Библиографическое описание:

Антидзе С. А. Организация школьного дела на Урале // Молодой ученый. — 2009. — №7. — С. 226-230.

            В связи с развитием горной промышленности Урала  в первой четверти XVIII века возникает необходимость в обеспечении развивающегося края кадрами специалистов. Становится очевидным, что для активного промышленного освоения природных ресурсов региона, требуются квалифицированные, грамотные работники, способные развить и преумножить славу уральских заводов. Следует отметить,  что, намечая расширение старых и строительство новых уральских заводов, представители власти столкнулись с нехваткой местных специалистов - технических кадров и грамотных рабочих. Большинство квалифицированных работников при заводах были приезжими людьми. Удаленность края от центральных регионов России, слабая заселенность Урала и многие другие причины создавали определенные трудности для пионеров освоения этого богатого региона страны, требовало от них глубоких знаний и умений. Инициатором открытия первых школ на Урале был В. Н. Татищев – выдающийся государственный деятель, человек, обладающий большими техническими знаниями и богатым опытом административной деятельности.

            Посланный правительством страны в 1720г. для руководства горнометаллургической промышленностью Урала, В.Н.Татищев обнаружил в крае отсутствие квалифицированных работников и специалистов горнозаводского дела. Об этом свидетельствует его доклад в Берг - коллегию – центральное государственное учреждение, руководившее горнозаводскими предприятиями. В нем сообщалось «о малости мастеров», докладывалось, что заводских специалистов на Урале крайне недостаточно, но путем поиска, «присылке оных» и обучения детей местных жителей, возможно довольно быстро подготовить необходимых заводских специалистов. По мнению В.Н. Татищева, который в то время занимал пост Главного начальника горных казенных заводов Сибирской и Казанской губерний, одним из первоочередных направлений в развитии уральской  промышленности   должно было стать открытие школ и образование местных жителей. Благодаря настойчивым требованиям Татищева Берг – коллегия дала согласие на организацию школ, в первую очередь при заводах и слободах, находившихся в управлении горного ведомства. Речь шла об обучении детей заводских работников, подъячих и церковников, а также для всех желающих обучаться из других населенных пунктов [2. с.53]. 

           Первые русские школы на Урале появились лишь в начале XVIII века. В 1719 году при Далматовском монастыре Пермской губернии было открыто училище для детей духовенства. Впервые это документально подтверждается в 1719 г., поэтому именно этот период принято считать годом создания первой монастырской школы на территории Урала [1. с.18]. Предположительно училище было открыто по указу Петра I «Об учреждении цифирных школ» (1714г.). В школе при монастыре обучалось всего 9 учеников. Однако ряд авторов считает год основания монастырской школы 1718 г. В трудах И.А. Слудковской прозвучала идея о том, что училище для детей духовенства и монастырских крестьян при Далматовском монастыре было открыто в 1718г. Впоследствии оно было преобразовано в славяно-латинское училище, где первым учителем был Петр Кирьянов [4. с.7].

 Первые уральские горнозаводские школы были созданы  в начале двадцатых годов XVIII века. Огромная роль в организации учебных заведений при заводах принадлежит начальнику горных предприятий В.Н.Татищеву, при непосредственном влиянии и руководстве которого открывались новые школы.  Опираясь на указы Берг- коллегии, В. Н. Татищев начал незамедлительно работать по организации школ на Уктусском и Алапаевском заводах, а также в городе Кунгуре [2.с.53]. Всего было открыто 4 школы: арифметическая школа в Кунгуре, которая начала работать зимой 1721г. с 16 учениками [2. с. 53], словесная на Алапаевском заводе, словесная и арифметическая на Уктусском заводе. 104 ученика обучались в этих школах в 1722 году  [3.c.13] .В словесных школах обучали чтению, письму, счету, а главными предметами в арифметических школах были арифметика, геометрия, основы горного дела. В 1723 г. Уктусская и Кунгурская арифметические школы были переведены в город Екатеринбург. Это послужило началом действия Екатеринбургской горной школы. Так было положено начало организации школьного дела на горнозаводских предприятиях Урала.

            Новый  этап в развитии школ при горных заводах Урала связан со вторым пребыванием В.Н. Татищева  в крае и относится к 1735г. В октябре 1734г. Татищев сменил В. Геннина  на посту руководителя горно-металлургических предприятий Урала. В течение 1735г.  были организованы школы на 8 уральских заводах и в Кунгуре. А Екатеринбургская школа была представлена не только словесной и арифметической школами, но и новыми для Урала видами школ –  особыми повышенными школами - немецкой, латинской и знаменованной [3.c.13]. Именно немецкая и латинская школы являются первыми иноязычными школами Урала первой половины XVIII в.

           Заняв должность руководителя уральских заводов, В.Н. Татищев начал активно добиваться от правительства страны утверждения всех его мероприятий по развитию школ при заводах, повышать уровень преподавания в заводских школах. Он просил помощи в решении сложных вопросов у Кабинета– министров. Последние предоставили ему широкие полномочия –«полную мочь» в решении всех вопросов развития горнометаллургической промышленности Урала. В декабре 1734г. Татищев получил от них ответ: «Об учреждении для обучения арифметике и геометрии в Кунгуре и по всем заводам и у Соликамской школы, быть по определению вашему, а для обучения заводских, правительственных и других детей немецкому языку учитель и потребные к тому книги от Академии наук отправлены к вам будут» [2.c.72].

            Перед отъездом на Урал  ему была вручена инструкция за подписью императрицы, которая давала Татищеву права по упразднению старых и строительству новых заводов. Инструкция наделяла его полномочиями самостоятельно, «рассудя с своими товарищи», без вмешательства центра, решать ряд вопросов, а именно передавать некоторые казенные заводы в частные руки, расширять сеть горнозаводских школ, упорядочить горное законодательство. В соответствии с 17-м пунктом инструкции ему предписывалось создать «хорошую школу» для обучения детей дворян, подъячих и «не служащих церковников детей». Поскольку специалистов на горнометаллургические предприятия Урала приходилось посылать из Москвы и Петербурга, то главной задачей школы было удовлетворение возрастающих потребностей промышленности края в кадрах грамотных и квалифицированных специалистов по горному делу, управителей и служащих.

            Находясь на посту начальника горнометаллургических предприятий Урала,  еще Геннин практически в каждом донесении Берг – коллегии  просил прислать специалистов для уральских заводов. Он приехал в край с целой группой олонецких мастеров. На его многочисленные просьбы Берг – коллегия выслала еще около 20 человек. Тем не менее, был очевиден недостаток технических кадров и грамотных людей, который  усугублялся по мере развития старых заводов и особенно строительства новых уральских предприятий.

           Сравнивая политику Татищева и Геннина  в отношении организации школьного обучения при заводах на Урале, нетрудно заметить, что Татищев придавал большое значение  организации горнозаводских школ при всех заводах, т. е пытался сделать их массовыми. Однако Геннин  главным образом акцентировал внимание на создании школы при Екатеринбургском заводе, осуществлял слабый надзор за другими заводскими школами. Это послужило одним из поводов закрытия многих словесных школ других уральских предприятий. Из–за отсутствия учителей была упразднена алапаевская словесная школа. Та же участь постигла и кунгурскую горнозаводскую школу. Когда в 1723 г. В.Н. Татищев прибыл в Кунгур, он обнаружил, что многие ученики данной школы прекратили посещать учебные занятия и разбежались по домам. Церковники отказывались отпускать детей в школу при заводе, ссылаясь на «Духовный регламент» 1721г. Согласно ему планировалось создание специальных архиерейских школ. Все  усилия и попытки Татищева возобновить деятельность кунгурской горнозаводской школы были напрасны[2.c.59-60].

            Таким образом, следует признать, что по ряду причин (отсутствие преподавателей, усиленное внимание со стороны Геннина только к екатеринбургской школе и слабый контроль за другими, нежелание определенной части жителей отдавать детей в школы и др.) программа создания уральских школ при заводах не была реализована. Этот факт подтверждают и архивные источники. Так, например, к 1734г. работали только две школы в Екатеринбурге – арифметическая и словесная. Лишь 102 ученика постигали знания в этих школах [5].Однако как уже отмечалось раннее, большие сдвиги в деятельности  горнозаводских школ сопряжены с вторичным пребыванием В.Н.Татищева на Урале. Именно в это время начинают деятельность совершенно новые для того периода виды школ - знаменованная, латинская и немецкая.

            Архивные документы показывают, что в организации горнозаводских школ Урала было немало трудностей. Не лишена их была и екатеринбургская школа. Прежде всего, это касалось деятельности арифметической школы. Постоянные вызовы старших учеников на различные срочные работы в канцелярии и на заводы не могли не отразиться на качестве знаний. Многие из учащихся так и не окончили полного курса школы. Необходимость в грамотных людях, умеющих вести письмоводство и счетоводство, явно ощущалась в период усиленного роста  новых уральских предприятий XVIII в. Руководитель промышленными предприятиями Урала Геннин делал попытки ограничить использование учащихся в учебное время на работах. Он подчеркивал, что лишь в случаях крайней необходимости возможно отвлекать учеников на производственные работы и брать лишь «недоучившихся по определенным им наукам».

             Из рапортов Феоктиста Балакина, учителя арифметической школы Екатеринбурга за 1727г. следует, что за полугодие больше половины учеников вызывали на различные работы в учебное время. Для сравнения целесообразно привести следующие данные. По списку в январе 1727г. в школе числилось 38 учеников. На занятии же присутствовало лишь 15 учащихся, остальные 23 находились в отлучке. В феврале  и марте того же года почти все ученики были задействованы на производстве в учебные часы. Только 4 из 35 школьников обучались в школе. Также обстояли дела и в словесной школе. В течение целого месяца все ученики школы были оторваны от учебы на погрузку чугуна и меди, заготовку дров и ремонт школы [2.c.62].

            Другая сложность, с которой столкнулись организаторы школьного дела на Урале – поиск хороших учителей. К последним предъявлялись большие требования. Желание Геннина и Татищева организовать работу горнозаводских школ должным образом вынуждало их  заниматься подбором  учителей особо тщательно.

            Поначалу учителей для преподавания в словесных школах выбирали из представителей местного духовенства. Однако далеко не всегда они отвечали тем требованиям, которые на них возлагали. В исторических документах есть примеры неудачных кандидатур на должность учителя. В частности, первым учителем в уктусской школе был местный дьячок – Петр Грамматчиков. Но обучать он мог только чтению, а «в письме неискусным» был.

             Подбор преподавательского состава для обычных уральских школ того времени, не говоря уже о екатеринбургской школе повышенного типа, представлял достаточно серьезную проблему. Для немецкой и латинской школ требовались учителя, знающие иностранные языки и разбирающиеся в области гуманитарных наук – литературы, грамматики, истории и т.д. Найти хороших учителей было непросто. Поэтому не случайно руководство обратилось в Москву и Петербург с просьбой подыскать учителей для латинской и немецкой школ, которые по своему типу во многом напоминали московскую Славяно – греко – латинскую академию.

             В 1734г.  В.Н. Татищев направил прошение в Кабинет министров. Просьба заключалась в подборе преподавателя по немецкому языку для екатеринбургской школы. Кабинет министров довольно быстро отреагировал на  поставленную задачу. В декабре 1734г. Академия наук получила указ от Кабинета министров «приискать к тому способного и искусного»[6]. Им оказался один из сотрудников Академии – немец по происхождению Бернгард Вильгельм Штермер. Более полугода потребовалось на обсуждение условий работы и заключение контракта.

            Предусмотрительный Штермер предлагал заключить с ним контракт на 4 - 5 лет. В случае прекращения контракта или его продления просил, чтобы ему «заблаговременно было объявлено» об этом. Штермер запросил очень высокую по тем временам оплату- 400 рублей в год. Татищев согласился на подобное жалованье неохотно, считая, что оплата «весьма не малая, однакож для новости учреждения той школы, в которой ему труда довольно быть может» он решил этот вопрос в пользу Штермера. Ссылаясь на то, что и другие преподаватели не получали бесплатно дрова и свечи, Татищев категорично отказался выполнять данную просьбу Штермера, поясняя, что все управители на местах «своими довольствуются» [3. c.18].

            В свою очередь Б. Штермер определил для себя круг обязанностей, которые предусматривали 5-ти часовой рабочий день. Таким образом, учащиеся в немецкой школе должны были заниматься по 5 часов, 6 дней в неделю. Вместе с тем он предполагал, что «прочее время, а также праздничные и послеполуденные часы в среду и субботу, по обыкновению всех европейских училищ» оставались для него свободными от учебных занятий.

            Татищев постоянно информировал Кабинет министров о состоянии екатеринбургской школы, докладывал о количестве учеников. О большом желании уральского горнозаводского управления расширить сеть школ при заводах свидетельствуют доклады В. Н. Татищева в Кабинет министров. Предполагалось увеличить число учащихся екатеринбургской школы более чем в 4 раза, соответственно  обеспечить возможностью обучаться  до 400 человек, «в том числе управительских и церковничьих до 60 обучать в латинском и немецком языках. Да у Соли Камской 100 человек, в которых до 30 – в немецком и латинском, токмо в Перми начать не прежде, как здесь уже доброе начало явиться [7]. Таким образом, можно определить, что количество учеников при  заводских школах  по намерению В.Н. Татищева должно было увеличиться почти в 6 раз.

           На необходимость создания школы повышенного типа  и обучения собственных специалистов иностранных языков Татищев указывал и по причине промышленного роста предприятий, когда на заводы приглашались  переводчики – иностранцы. Их услуги обходились казне достаточно дорого. Одной из причин создания екатеринбургских иноязычных школ, поэтому было стремление горнозаводского управления подготовить собственных знатоков иностранных языков. Организация латинской школы, по мнению Татищева, предназначалась для обучения детей высшего духовенства, а также для детей высшего технического персонала (в основном иностранцев). По его замыслу учащиеся в школе должны были изучать латинский язык, делать переводы оригинальных текстов по языку. Изучение немецкого языка открывало перед учениками этой школы возможности изучать физику и механику. Исходя из этого, желание Татищева  открыть особую школу повышенного типа кажется обоснованным.

             Определяя преподавательский состав для иноязычных школ, В.Н. Татищев, в первую очередь основную роль отводил Б. Штермеру, как преподавателю немецкой школы, считал «в латинском -  Кондратовича» ведущим специалистом. Наряду с этим, понимая всю сложность предстоящей работы, руководитель горнозаводских предприятий не исключал возможность привлечение в качестве помощника Штермеру переводчика Канцелярии ГПЗ А. Розе, а также других кандидатур из Петербурга, подходящих на этот пост [8]. 

           Задачи, которые решала Канцелярия ГПЗ, касались не только состава учителей для  екатеринбургских иноязычных школ, учебников и пособий, но и вопроса их месторасположения. 29 сентября 1735г. было принято решение о строительстве учебного здания «в надлежащем месте». С согласия Канцелярии ГПЗ  на время строительства новой школы договорились «для обучения немецкому языку дать ныне место в старой канцелярии» [9].

            К ноябрю 1735г. были решены основные вопросы, касающиеся подготовки открытия первых иноязычных школ Екатеринбурга. 6 ноября 1735г. немецкая и латинская школы начали свою работу.

           Т.о, благодаря настойчивым требованиям и  усилиям Татищева В.Н. и его единомышленников, а также  содействию горнозаводского управления на Урале  в начале XVIII в. возникли первые учебные заведения, положившие начало школьному делу в крае.

Литература

1. Булыгина, М.В. Школы Зауралья (70–е годы XVII в. – 20–е годы XX в.)

[Текст] : монография / М.Б. Булыгина ; ГОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т». Екатеринбург, 2008. 364 с.: таблицы.

2. Нечаев, Н.В. Горнозаводские школы Урала (к истории профессионально – технического образования в России) / Н.В. Нечаев; под ред. акад. А.М. Панкратовой. М.:  Трудрезервиздат, 1956. 207 с.: ил.

3. Пензин, Э.А. Первые иноязычные школы Екатеринбурга: [ ст. ] / Э.А. Пензин // Народное образование на Урале в XVIII – начале XX в.: Сб. научных трудов / Государственный комитет РСФСР по делам науки и высшей школы, Уральский ордена трудового красного знамени гос.  ун. - т им. А.М. Горького. Свердловск, 1990. С. 13 – 30.

4.Слудковская, И.А. Развитие народной школы на Урале в XIX веке / И.А. Слудковская; Министерство просвещения РСФСР, пермский гос. пед. ин-т. Пермь, 1976. 73 с.

5. ГАСО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 506. Л. 86 – 93 об.

6. ЦГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 12. Л. 64.

7. ГАСО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 577 а. Л. 108 об.

8. ГАСО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 577 а. Л. 108 .

9. ГАСО. Ф. 24. Оп. 12. Д. 224. Л. 209.

 

 

 

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle