Типы и функции эллиптических конструкций в художественном очерке С. Кржижановского «Салыр-Гюль» | Статья в журнале «Филология и лингвистика»

Автор:

Рубрика: Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в Филология и лингвистика №2 (6) июнь 2017 г.

Дата публикации: 06.05.2017

Статья просмотрена: 45 раз

Библиографическое описание:

Алиева Э. А. Типы и функции эллиптических конструкций в художественном очерке С. Кржижановского «Салыр-Гюль» // Филология и лингвистика. — 2017. — №2. — С. 25-29. — URL https://moluch.ru/th/6/archive/59/2467/ (дата обращения: 28.05.2018).



Эллиптическими называются такие предложения, в которых формально недостающий член не восстанавливается из внешнего контекста или ситуации, а подсказывается внутренним контекстом, то есть наличными членами предложения. «Эллиптические структуры, как особый тип двусоставных предложений, синтаксически настолько устойчивы, распространены и общеупотребительны, что становятся как бы типическими конструкциями, не вызывающими необходимости восполнять, или восстанавливать недостающие члены каким-либо путем. Наибольшее количество эллиптических конструкций падает на предложения с эллипсисом сказуемого» [3]. Эти предложения обычно конструируются из подлежащего и второстепенного члена (чаще всего — дополнения, обстоятельства), который сочетается с глаголами движения, пребывания речи, мысли, активного действия.

А. П. Сковородников в своей работе «Экспрессивные конструкции современного русского литературного языка» выделяет несколько модели эллиптических предложений, в которых опущены глаголы пяти семантических групп: а) бытия, наличия, обнаружения; б) движения; в) восприятия; г) речи, мысли; е) энергического действия. В языке художественной литературы используются также «нестандартные» модели, то есть сокращенные предложения с пропуском единого главного члена односоставных глагольных предложений или сказуемого, выраженного глаголами других семантических групп.

В привлеченном для анализа тексте художественного очерка, С. Кржижановского «Салыр-Гюль» эллиптические конструкции встречаются очень часто. Наибольшей регулярностью употребления отличаются эллиптические предложения с пропуском глагола бытия, обнаружения. Относительно трактовки данного типа структур существует несколько точек зрения. Синтаксическая традиция в лице А. А. Шахматова, A. M. Пешковского квалифицировала их как двусоставные неполные предложения с эллипсисом глагола бытия. А. М. Пешковский указывал на то, что обстоятельство или дополнение не могут выступать в качестве распространителя подлежащего-существительного, что наличие этих второстепенных членов свидетельствует о пропуске глагола-сказуемого, распространителями которого они являются. Аналогичным образом рассматриваются данные структуры в школьных учебниках.

После введения Н. Ю. Шведовой в научный обиход понятия «детерминант» (свободный распространитель предикативной основы простого предложения) появилась возможность трактовки предложений с препозитивным детерминантом и с эллипсисом глагола бытия как синтаксически расчлененных номинативных предложений (неклассический тип). Аналогичная трактовка представлена в ряде вузовских пособий по синтаксису современного русского языка.

Иную трактовку данным конструкциям дают Н. Д. Арутюнова и Е. Н. Ширяев. Они, в отличие от Н. Ю. Шведовой и Г. А. Золотовой, исходят из представления, что классический тип номинативных предложений, распространенных определениями, «представляет собой эллиптическую конструкцию, образованную из бытийных предложений, обязательно включающих в свою структурную основу словоформу с обстоятельственным или объектным значением, фиксирующую область бытия (или класс бытующих предметов), бытийный глагол или бытующий предмет» [1]. Нулевая форма глагола бытия в таком предложении создает эллиптическое предложение [2].

Вслед за этими учеными мы рассматриваем данную структуру как двусоставное предложение с эллипсисом глагола бытия.

Ознакомление с текстом очерка «Салыр-Гюль» убеждает в том, что эти конструкции употребляются в нем достаточно часто (24 случая).

Рассмотрим примеры, где опущены глаголы бытия: «В станционном зале засиженная мухами скука». [4] Данное предложение строится из подлежащего, распространенного препозитивным определением — причастным оборотом в метафорическом значении, и препозитивного обстоятельства места. Пропущен глагол-сказуемое «царит» / «стоит».

Аналогичные примеры: «За окном заштрихованный серым карандашом вечера воздух», «Вокруг прохлада двусветной кельи». Данные предложения строятся из подлежащего, именующего состояние окружающей среды, и препозитивного обстоятельства места, называющего область бытия. Опущен глагол семантической группы бытия, наличия — «стоит», «царит».

Еще примеры: «Но у подъездной ступени ссутулившийся нищий»; «Неподалеку чистильщик сапог»; «Через короб седельный мастер»; «У перекрестка пригородных улиц чайхана». В данных предложениях на пропуск глагола-сказуемого указывают грамматические признаки существительных-подлежащих, именующих лица по роду занятий, помещения, и обстоятельственные локальные детерминанты. Незамещенную позицию может занять любой глагол со значением бытия: «стоит», «пребывает», «находится».

Или: «Слева и справа фантастические взгорбленные холмы»; «Где-то тут под входной аркой Тилля-кари база ОПТЭ»; «Рядом тертое из гороха с какими-то кислящими ее примесями зелено-желтое лобио». Приведенные предложения состоят из подлежащего, именующего пространственный или рукотворный объект, и препозитивного обстоятельства места, называющего область его бытия.

Реже встречаются конструкции, в которых зависимый от опущенного глагола бытия, наличия второстепенный член (дополнение, обстоятельство) располагается в постпозиции по отношению к подлежащему: «Ташкент уже позади»; «Голод при мне».

Следующий пример отличается от рассмотренного тем, что эллиптическими структурами являются обе части сложносочиненного предложения закрытой структуры, сопоставительного: «Только в одном углу настил из рогожи, а посередине какой-то задымленный казан». Здесь позицию глагола-сказуемого также может занять любой глагол со значением бытия-наличия. О нулевом глаголе бытия сигнализируют подлежащие-существительные с конкретно-предметным значением, именующие покрытие пола, а другое — емкость (котел для приготовления пищи), а также локальные детерминанты, называющие область бытия предметов.

Обстоятельственные локальные детерминанты и согласованные определения, относящееся к существительному, уточняют в нижеследующем предложении семантику опущенного глагола пребывания: это глагол «лежит»: «В одном углу, среди всякого хлама, железным меридианом кверху поваленный глобус». Наличные члены могут свидетельствовать о пропуске глаголов проявления, возникновения: «Перед глазами покупателя тинктуры промельки искр, разгорающихся в пламени».

Во всех рассмотренных примерах второстепенные члены фиксировали область бытия лиц, конкретных предметов. В приведенном ниже примере на пропуск глагола-сказуемого «есть» указывает предложно-именное сочетание «среди них» именующее «класс бытующих предметов»: «Среди них и дети»;«Среди них глухонемые с дутаром в руке».

Второе место по частоте употребления занимают предложения, в которых эллипсису подверглась семантическая группа глаголов движения (22 случая). Рассмотрим примеры: «А счетоводам надо назад»; «Пора назад»; «Пора и мне назад в город». В приведенных односоставных безличных предложения эллиптизирован инфинитив «идти» в значении «двигаться, переступая ногами». О пропуске этой формы глагола сигнализируют распространители предложения — препозитивное дополнение (объект) и постпозитивное обстоятельство места. Правая и левая валентность опущенного глагола — «идти» обусловила наличие в данных структурах названных обязательных второстепенных членов.

Рассмотрим пример, в котором, описывая свои впечатления от посещения восточного базара, автор неожиданно произносит две фразы: «Довольно. Домой». В обеих фразах, представляющих собой односоставные неполные предложения (первое — безличное, второе — может соответствовать двусоставному предложению с опущенными подлежащим и сказуемым или односоставному глагольному инфинитивному предложению), опущены глаголы семантической группы движения. Об их пропуске свидетельствует контекст и семантика обстоятельства места «домой». Как видим, не во всех случаях использования эллипсиса глагола движения второстепенные члены однозначно подсказывают структурный тип предложения.

В примере «Но до города семь километров» постпозитивное словосочетание «семь километров», выступающее в роли обстоятельства меры пространства, и другое препозитивное предложно-именное сочетание, являющееся обстоятельством места, указывающим на конечный пункт движения, свидетельствуют о пропуске глагола движения, не подсказывая структурную модель предложения (осталось идти / идти / надо идти).

В приведенном ниже предложении опущен не только глагол движения, но и его субъект подлежащее. На пропуск подлежащего указывает контекст предшествующего предложения; семантику опущенного сказуемого подсказывают наличные второстепенные члены. «Мелкий служащий. Допустим, счетовод. Каждый день от дома до службы и обратно». Следовательно, это предложение является не только эллиптическим, но и неполным.

В первой части сложносочиненного предложения: «Руки опрометью по грифам, щеки тюйдюкчи вздуты, и все свободные рты — в помощь струнам и дереву — поют мелодию» описывается жесто-мимические реакции, сопровождающие игру музыканта на восточном инструменте. О пропуске глагола движения «несутся», «летают» в начальной части предложения свидетельствуют наличные члены: подлежащее «руки» и обстоятельство образа действия «опрометью», которое дополнительно указывает на интенсивность и скорость движения пальцев музыканта.

Еще пример: «И каждый день счетные костяшки под пальцем — по стержню — от края рамы до рамного края, и обратно» — в данном предложении второстепенный член предложения каждый день + от…до… указывают на однообразную повторяемость движения.

Аналогично и в следующем сложноподчиненном предложении времени: «Чуть отпуск, я всегда сюда — и качусь, как по биллиарду» подлежащее и обстоятельство места указывают на пропуск глагола движения «еду», «лечу» и т. д.

По модели двусоставного предложения с эллипсом глагола движения строятся также синтаксически симметричные части бессоюзного сложного предложения закрытой структуры, сопоставительного: «Я быстро усвоил обыкновение: солнце к зениту — человек к постели». Это бессоюзное предложение усложненной конструкции состоит из двух компонентов: предикативной части и БСП минимальной конструкции сопоставительного, обе части которого построены по модели двусоставного эллиптического предложения с опущенным глаголом движения «идет», «клонится». О пропуске данного глагола свидетельствуют приглагольные распространители — косвенные дополнения, указывающие на вертикальный характер движения светила и человека.

Особый случай представляет собой пример: «Если направо, то за последней дверью Кари, приглашающей в Комстарис, несколько ступенек вниз, а дальше бесступенный наклон улицы, вдоль которой — вперемежечной чередой — зергеры и этикчи ювелиры и сапожники. А если налево… — иду налево» в первом сложноподчиненном предложении усложненной конструкции четыре предикативные части представлены эллиптическим структурами. В придаточном предложении условия на пропуск инфинитива «идти» указывает союз и обстоятельство места, фиксирующее направление движения. В главной части этого условного предложения, а также в главной и придаточной частях присубстантивно-атрибутивного предложения на пропуск спрягаемого глагола «идет», но уже в переносном значении «следует за чем-то», указывают подлежащее и препозитивные косвенные дополнения «за дверью», «вдоль стены» и обстоятельство места «дальше». Таким образом, три предикативные части этой синтаксически усложненной конструкции представлены двухкомпонентными грамматическими основами с опущенными глаголами движения в прямом и переносном значениях. В последующем за этой конструкцией предложении придаточное условия также представляет собой эллиптическую структуру с пропуском инфинитива «идти» в прямом значении. Главная же часть подверглась усечению, что отражает неожиданность решения субъекта речи. Такое усечение, отражая волю говорящего, служит средством субъективизации повествования, усиливает экспрессию. Кроме того, в приведенном отрывке сознательно обыгрывается то, что в смежных предложениях эллиптизированный глагол несет прямое/переносное значение.

Среди эллиптических структур, использованных в рассматриваемом произведении, встречается и такая, в которой опущен класс глаголов речи (1 случай). Так, в приведенном ниже предложении эллипсису подвергается глагол-сказуемое «поговорим»: «Лучше о чем-нибудь простом, как полукружье купола или выгиб арки». На его пропуск указывает семантически неделимое словосочетание «о чем-нибудь простом», выступающее в роли объекта речи — дополнения, и обстоятельство образа действия, выраженное компаративом. Однако это неполное предложение можно также рассмотреть как восходящее к полной модели безличного предложения «Лучше поговорить».

В тексте «Узбекистанских импрессий» встречаются также конструкции с эллипсисом других семантических групп глагола. Наиболее активно используются конструкции с эллипсисом глаголов восприятия (16 случаев).

Эллипсису в тексте очерка «Салыр-Гюль» могут также подвергаться

слова со значением слухового восприятия (8 случаев): «И здесь перестук молотков, топот копыт, рев звериный и вопль человеческий». Препозитивный локальный детерминант «здесь» и однородные подлежащие, которые выражены отглагольными именами существительными, именующими звуки, сопровождающие действие неодушевленных предметов или издаваемые живыми существами, свидетельствуют об эллипсисе слова со значением слухового восприятия, однако не позволяют однозначно заключить, какой частью речи оно является (глаголом «слышится» или кратким прилагательным «слышен»). Еще пример: «Я готовился уже оторваться от дня — и вдруг сильный, на высокой баритональной ноте -острым звуковым лучом — голос». Во второй части приведенного сложносочиненного предложения закрытой структуры, контрастного соединения наблюдается пропуск глагола-сказуемого «послышался». На его пропуск указывает семантика слова «голос» и детерминант «вдруг» — обстоятельство образа действия.

Эллипсису могут также подвергаться слова (глаголы, краткие причастия) со значением зрительного восприятия (7 случаев): «Но что там, за минаретами Шир-Дара?»; «И куда ни взглянешь — всюду искусность доведенная до своего предела». Наличные члены подсказывают семантику опущенного члена, но не его форму («видишь», «видна»).

Если на пропуск глаголов слухового восприятия указывает семантика подлежащих-существительных, именующих «воспринимаемое слухом физическое явление, порождаемое колебанием частиц воздуха» (голос, крик, вопль и т. д.), то на пропуск глаголов зрительного восприятия — предметная семантика подлежащего и дополнений.

Эллипсису могут также подвергаться глаголы со значением обонятельного восприятия (1 случай): «Дальше пряный запах маленьких пухлых пирожков, начиненных всячиной…».

В тексте привлеченного для анализа художественного очерка встречаются также эллиптические структуры, в которых наблюдается пропуск других семантических классов глаголов, не создающих смысловой неполноты предложения. К ним относятся:

А) конструкции с пропуском глаголов обнаружения, появления: «…даже и ресницы не дают рефлекса при встрече с мужским взглядом, только на лице чуть-чуть… чучванное выражение»; «На смену броуновскому движению чувств — истонченная техника предчувствий; вместо апарципирования — точнее впереди его — антиципация»;

Б) конструкция с пропуском глагола «дуть»: «В лицо сухой и пряный ветер казахстанской степи»;

В) конструкция с пропуском глагола «стоить»: «Под Ташкентом ведро яблок — два целковых»;

Г) конструкции с пропуском глаголов «поесть», «отведать»: «Можно ложечку лобио»; «Еще чего-нибудь сладкого и назад — в прохладу хуждры»; «Но еще лучше н сытый желудок рхати-джан, что значит «душа сладости»;

Д)конструкции с пропуском глагола «написать», «изобразить»: «…где-то на огороде у аила Салдам стоит шест, на шесте доска, а на доске: «центр Азии»»;

Е) конструкции с пропуском глагола «закрыть»: «Но сейчас все двери наглухо»;

Ж) конструкции с пропуском глагола «прислонять»: «Снимаем ее с петель и верхним концом — к стене дукторона».

Рассмотрим интересные примеры, в которых наблюдается пропуск нескольких глаголов-сказуемых, относящихся к разным семантическим группам. Например: «Еще чего-нибудь сладкого и назад, в прохладу хуждры». В приведенном предложении имеет место пропуск двух сказуемых: одно называет действие приема пищи, другое — движение героя. На эллипсис глагола группы «поесть», «отведать», «покушать» указывает семантика и форма зависимого члена — субстантивированного прилагательного в роли дополнения. О пропуске глагола семантической группы движения «идти», «бежать» свидетельствует обстоятельство места, выраженное наречием, и уточняющее его атрибутивное словосочетание, именующее конечный пункт движения.

Или: «В Тану — Тувинской республике, где-то на огороде у аила Сагдам, стоит шест, на шесте доска, а на доске: «центр Азии»». Приведенный пример представляет собой бессоюзное сложное предложение усложненной конструкции закрытой структуры, сопоставительно-распространительное; во второй его части опущен глагол бытия, а в третьей опущен единый главный член «надпись» / «написано». Семантика наличной формы имени существительного именительного падежа и его зависимой словоформы с объектным значением «на доске» подсказывает нам значение опущенного слова.

Еще пример: «Под Ташкентом ведро яблок — два целковых». Здесь есть подлежащее — «ведро яблок» — выраженное семантически и синтаксически неделимым словосочетанием с количественным значением и два распространителя: один «под Ташкентом» является локальным детерминантом, который относится ко всей предикативной основе предложения, а другой — количественно-именное словосочетание «два целковых» выступает в роли обстоятельства меры количества. Этот второстепенный член, а именно его семантика и форма подсказывает нам глагол «стоит».

Итак, в тексте художественного очерка «Салыр-Гюль» С. Крижановского встретилось 87 эллиптических конструкции разных типов. Наиболее часто автор использует конструкции с эллипсисом глаголов бытия. В ходе анализа было замечено, что в тексте рассматриваемого произведения эллипсису часто подвергаются не только двусоставные, но и односоставные предложения. С. Кржижановский использовал, помимо традиционных эллиптических структур, индивидуально-авторские образования.

Употребление эллиптических конструкций служит в очерке «Салыр-Гюль» одним из средств конструирования свободной, раскованной речи повествователя.

Всем им свойственно значение индикатива, настоящего времени, а это создает эффект присутствия наблюдателя, описывающего ситуацию с позиции «здесь и сейчас».

Частое их употребление в художественной речи С.Кржижановского определяется тем, что они сообщают повествованию живость, естественность, непринужденность. Активизируя рему высказывания, они усиливают экспрессивность речи повествователя.

Литература:

  1. Арутюнова Н. Д. Бытийные предложения в русском языке // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. — 1976. Том 35, № 3
  2. Арутюнова Н. Д., Ширяев А. Н. Русское предложение. Бытийный тип (структура и значения.) — М.: Русский язык, 1983.с.49
  3. Галкина-Федорук Е. М. Современный русский язык. Часть 2, — Москва: Изд-во МГУ, 1964 — с.445
  4. Все примеры приведены: Кржижановский С. Записки странника. Салыр- Гюль. В кн: С. Кржижановский. Сказки для вундеркиндов. М., 1991.
Основные термины (генерируются автоматически): глагола бытия, пропуском глагола, эллипсисом глагола бытия, глагола движения, предложения закрытой структуры, обстоятельство места, область бытия, пропуске глагола, опущенного глагола, пропуске глагола движения, обстоятельство образа действия, сложносочиненного предложения, пропуском глагола бытия, усложненной конструкции, сложносочиненного предложения закрытой, опущенного глагола бытия, части сложносочиненного предложения, препозитивного обстоятельства места, пропуск глагола-сказуемого, форма глагола бытия.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос