Автор: Гаффоров Актам Акромович

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №8 (112) апрель-2 2016 г.

Дата публикации: 19.04.2016

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Гаффоров А. А. Компоненты семантической структуры грамматического рода субстантивов // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 1094-1097.



Интересно представлены четыре компонента родовой семантики. Автор рассказывает о двух подтипах, которые принято различать в структурном компоненте семантики.

Ключевые слова:субстантивы, денотат, компоненты, структурно-парадигматический, структурно-синтагматический, гендеристика.

Морфологическая категория существительных, обладая яркой и разнообразной палитрой изобразительных возможностей, занимает особое место в грамматической системе русского языка. Среди широкого круга примеров, связанных с экспрессивностью грамматического рода, пожалуй, наиболее многочисленными являются случаи образного осмысления семантики неодушевленных субстантивов.

В лингвистической литературе предлагались различные подходы к интерпретации данного феномена. Наиболее устойчивой является традиция, согласно которой анализируемые случаи образного использования существительных относятся к сфере метафорического словоупотребления.

Определенным своеобразием отличается позиция Я. И. Гина по этому вопросу. Согласно его теории, художественная выразительность олицетворения связана с антропоморфизацией обозначаемого существительным денотата, в результате которой неодушевленное существительное диалогизируется, приобретая смешанную лично-вещную семантику и дистрибуцию.

Диалогичность антропоморфизированного существительного, как полагает Я. И. Гин, проявляется не только в семантике и синтаксисе, но и в морфологии: персонифицированное существительное в подавляющем большинстве случаев продолжает оставаться неодушевленным. По мнению ученого, причина своеобразного сопротивления субстантива (с точки зрения изменения своей морфологической характеристики одушевленности / неодушевленности) заключается в том, что признак живой / неживой, составляющий денотативную основу данной категории, относится ко всему денотату. Признак же биологического пола, связанный с морфологической категорией рода, характеризует не весь денотат, а лишь его отдельный признак. Поэтому в воображении писателя признак пола может отрываться от действительности и соотноситься (соединяться) с любым денотатом.

Таким образом, с точки зрения Я. И. Гина, поэтика неодушевленных существительных в художественном тексте во многом обусловлена актуализацией внутренней формы языка — а именно актуализацией рода. С нашей точки зрения, освещение этого вопроса тесно связано с решением проблемы, касающейся интерпретации грамматического значения рода. Несмотря на множество попыток решить эту проблему (в исследованиях А. В. Бондарко, Я. И. Гина, А. М. Шахмайкина и др.), она до сих пор остается дискуссионной. При рассмотрении данного вопроса мы использовали подход В. В. Иваницкого [Иваницкий 1991: 105], экстраполировавшего некоторые результаты исследования лексического значения в сферу грамматики — для анализа видовой семантики русских глаголов. Мы полагаем, что аналогичный подход может быть применен и при осмыслении семантики грамматического рода.

В грамматическом значении рода существительных мы выделяем четыре компонента: сигнификативный, денотативный, структурный и коннотативный.

Сигнификативный элемент родовой семантики обусловлен спецификой системно-структурных отношений русского языка. Сигнификативное значение рода фиксируется в лексикографических источниках и обнаруживает себя в лингвистическом сознании носителей русского языка в качестве некоего «образа» каждого из трех родов, то есть обобщенного представления о существительных мужского, женского и среднего рода. Этот компонент семантики как результат концептуализации существующих в русском языке грамматических отношений мы имеем в виду, когда в процессе морфологического анализа отмечаем, что, допустим, существительное река, кроме общего морфологического значения предметности, имеет еще и частное морфологическое значение женского рода. Данный элемент значения, несомненно, обусловлен национальным колоритом языковой картины мира и особенностями членения объективного мира вещей и идеального мира понятий.

Денотативный компонент семантики грамматического рода существительных обусловлен объективной (внеязыковой) действительностью. Мы вслед за О. Г. Ревзиной [Ревзина 1976: 10] считаем, что сущность денотативного компонента морфологической категории рода определяют два признака предмета, которые отражают оппозиции: 1) живой / неживой и 2) мужской / женский пол (только для названий большинства лиц и некоторой части животных). Причем, сущность денотативного компонента определяет вторая оппозиция, но она «включается в работу» лишь при наличии признака «живой».

В структурном компоненте семантики принято различать два подтипа: структурно-парадигматический и структурно-синтагматический. Структурно-парадигматический элемент значения рода характеризует нелинейные отношения граммем мужского, женского и среднего рода в грамматической оппозиции лексем. Парадигматический элемент родового значения наиболее ярко проявляется в группе неодушевленных существительных, для которых высока значимость сигнификативного компонента. Структурно-синтагматический компонент семантики рода связан с проблемой сочетаемости предметных и признаковых лексем. Сочетаемость субстантивов в атрибутивных и предикативных конструкциях базируется на основе семантического согласования признаковых лексем с предметными ввиду того, что оба типа языковых единиц обладают общими семантическими компонентами с точки зрения категории рода.

Следующий, коннотативный компонент родовой семантики связан с иллокутивными и перлокутивными функциями анализируемой морфологической категории. Иначе говоря, на формирование коннотативного компонента влияет несколько факторов: отношение говорящего к денотату и в целом к сообщаемому, его интенция, стремление определенным образом воздействовать на адресат, а также условия коммуникации.

На наш взгляд, коннотативный компонент родовой семантики включает в себя образные, эмоционально-оценочные и стилистические элементы, которые обусловлены рядом причин. Из них наиболее важными являются: общеантропологические особенности человеческой психологии в плане осмысления биологического пола живого предмета; история возникновения и становления морфологической категории рода, которая формировалась на уже «затемненных» для современного социума признаках классификации языковых знаков и денотатов; национально-этнические, культурные (в первую очередь — фольклорно-литературные) традиции французского народа; интенции говорящего (в том числе установка на эстетическое воздействие). Мы полагаем, что образно-ассоциативная и эмотивно-оценочная интерпретации денотатов в языковом сознании французских людей связаны с актуализацией таких признаков означаемых, как большой (по величине), сильный, активный, мужественный, положительный (когда денотат репрезентируется субстантивом мужского рода) и небольшой, слабый, пассивный, женственный, негативный (при обозначении денотата с помощью существительного женского рода).

В последнее время проблема экспрессивности существительных женского рода изучается в контексте гендерных исследований. К примеру, А. В. Кирилина в качестве основных положений гендеристики называет выводы об андроцентричности языка и ущербности образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке. Это обстоятельство во многом обусловливает тот факт, что «большинство слов с суффиксами женского рода, обозначающих род занятий, оцениваются как обладающие «меньшим достоинством», чем соответствующие имена мужского рода» [Кирилина 1998: 55, 56].

По нашему мнению, явление персонификации неодушевленных существительных связано с актуализацией в структуре их грамматического значения рода денотативного компонента. Так, смысловая двуплановость грамматической метафоры весна, вызывающей в сознании некий фантастический образ, в котором, однако, достаточно явно проступают черты облика молодой девушки, состоит в том, что денотативный компонент родовой семантики личного субстантива девушка актуализируется в семантике неодушевленного слова.

Обзор лингвистической литературы и анализ наших собственных примеров свидетельствуют о том, что образное осмысление в структуре художественного текста наиболее часто получают неодушевленные существительные, являющиеся названиями растений, географических объектов, небесных тел, временных промежутков, явлений природы, отвлеченных понятий, конкретных предметов и веществ.

Литература:

  1. Гин Я. И. Поэтика грамматического рода. — Петрозаводск: Карельский пед. институт, 1992. — С.33–71.
  2. Кирилина А. В. Развитие гендерных исследований в лингвистике // Филол. науки. — 1998. — N 2. — С. 55, 56.
  3. Martinet A. Le genre tern in in en indoeuropeen. Basel. 1956. P.10.
Основные термины (генерируются автоматически): грамматического рода, родовой семантики, семантики грамматического рода, компонент родовой семантики, женского рода, значения рода, грамматического значения рода, категории рода, рода существительных, морфологической категории рода, компонент семантики, неодушевленных существительных, структурном компоненте семантики, грамматического рода существительных, компонент семантики рода, грамматического рода субстантивов, среднего рода, компонента родовой семантики, значении рода существительных, существительных женского рода.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос