Библиографическое описание:

Кузиев Н. А. Политические аспекты концепции «Экономического пояса Шелкового пути» // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 379-382.

В статье доказывается своеобразие политического характера разработанной в КНР официальной концепции «Экономического пояса Шелкового пути».

Ключевые слова: Великий Шелковый путь, Экономический пояс Шелкового пути, политика КНР в Центральной и Южной Азии.

 

В последние десятилетия заметную активность в реализации «шелковичной» дипломатии проявляет Китай (КНР), значительно окрепший в экономическом плане после проведенных с начала 90-х гг. ХХ в. общественно-политических и социально-экономических реформ.

При этом, участие КНР в реализации своего варианта возрождении Шелкового пути, как отмечает один из экспертов, изначально опиралось на тактику «преодоления менталитета холодной войны и конфронтации» [1]. В целом, все выдвинутые КНР за последние годы идеи возрождения Шелкового пути отличалась заметным политическим и экономическим прагматизмом.

Как справедливо отмечал один из авторов, «именно китайский маршрут, реализуемый под лозунгом воссоздания исторического Шёлкового пути, стал наиболее перспективным, так как пролегает по суше и не имеет, в отличие от ТРАСЕКА, «морской составляющей»» [2].

«Пекин, — пишет, в свою очередь, французский эксперт Марк Руссе в своей книге «Новая Европа: Париж — Берлин — Москва», — прилагал огромные усилия, чтобы модернизировать «Великий Шелковый путь» вплоть до границ Европы, считая экономическую экспансию более важной, чем создание военных баз, которые там сегодня преимущественно российские» [3].

(Следует добавить, что Китай в контексте культурного возрождения на пространстве Шелкового пути заявил о создании гарантийного фонда оплаты определенных статей расходов китайским туроператорам).

26 октября 2005 г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао выступил в Москве на 4-м заседании Совета глав правительств стран-участниц Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Вэнь Цзябао указал на необходимость безусловного осуществления уже согласованных планов сотрудничества, ускорения разработки документов о сотрудничестве стран-членов организации. Он подчеркнул актуальность расширения такого сотрудничества, основой для которого могла бы стать плодотворная концепция «Шелкового пути». Следовало, по его мнению, «также улучшать взаимодействие в области здравоохранения, расширять возможности в плане борьбы с серьезными эпидемиями, такими как птичий грипп». Необходимо активизировать подготовку людских ресурсов. В этой связи китайская сторона приступила к осуществлению планов подготовки 1500 специалистов и управленцев для других стран-членов ШОС. Каждая из сторон может оптимально использовать свои преимущества для активизации обменов и сотрудничества в области подготовки кадров [4].

6 июля 2006 г. на границе индийского штата Сикким и китайского региона Тибет состоялась церемония открытия Гималайского перевала Натула, проходящего на высоте 4 тысячи метров над уровнем моря, и бывшего когда-то составляющей частью древнего Великого Шелкового пути. По утверждению британских СМИ, открытие этого маршрута «представляло собой важнейший шаг в направлении налаживания двусторонних дипломатических отношений… Открытие перевала носит скорее политический, чем экономический характер» [5].

Президент Кыргызстана А.Атамбаев, находившийся в 2012 г. с рабочим визитом в г.Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного округа КНР, заявил: «мы сегодня становимся свидетелями возрождения Великого шелкового пути, который на протяжении веков связывал торгово-экономическими, культурно-гуманитарными и политико-дипломатическими узами Восток и Запад, Кыргызстан и Китай…. Как и в древности, сегодня Великий Шелковый путь начинается с Китая. В этом плане отрадно отметить, что эффективная и целенаправленная политика Правительства КНР, отражающаяся в масштабных экономических и социальных преобразованиях, а также мудрость всего китайского народа, позволили стране занять одно из ведущих мест в мировом сообществе».

Президент КР заявил также о необходимости активизации усилий по реализации взаимовыгодных региональных проектов, среди которых строительство железной дороги Китай-Киргизия-Узбекстан (она должна связать КНР через территорию Киргизии, Узбекистана, Афганистана, Ирана и Турции со странами Европы)» [6].

В сентябре 2013 г. председатель КНР Си Цзиньпин, будучи с визитом в Казахстане, заявил о стратегической концепции создания Экономического пояса Шелкового пути, которая предполагает экономическое развитие регионов, расположенных на историческом маршруте Великого Шёлкового пути [7].

Что касается КНР, писала в этой связи газета «Женьминь жибао», этот регион связан с безопасностью государства, Китай также надеется путем расширения регионального взаимодействия стимулировать экономическое развитие западных районов страны, поэтому идея об «Экономическом поясе Шелкового пути» — это попытка соединить Центральную, Восточную, Южную и Западную Азию различными способами экономического сотрудничества [8].

«Россия считает важной инициативу Китая по формированию «Экономического пояса Шелкового пути» и высоко оценивает готовность китайской стороны учитывать российские интересы в ходе ее разработки и реализации. Стороны продолжат поиск путей возможного сопряжения проекта «Экономического пояса Шелкового пути» и создаваемого Евразийского экономического союза. В этих целях они намерены и дальше углублять сотрудничество между компетентными ведомствами двух стран, в том числе для осуществления совместных проектов по развитию транспортного сообщения и инфраструктуры в регионе», — говорилось в Совместном заявлении РФ и КНР о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия [9]. Большинство экспертов, однако, отмечают, что в данном случае речь идет лишь о «поиске путей возможного сопряжения» двух интеграционных проектов.

Трудно не согласиться с мнением, что подход республик Центральной Азии (ЦА) (Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана) к различным проектам, касающимся их собственной судьбы, весьма прагматичен. Конечно, он различен от страны к стране, но в целом можно сказать, что в государствах ЦА готовы поддержать проект любой стороны, если он выразится в финансовом содействии, инвестициях и не будет подрывать основы государственного строя и безопасность [10].

(Например, в Узбекистане КНР подписала 31 соглашение на $15,5 млрд: контракты касаются добычи нефти, газа и золота. В Туркменистане, где добывают природный газ, китайцы подписали 8 соглашений на $7,6 млрд. В Казахстане компания «China National Petroleum Company» (CNPC) купила 8 % акций нефтяного консорциума, разрабатывающего одно из месторождений в Каспийском море — стоимость сделки составила $5 млрд. В Киргизии КНР подписала восемь соглашений на $5 млрд; среди совместных планов — строительство нового газопровода. Если говорить о Киргизии и Таджикистане, то для них крупнейшим партнером последние два года является не Россия, а именно КНР) [11].

Боаоский экономический форум-2014 прошел под девизом «Новое будущее Азии: Идентификация драйверов нового роста». На ежегодной конференции впервые организовано заседание, посвященное экономическому сотрудничеству в рамках Великого Шелкового пути.

В целом, дипломатия Шелкового пути, ее вектор, направленный на развитие регионов, развивался и развивается в обстановке острого противоборства позиций США, стран Евросоюза, КНР, России, Японии, Индии, Пакистана, Ирана, ряда других стран. Да, действительно, в середине 90-х гг. упомянутая концепция преодолела характерный для начального этапа деструктивный процесс политизации, призывая, например, к поощрению познавательного туризма, расширению сети туристических маршрутов и соответствующей инфраструктуры туризма, возрождению, сохранению и устойчивому развитию культурного наследия, реализации плана действий по созданию и развитию центров ремесел, проведению телевизионных путешествий по трассам возрождаемой древней караванной дороги. Однако ныне в большинстве своем очевиден политический аспект различных, выдвигаемых основными игроками, концепций возрождения Шелкового пути — при этом КНР, как считают многие эксперты, действует «энергичнее, изобретательнее и гибче» [12].

 

Литература:

 

1.         Karrar H. The new Silk Road diplomacy: China’s Central Asian foreign policy since the Cold War. — Vancouver: UBC Press, 2010. — Р.83.

2.         Шустов К. Китайский Шелковый путь // Веб-сайт «Фонда стратегической культуры» — www.fondsk.ru;

3.         Rousset M. La nouvelle Europe: Paris-Berlin-Moscou. Le continent paneuropйen face au choc des civilisations. — Paris: Godefroy de Bouillon, 2009. — р.355, 359;

4.         Вэнь Цзябао выступил на заседании Совета глав правительств стран- участниц ШОС. 27 октября 2005 г. // Веб-сайт Китайского информационного Интернет-центра — russian.china.org.cn;

5.         Перевал на Великом шелковом пути вновь открыт. 6 июля 2006 г. // Веб-сайт Русской службы радиостанции Би-Би-Си — bbcrussian.com;

6.         Президент А.Атамбаев выступил на церемонии открытия ЭКСПО «Китай-Евразия» и Форуме Китайско-Евразийского экономического сотрудничества. 2 сентября 2012 г. // Официальный веб-сайт Президента КР — www.president.kg;

7.         Лакомая Азия. ЕАЭС, Китай, США: чья стратегия развития Центральной Азии выиграет? 21 ноября 2014 г. // Веб-сайт Евразийского коммуникационного центра — eurasiancenter.ru;

8.         Какие различия существуют в стратегиях Китая, США и России в Центральной Азии? 10 октября 2013 г. // Веб-сайт русскоязычной версии газеты «Жэньминь Жибао» — russian.people.com.cn;

9.         Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. 20 мая 2014 года // Официальный веб-сайт Президента РФ — kremlin.ru;

10.     Лукин А. В. Идея «экономического пояса Шелкового пути» и евразийская интеграция // Международная жизнь. — 2014. — № 7.

11.     КНР прокладывает новый Шелковый путь в Азии. 22 октября 2013 г. // Веб-сайт Русской службы BBC — www.bbc.co.uk;

12.     Новый Шелковый путь: стратегические интересы России и Китая. 20 декабря 2013 г. // Веб-сайт Российского совета по международным делам — russiancouncil.ru.

Основные термины (генерируются автоматически): Шелкового пути, пояса Шелкового, пояса Шелкового пути», «Экономического пояса Шелкового, Великого Шелкового пути, шелкового пути, Великого шелкового пути, возрождения Шелкового, возрождения Шелкового пути, возрождении Шелкового пути, пространстве Шелкового пути, дипломатия Шелкового пути, участие КНР в реализации, Госсовета КНР Вэнь, Шёлкового пути, древнего Великого Шелкового, политика Правительства КНР, автономного округа КНР, КНР Си Цзиньпин, возрождения Шелкового пути —.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle