголовных дел, исполнению наказания в целях достижения социальной справедливости, охраны законных прав, свобод и интересов личности, общества и государства, обеспечения законности, борьбы с преступностью, ее ограничения, нейтрализации. Правосудие как вид государственной деятельности, призванной обеспечить справедливость в отношении тех, чьи права и интересы оно затрагивает, базируется на правовых и нравственных началах. Законность и нравственность в правосудии, в деятельности правоохранительных органов находятся в неразрывном единстве. Правосудие, не связанное законом, не отвечающее требованиям права, вообще немыслимо. Правосудие — суд по праву, по справедливости. Но сам закон должен отвечать требованиям нравственности, а его применение судом не должно противоречить нравственным нормам. Формальное применение закона вопреки требованиям справедливости извращает саму идею правосудия.

Правосудие одно из направлений государственной деятельности, именуемой правоохранительной. Оно также относится к числу важнейших полномочий судебной власти. И в системе правоохранительной деятельности, и в составе полномочий судебной власти оно занимает центральное место. Его роль и значение обусловлены рядом факторов. К ним можно отнести, прежде всего, то обстоятельство, что отправление правосудия тесно связано с принятием решений по кардинальным вопросам реализации социально-экономических, политических и личных прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов государственных и иных организаций. Именно правосудию принадлежит решающее слово при признании конкретного лица виновным в совершении преступления и назначении ему меры наказания либо иного определенного в законе воздействия. Такое же слово принадлежит ему и при определении юридических последствий по спорам, связанным с реализацией, скажем, трудовых, семейных, авторских, изобретательских, жилищных, других имущественных или неимущественных прав граждан. Правосудие также является способом разрешения споров (имущественных и некоторых других), возникающих в сфере экономической деятельности между государственными и негосударственными организациями, лицами, занимающимися предпринимательством.

Судебные решения, принимаемые в процессе или по итогам отправления правосудия (приговоры по уголовным делам, решения по гражданским делам и т. д.) и нередко именуемые в юридической литературе актами правосудия, в соответствии с законодательством наделяются особыми свойствами. Одно из них — общеобязательность. Она означает, в частности, что вступившие в законную силу приговор, определение или постановление, вынесенные судом при рассмотрении уголовного дела, являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Неисполнение судебного решения или воспрепятствование исполнению может повлечь применение различного рода санкции в отношении тех, кто повинен в этом.

Сущность правосудия, его роль и значение вместе с тем проявляются не только и не столько в том, что оно, будучи ведущим и весьма ответственным направлением (функцией) правоохранительной деятельности, венчается принятием общеобязательных решений по кардинальным вопросам. Ему присущ ряд других специфических признаков.

В первую очередь, это то, что этот вид государственной деятельности может осуществляться только конкретными способами, а не произвольно, по усмотрению каких-то должностных лиц или органов. И эти способы закон фиксирует вполне определенно.

Еще одним отличительным признаком правосудия является то, что данный вид государственной деятельности должен и может осуществляться только с соблюдением особого порядка (процедуры), который детально регламентируется законом. Процессуальные законы регулируют практически все наиболее существенные вопросы, которые могут возникнуть при подготовке и проведении судебного заседания (порядок формирования законного состава, круг лиц, которые могут и должны участвовать в заседании, их права и обязанности, условия и последовательность выполнения конкретных действий, правила собирания, фиксации и исследования доказательств и т. п.). Все они, в конечном счете, направлены на установление истины и принятие законного, обоснованного и справедливого решения по существу.

Также к исключительному признаку правосудия относится то, что оно может осуществляться только особым органом— судом (судьей). Никакой другой орган или другое должностное лицо не вправе выполнять эту деятельность.

Специфика полномочий судебной власти требует, чтобы осуществляющий ее орган строился и имел возможность действовать так, как этого требуют интересы законности и справедливости. Отсюда особенности порядка образования судов, их взаимоотношений с государственными учреждениями, реализующими другие ветви власти — законодательную и исполнительную. Отсюда также стремление установить особый порядок (процедуру) судебной деятельности, а равно стремление всемерно повышать авторитет судов, забота о том, чтобы они прочно занимали свое место на вершине пирамиды правоохранительных органов.

С учетом отмеченных отличительных признаков правосудия его, как юридическую категорию, можно было бы определить как осуществляемую судами правоохранительную деятельность по установлению справедливости в порядке конституционного, административного, гражданского и уголовного судопроизводства, путем рассмотрения и разрешения дел при неуклонном соблюдении требований закона и установленного им порядка, обеспечивающую законность, обоснованность, справедливость и общеобязательность судебных решений, конечным итогом которой выступает защита нарушенных прав, свобод и законных интересов субъектов правоотношений.

 

Литература:

 

                     1.                     Азаркин Н. М. Учение Монтескье о разделении властей// Правоведение. 1982. № 1.

                     2.                     Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. СПб., 2002 С. 245.

                     3.                     Власова Г. Б. Легитимация институтов публичной власти в политико-правовом и социокультурном измерениях (на примере эволюции правосудия) / Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону,2009. С.21.

                     4.                     Власова Г. Б. Развитие институтов правосудия в условиях современных глобализационных процессов. Ростов-на-Дону, 2008. С. 7.

                     5.                     Власова Г. Б. Легитимация институтов публичной власти в политико-правовом и социокультурном измерениях (на примере эволюции правосудия) / Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону, 2009. С. 57.

                     6.                     Власова Г. Б. Социокультурная легитимация институциональных форм правосудия. Ростов-на-Дону, 2007. С. 47.

                     7.                     Титова А. В. Правосудие: право на ошибку // Российский судья. 2007. N 10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle