Библиографическое описание:

Шапошникова В. Г. Проблемы «Группы двадцати» и пути их решения // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 516-518.

«Группа двадцати» — это неформальный международный клуб, который является платформой для обсуждения глобальных проблем лидерами наиболее значимых экономик мира. На уровне глав государств «Двадцатка» существует с 2008 года, но за такой короткий срок она уже стала ведущим экономическим форумом. Однако ее деятельность часто подвергается критике. В данной статье будет рассмотрено, почему это происходит, а также какие идеи по преодолению стоящих перед «Двадцаткой» трудностей предлагаются учеными.

Ключевые слова: «Группа двадцати», G20, глобальное управление.

 

Одной из характеристик современной мировой экономики является то, что различия между развитыми и развивающимися странами становятся все менее значимыми, а взаимозависимость их экономик — все сильнее. Глобализация требует от стран действовать с учетом политики других государств, а иногда и идти на компромисс для решения глобальных проблем. Взаимосвязь экономик также провоцирует развитие международных организаций и механизмов, которые предоставляют возможность совместного поиска взаимовыгодных решений. Одним из них является «Группа двадцати» — неформальный форум лидеров девятнадцати стран и Евросоюза, на котором рассматриваются актуальные проблемы в экономической, финансовой сфере, а также затрагиваются темы защиты окружающей среды, помощи странам с низким уровнем дохода и т. д. На долю членов «Группы двадцати» приходится 90 % мирового ВВП, 80 % мировой торговли, 2/3 населения мира. [2]

Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что во время мирового финансового и экономического кризиса 2008–2009 годов, «Двадцатка» объединила развитые и развивающиеся страны и путем координации усилий помогла его преодолеть. Однако с угасанием кризисных явлений в мировой экономике сплоченность участников форума стала заметно ослабевать. Это проявилось в том, что страны стали активнее продвигать личные интересы, что затруднило поиск решений, которые могли бы удовлетворить всех участников. В результате заключительные декларации саммитов стали содержать все более расплывчатые формулировки обязательств, исполнение которых трудно отследить. Это вызвало критику в адрес G20. При этом основной упор делается на следующих аспектах:

-        репрезентативность;

-        легитимность;

-        эффективность;

-        расширение повестки дня саммитов.

При формировании «Группы двадцати» не было использовано никаких критериев членства. Страны выбирались скорее интуитивно, так как четкого порога, начиная с которого страна может считаться «системно значимой» установлено не было. В «Двадцатку» вошли динамично развивающиеся страны Азии и Южной Америки, что по сравнению с «Группой семи» можно считать прорывом. Но зато Африка представлена всего одной страной — ЮАР, а страны с низким уровнем дохода не представлены вообще. При этом ввиду изначального отсутствия критериев принятие в «Группу» нет и механизма, который позволил бы менять ее состав в соответствии с изменениями в расстановке сил на мировой арене.

Проблему репрезентативности порождают споры и о легитимности института. «Двадцатка» заявляет о себе как о ведущем международном экономическом форуме. Ее решения оказывают влияние на ход развития всей мировой экономики. В связи с этим у всех стран, оставшихся за пределами «Группы» и на данный момент не имеющих шансы в нее попасть, возникает логичный вопрос: почему они должны следовать решениям, которые принимались без их участия? Эти страны могли бы защищать свои интересы в таких давно функционирующих международных организациях как ООН или МВФ, которые включают почти все страны мира, являются формальными и действуют на основании нормативно-правовых документов. Но «Группа двадцати» часто реализует свои решения через эти институты. Такими действиями она подрывает доверие к ним, так как действует в обход их совещательных органов. Известный экономист Дж. Стиглиц считает, что неформальная организация не должна стоять во главе мирового регулирования. [3] «Группе двадцати» стоит лишь содействовать кооперации международных организаций при решении проблем, которые нельзя отнести к компетенции лишь одной из них. G20 должна идентифицировать эти проблемы, определять стратегию действий, а потом делегировать исполнение в международные организации. В задачи форума также должна входить функция мониторинга исполнения решений, с тем чтобы предотвратить образование негативных внешних эффектов. К примеру, некоторые экономические меры могут идти в разрез с идеями защиты окружающей среды или социальной поддержки бедных слоев населения.

Со временем в деятельность «Группы двадцати» наметилась еще одна проблема — эффективность. Решения «Двадцатки» не являются юридически обязательными для участников. Если при формировании форума у всех стран был «общий враг» — мировой финансовый кризис, который поощрял кооперацию, то после него сплоченность партнеров ослабла, и на первый план вышли национальные интересы. С одобрением воспринятая мировым сообществом реформа системы квот в Международном валютном фонде, которая была принята на саммите G20 в 2010 году, до сих пор не реализована. Даже несмотря на многолетние призывы остальных участников «Двадцатки», Соединенные Штаты, имеющие блокирующий пакет голосов, отказываются ратифицировать эту реформу. Причиной этого является отсутствие механизмов принуждения к выполнению взятых обязательств. Это подрывает доверие как к МВФ, так и к «Группе двадцати». В результате реформы часть голосов должна перейти к развивающимся странам. Отказ от ее принятия, по сути, говорит о том, что развитые страны, и в первую очередь США, не готовы признать возрастающую роль развивающихся стран в мировой экономике. Отсутствие подотчетности, таки образом, вредит эффективности G20.

С момента образования «Двадцатки» круг вопросов, входящих в ее повестку дня, существенно расширился. Помимо экономических и финансовых вопросов он теперь включает также экологические, обсуждаются проблемы развития стран третьего мира, энергетики и многое другое. Подобное размывание повестки дня некоторые ученые не одобряют. Это ведет к тому, что изначальная цель теряется из виду. Отсутствие успехов в ключевых проблемных областях скрывается за решением незначительных задач.

Явное наличие обозначенных выше проблем не ведет к потере актуальности «Группы двадцати». Равноценной замены этому форуму сейчас просто нет. Но ученые предлагают разные варианты усовершенствования «Группы».

Как краткосрочную меру по повышению репрезентативности форума Субакки и Пикфорд предлагают действующим членам взять на себя представление интересов других стран. [4] Сейчас, например, один участник — Евросоюз — представляет сразу 27 стран. Такие же функции на себя могли бы взять и другие участники.

Преобразование «Двадцатки» в Глобальный экономический совет предлагают Вестергард и Уэйд. [5] Их идея основывается на разделении мира на четыре региона или округа, сопоставимых по размеру ВВП и населению, и выборе из каждого региона нескольких стран, которые будут представлять интересы не попавших в Совет участников. Причем состав Совета будет меняться раз в несколько лет, а значит, страны не будут чувствовать себя оторванными от процесса глобального управления.

Стиглиц предлагает Глобальный экономический координационный совет, членство в котором тоже будет распределяться по системе округов. Представителями стран в Совете, как и в нынешней «Группе двадцати» будут главы государств, что позволит сохранить значимость института. Однако Совет будет формальной организацией, что позволит преодолеть проблему легитимности. [3]

Защищая «Группу двадцати» от упреков в необязательности решений Коннов В. А., к примеру, говорит, что «воздействие на международные отношения оказывают не только юридически обязывающие нормы, но и акты, не предусматривающие обязывания в отношении их участников». [1, с.79] Решения «Группы двадцати» привели к принятию Базельских стандартов, которые многие страны внесли в свое национальное законодательство. То есть, решения «Двадцатки» могут преобразовываться в нормативно-правовые акты.

Также нужно отметить, что значительные различия в политических и экономических режимах стран ведут к тому, что им порой довольно сложно прийти к консенсусу. И они неохотно официально принимают на себя обязательства. Зато такой неформальный институт как «Двадцатка» может помочь странам выразить свою точку зрения, лучше понять чужую и попробовать найти взаимопонимание.

Возможно, к G20 предъявляются чрезмерно суровые требования и большие ожидания. Но ведь форум можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны, ключевой сферой его деятельности являются экономика и финансы. И здесь от «Группы» нужно ждать конкретных результатов. А с другой стороны, она включает в свою повестку и другие темы, но скорее для поиска точек соприкосновения между участниками. И тут ожидать серьезных результатов пока рано.

В заключение нужно отметить, что несмотря на критику и широкой обсуждение проблем G20 в научных кругах, на самих саммитах не поднимался вопрос о расформировании или реформировании «Группы двадцати». А значит, в ближайшем будущем она продолжит свою деятельность в существующем формате.

 

Литература:

 

1.      Коннов В. А. О роли «мягкого» международного права в регулировании межгосударственных отношений по предупреждению и преодолению финансово-экономических кризисов. Евразийская адвокатура. Выпуск № 3 (10) / 2014, с. 78–83.

2.      Официальный сайт председательства Российской Федерации в «Группе двадцати» — http://ru.g20russia.ru/docs/about/about_G20.html

3.      Ocampo, José Antonio and Stiglitz, Joseph E. (2011) «From the G-20 to a Global Economic Coordination Council», Journal of Globalization and Development: Vol. 2: Iss. 2, Article 9.

4.      Paola Subacchi and Stephen Pickford. Legitimacy vs Effectiveness for the G20: A Dynamic Approach to Global Economic Governance. International Economics, October 2011.

5.      Vestergaard, J. and Wade, R. (2012). Establishing a new Global Economic Council: governance reform at the G20, the IMF and the World Bank. Global Policy, 3 (3): 257–269.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle