Библиографическое описание:

Козынкин И. В. Некоторые проблемы практики применения судами общей юрисдикции ст. 348.12 Трудового кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 650-652.

Активное развитие и усложнение отношений в сфере спорта привело к тому, что на сегодня правовое регулирование труда работников профессионального спорта стало являться одной из актуальнейших тем для исследования юридической наукой. Российский законодатель, следуя зарубежным тенденциям к дифференциации регулирования труда работников профессионального спорта, с 30 марта 2008 года установил специальное правовое регулирование трудовых отношений, где одной их сторон являются спортсмены либо тренеры [1].

В частности, законодателем установлены специальные правила расторжения трудовых договоров со спортсменом. Такие правила касаются порядка уведомления работником своего работодателя о расторжении договора по собственной инициативе, а также возможности включения в трудовой договор условия об обязанности спортсмена произвести в пользу работодателя денежную выплату в случае расторжения трудового договора по инициативе спортсмена (по собственному желанию) без уважительных причин, а также в случае расторжения трудового договора по инициативе работодателя по основаниям, которые относятся к дисциплинарным взысканиям (статья 348.12 ТК РФ). Новый нормативный массив должен перейти из «права на бумаге» в «право в действии». И если правила об установлении специальных сроков уведомления работодателя о расторжении договора практически не вызывают вопросов[1], то правила о возможности включения условия о соответствующей обязанности спортсмена, наоборот, вызывают оживленную дискуссию на страницах юридической литературы [2, 3, 4]. Тем и интереснее правоприменительная практика, которая иногда может поставить точку в дискуссии, а иногда и подлить масла в огонь юридических баталий.

Во-первых, вызывает затруднение толкование понятия «уважительная причина», использованного законодателем в тексте статьи 348.12 ТК РФ. В самой норме указаний на то, что может считаться уважительной причиной, нет. По мнению доцента А. В. Завгороднего, в данном случае необходимо по аналогии применять ч. 3 ст. 80 ТК РФ. Также такой перечень может быть дополнен по соглашению сторон в трудовом договоре со спортсменом. Кроме того, по мнению автора, уважительными причинами для спортсмена могут быть:

-          невключение спортсмена в заявку на текущий спортивный сезон, если это не связано с полной или частичной утратой трудоспособности,

-          переход футбольного спортивного клуба в низший дивизион,

-          исключение спортивного клуба из состава участников спортивного мероприятия,

-          восстановление любительского статуса спортсмена,

-          прекращение спортивной карьеры в профессиональном спорте [2, 5].

Указанные ученым причины имеют устойчивую связь с причинами, которые устанавливаются в регламентах спортивных организаций (например, ст. 11 Регламента Российского футбольного союза по статусу и переходу (трансферу) футболистов), что свидетельствует об их обоснованности и востребованности практикой.

 Суды при рассмотрении вопроса о том, является ли причина уважительной, не применяли аналогию закона (информация об этом отсутствует в мотивировочной части решения). Так, решением Лефортовского районного суда г. Москвы по делу Федулова Павла Александровича и Автономной некоммерческой организации «Профессиональный хоккейный клуб «Крылья Советов» хоккейному клубу во взыскании выплаты со спортсмена было отказано на основании того, что спортсмен уволился в связи с тем, что работодатель не выплачивал спортсмену заработную плату, задолженность по заработной плате превышала 1 миллион рублей [6]. Указанная причина признана судом уважительной. Однако необходимо отметить, что невыплата заработной платы (как нарушение трудового законодательства работодателем) перечислена в ч. 3 ст. 80 ТК РФ.

Кроме того, важно отметить, что суд при обосновании признания причины уважительной использовал нормы регламентов спортивных организаций (ч. 3 ст. 348.1 ТК РФ). Как указал суд, дача согласия ответчиком на переход работника для работы в другом клубе согласно Положению по статусу и переходу хоккеистов, утвержденному Исполкомом Федерации хоккея России, подтверждает уважительность причины увольнения по собственному желанию.

Таким образом, судебная практика воспринимает аналогию закона (при использовании скрытой аналогии ч. 3 ст. 80 ТК РФ), а также учитывает фактические особенности трудовых отношений (о чем свидетельствует использование норм регламентов спортивных организаций).

Во–вторых, из нормы закона не следует, должна ли сумма выплаты быть перманентной, либо такая сумма может изменяться. Изучение судебной практики показало, что суды допускают различные подходы к определению сумм выплат. Так, сумма может быть установлена как в абсолютных значениях (решение Ставропольского районного суда Самарской области от 07.12.2011 по делу 2–1383\11, определение Судебной коллегии Самарского областного суда от 31.01.2012 по делу № 33–924/2012 [7, 8]), так и в размере окладов за фактически неотработанное время (решение Прохладненского районного суда Кабардино-Балкарской республики от 08.05.2014 по делу № 2–157/2014) [9]. Такие подходы свидетельствуют о том, что суды восприняли идею законодателя об усилении договорных начал в указанной сфере регулирования.

В-третьих, при изучении рассматриваемой нами статьи возникает вопрос о существовании пределов суммы выплаты, производимой спортсменом. В литературе высказываются мнения о том, что клубы могут ставить спортсменов в «кабальные» договорные условия, устанавливая высокие размеры денежных выплат [10, 11].

Как показывает судебная практика, вопрос о суммах выплат суды полностью оставляют на усмотрение сторон. Так, в решении Ставропольского районного суда Самарской области от 07.12.2011 по делу 2–1383\11, а далее в определении Судебной коллегии Самарского областного суда от 31.01.2012 (вторая инстанция) указано, что размер денежной выплаты, предусмотренной ч. 3 ст. 348.12 ТК РФ, определяется трудовым договором, при этом ограничений размера данной выплаты не содержится.

Как видно, и в данном случае прослеживается уменьшение роли невидимой руки государства, защищающей работника как экономически слабую сторону. Дифференцируя правовое регулирование, законодатель ослабляет государственное влияние и предоставляет сторонам полную свободу усмотрения. Полагаем, что в данном случае судебная практика должна все же обращаться к таким категориям права, как разумность и справедливость, и при необходимости уменьшать размеры сумм выплат.

Анализ немногочисленной судебной практики показал, что проблемы применения ст. 348.12 ТК РФ имеют место быть. К сожалению, на сегодня решения судов общей юрисдикции по данной тематике можно пересчитать по пальцам одной руки, что объясняется нежеланием сторон прибегать к такому механизму разрешения споров в связи с пробельностью и противоречивостью законодательства, низким уровнем профессионализма судов, наличием альтернативных механизмов разрешения споров (юрисдикционные органы спортивных организаций, которые могут разрешить спор и быстрее, и компетентнее).

Судебной практике еще предстоит выработать единую, устойчивую и обоснованную позицию по указанным вопросам, а также выработать позицию по вопросам, которые еще не стали предметом рассмотрения (например — возможность включения соглашения о выплатах в договор с несовершеннолетним спортсменом).

 

Литература:

 

1.         Федеральный закон от 28.02.2008 N 13-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2008. — № 9.

2.         Завгородний, А. В. Актуальные проблемы расторжения трудового договора по инициативе спортсмена (тренера) (ст.348.12 ТК РФ) / А. В. Завгородний // Российский ежегодник трудового права, 2013. № 9. — СПб.: Университетский издательский консорциум, 2014. — С. 403–416.

3.         Яворчук, Н. Н. Правовое регулирование труда спортсменов и тренеров: некоторые аспекты / Н. Н. Яворчук // Российский ежегодник трудового права. 2009. № 5. — СПб.: Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2010. -С. 256–278.

4.         Леонов, А. С. Правовое регулирование труда спортсменов и законодательство о профессиональном спорте / А. С. Леонов // Право и государство. — 2009. — № 10. — С. 63–66.

5.         Зайцев, Ю. В. Особенности прекращения трудового договора спортсмена / Ю. В. Зайцев // Спорт: экономика, право, управление. — 2008. — № 3. С. 21–25.

6.         Решение Лефортовского районного суда г. Москвы по делу Федулова П. А. к АНО «Профессиональный хоккейный клуб «Крылья Советов»» // Сервис поиска решений судов общей юрисдикции — доступ: http://www.gcourts.ru/case/2260551 (дата обращения: 15.01.2015).

7.         Решение Ставропольского районного суда Самарской области от 07.12.2011 по делу № 2–1383\11 // Сервис поиска решений судов общей юрисдикции — доступ: http://www.gcourts.ru/case/3725866 (дата обращения: 15.01.2015).

8.         Определение Судебной коллегии Самарского областного суда от 31.01.2012 по делу № 33–924/2012 // Сервис поиска решений судов общей юрисдикции — доступ: http://www.gcourts.ru/case/3593686 (дата обращения: 15.01.2015).

9.         Решение Прохладненского районного суда Кабардино-Балкарской республики от 08.05.2014 по делу № 2–157/2014 // Сервис поиска решений судов общей юрисдикции — доступ: http://www.gcourts.ru/case/22994189 (дата обращения: 15.01.2015).

10.     Шевченко, О. А. Особенности правового регулирования труда спортсменов / О. А. Шевченко // Трудовые споры. — 2008. — № 12. С. 38–42.

11.     Курбангалеева, О. А. Новый порядок регулирования труда спортсменов и тренеров. Комментарий к Федеральному закону от 28.02.2008 № 13-ФЗ / О. А. Курбангалеева // Трудовые споры. — 2008. — № 3. С. 54–59.



[1]Вопросы по порядку и допустимым способам уведомления работодателя, конечно же, возникают, но ответы на такие вопросы разработаны и разрабатываются в рамках анализа общих норм кодекса (ст. 80 ТК РФ). Рассмотрение данных вопросов выходит за рамки нашей работы.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle