Библиографическое описание:

Сюй Х. О некоторых подходах к явлению субстантивации // Молодой ученый. — 2009. — №7. — С. 151-153.

Система частей речи не статична — ей присуща динамика, проявляющаяся в транспозиционных процессах, в том числе в переходе слов различных частей речи в разряд существительных - субстантивации.

В современной лингвистике существует два аспекта изучения субстанти­вации: 1) субстантивация рассматривается как способ словообразования, разновидность неморфологического (морфолого-синтаксического) способа; 2) суб­стантивация характеризуется как морфологический процесс пополнения запаса имен существительных за счет других частей речи. В большей части изученных нами источников субстантивация представлена с точки зрения морфологии.

В литературе предмета неоднократно указывалось на широкую распространенность явления субстантивации в русском языке. Ср.: «Субстантивная транспозиция не только занимает центральное, ведущее место в транспозиции частей речи, но и охватывает многочисленные случаи функционально обуслов­ленного перераспределения словесных (и не только словесных) знаков при их актуализации в высказывании». Данное положение дает ключ к двоякому пониманию субстантивации — широкому (синтаксическая субстантивация) и узкому (морфологическая субстантивация).

Широкое понимание данного языкового явления предполагает рассмотре­ние субстантивации как употребления в роли существительных слов других частей речи, а также синтаксических конструкций. В этом случае субстантивное переосмысление языковой единицы связано с ее синтаксической функцией и носит, как правило, окказиональный, не закрепленный языковой нормой ха­рактер. Впервые такую точку зрения на субстантивацию    высказал Ф.И. Буслаев, писавший, что «всякая другая часть речи, употребленная в подлежащем, получает смысл существительного». Это положение развил А.А. Шахматов, который считал, что «...понятие о существительном не есть понятие морфологическое, а син­таксическое; вследствие этого входящие в эту часть речи слова могут и не представлять по внешней своей форме тех особенностей строения и изменения, которые характерны для большинства существительных». На этом основании А.А. Шахматов отнес к сфере субстантивации в числе прочего субстантивное употребление глагольных форм, наречий, междометий, предложно-падежных сочетаний, словосочетаний. В.В. Виноградов считал син­таксис первичным по отношению к морфологии и подчеркивал, что «в морфо­логических категориях происходят постоянные изменения соотношений, и им­пульсы, толчки к этим преобразованиям идут от синтаксиса». Это высказывание применимо и к явлению перехода слов в другую часть речи, который сначала осуществляется на синтаксическом уровне и лишь затем может закрепиться в морфологии. Как известно, синтаксические функции подлежащего и дополнения, специфич­ные для существительного, в русском языке могут выполнять слова любой час­ти речи, а также синтаксические конструкции. Для обозначения субстантивации синтаксических конструкций в литературе предмета существует термин позиционная субстантивация, подразумевающий, что «в определенных синтаксических условиях коммуникативные единицы могут переходить с позиции предложения на позицию словесной формы». По форме такая единица остается предложени­ем, то есть воспроизводит определенную структурную схему, а по синтаксической функции она эквивалентна словоформе, так как является единым членом предложения. На этом основании говорят о субстантивации данных языковых единиц. В нашем материале содержится значительная группа подобных приме­ров.

Субстантивация в узком смысле - это закономерное приобретение словами других частей речи лексико-грамматических характеристик существительного и утрата (полная или частичная) признаков исходных частей речи. В отли­чие от первого понимания субстантивации, которое допускает возможность случайного, разового употребления слов в роли существительных, второе пред­полагает известную регулярность данного языкового процесса, наличие ряда моделей, по которым он совершается. Субстантивация в узком понимании носит узуальный характер, ее результаты закреплены на уровне языка. Исследова­телям, понимающим субстантивацию узко, «трудно согласиться с тем, что морфема, сочетание слов, целое предложение могут субстантивироваться -преобразовываться в предметное слово. Даже если названные единицы и находятся в позиции имени существительного (в функции подлежащего и дополне­ния), все-таки сочетание слов останется сочетанием, а не словом, многословное предложение останется предложением и не может стать словом». Субстантивации в узком понимании, за немногими исключениями, может подвергаться ограниченный круг частей речи, а именно те из них, которые «обладают формой имени прилагательного», в частности, прилагательное, причас­тие, местоимение-прилагательное, порядковое числительное. В противовес уз­кому пониманию субстантивации в теории транспозиции существует устойчивое мнение о том, что «субстантивация прилагательных и причастий — это лишь часть более широкого и сложного явления субстантивной транспозиции, при­чем та его сторона, которая как бы "лежит на поверхности"».

Характеризуя явление транспозиции, Р.М. Гайсина выделяет три разно­видности данного процесса: транспозицию функции, транспозицию формы и транспозицию значения. Применительно к субстантивации транспозиция функции соответствует синтаксическому типу рассматриваемого явления, поскольку заключается в выполнении словами различных частей речи вторичных синтак­сических функций. Транспозиция формы соответствует морфологической суб­стантивации и состоит в приобретении фонетическим словом значения другой части речи и способности функционировать в качестве этой части речи.

В связи с разделением субстантивации на морфологическую и синтакси­ческую следует внести ясность в вопрос о языковой и функциональной субстантивации. В литературе предмета принято отождествлять языковую субстантивацию с узким (морфологическим, узуальным) пониманием рассматри­ваемого процесса, а функциональную (речевую) — с широким (синтаксическим, окказиональным). Такой подход носит, на наш взгляд, неоправданно упрощенный харак­тер и требует уточнения.

Как уже отмечалось, узуальной субстантивации подвержен достаточно строго очерченный круг грамматических форм (в основном это «слова прилагательного склонения»), в то время как окказиональная субстантивация втягивает в свой состав практически любые языковые единицы. Окказионально субстан­тивироваться могут «слова прилагательного склонения», а также другие части речи и синтаксические конструкции. Следовательно, для разделения субстанти­вации на узуальную и окказиональную только частеречного признака недостаточно. Необходимо учитывать не только грамматическую природу субстантивированного слова, но и его семантическую структуру. Так, исследователи отмечают, что в узуальных субстантиватах на первый план выступает предметное значение, а в значениях окказионально субстантивированных единиц преобладает семантика исходной части речи.

Как уже отмечалось, закрепляются в языке и фиксируются в словарях только результаты субстантивации  в узком,  морфологическом  понимании (т.е. узуальные субстантиваты). Однако в речевой практике субстантивирован­ные формы могут как воспроизводиться (т.е. заимствоваться из общеязыкового фонда), так и создаваться вновь в соответствии с потребностями коммуника­ции. Таким образом, функциональная (речевая) субстантивация представляет собой явление всеохватное: она включает и узуальные, и окказиональные субстантиваты.

Таким образом, морфологическая и синтаксическая субстантивация и языковая и функциональная субстантивация - это понятия разноплановые, ко­торые не следует отождествлять. Разделение субстантивации на морфологиче­скую и синтаксическую связано с определением грамматической природы дан­ного процесса и состава языковых единиц, вовлеченных в него. Вычленение языковой и функциональной субстантивации связано с характеристикой сферы употребления субстантиватов, степени их регулярности, статуса с точки зрения принадлежности к сфере языка или речи.

 

Список литературы

[1]. Современный русский язык 1964-Современный русский язык. Часть 2 (Морфология. Синтаксис) / Под ред. Е. М. Галинкой - Федорук.- М.: Изд-во МГУ, 1964.

[2].  Бархударов А.Н. Язык и перевод. – М., 1975.

[3].  Русский ассоциативный словарь / Под рук. Ю. Н. Караулова. М.:Астрель, 2002.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle