Библиографическое описание:

Убайдуллаева Б. М. Историческая трансформация моделей взаимоотношений отцов и детей в узбекских семьях // Молодой ученый. — 2014. — №5. — С. 410-414.

В последние годы можно наблюдать большие изменения во взаимоотношениях отцов и детей, а также во взглядах на роль отца в узбекой семье. Прежде всего подчеркнем, что истоки взаимоотношений отцов и детей складываются в самой семье, т. е. в определенной степени влияют на их состояние форма, структура и социально-экономическое положение семьи. Этнологи, изучая семьи, подразделяют их по форме на две группы −большие и малые нуклеарные семьи. Как показывают результаты исследования, что, различние форм семей предопределяется различными условиями и занимаемым положением, что, безусловно, сказывается на взаимоотношениях отцов и детей.    

Как свидетельствуют многие этнологи и социологи, «если пренебречь частными межкультурными различиями, в традиционной патриархальной семье отец выступает как а) кормилец, б) персонификация власти и высший дисциплинатор) и пример для подражания, а нередко и непосредственный наставник в несемейной, общественно-трудовой деятельности» [13, с.232]

Однако с изменением условий в результате усиления процессов урбанизации и индустриализации наблюдается рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье, незначительность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими и педагогическая некомпетентность большинства отцов.

Разработка различных моделей семьи на основе изучения роли родителей в семье дает нам возможность более детально исследовать взаимоотношения отцов и детей. В результате исследований автора в Узбекистане определены следующие модели семьи:

1. Семья, в которой отец имеет авторитарную власть. Втакой семьеточно определены место и роль отца и матерей. Отец считается кормильцем, воспитателем, надзирателем, т. е. управляющим. Мать− воспитатель, домохозяйка, полностью признающая волю отца. В такой семье черты взаимоотношений отца и детей проявляются в сильном контролировании детей со стороны отца и в относительном ограничении их свободы. В свою очередь в большинстве случаев мать также ведет домашние дела по указке отца. По сведениям информатора [10], представителя такой модели семьи, их отец каждый вечер за вечерним дастарханом (ужином) давал наставления детям. Все дела осуществлялись только после одобрения отца. Будучи очень серьёзным и требовательным, отец добивался того, чтобы его поручения строго выполнялись, при этом не занимался рукоприкладством и не ругал детей. Свое недовольство он выражал мрачным видом, либо выговаривал жене, что недоволен «её ребёнком». Именно от матери дети узнавали о недовольстве отца. Родители никогда не ругались в присутствии детей, так как мать также полностью подчинялась отцу. Важные вопросы, касающиеся семьи решаются по желанию и советам отца [10]. В таких моделях семьи, отец в основном занимается обеспечением хозяйства и не вмешивается в домашние дела.

2. Семьи, в которых высок авторитет отца. Втаких семьях отец− управляющий, основной кормилец и надзиратель. Мать − воспитатель, советник, некий посредник во взаимоотношениях отца и детей. Основная разница между первой и второй моделью в том, что в первой отец имеет больше обязанностей и наделен авторитарной властью. Во второй мать и дети также подчиняются отцу, но мать больше выполняет миссию советника. В таких моделях семьи отец даже иногда может помогать матери в домашних делах и это не умаляет его авторитета перед другими членами семьи [10]. По сведениям информатора, воспитанного в такое семье, отец был решительным, неразговорчивым, серьёзным, а мать, наоборот, общительной и красноречивой. В семье было семь детей. Если дома не было матери, контакты детей с отцом ограничивались только приветствием. В отношениях с детьми он соблюдал определенную дистанцию, не задавал много вопросов. Взаимоотношения между родителями были основаны на взаимоуважении [6].

В целом, этнографические исследования 1960 −1970-х годов показали, что стереотип «отца» в узбекской семье воплощал в себе вожака, снабженца, величественного и немного хладнокровного человека, который в нужный момент мог проявить строгость, требовательность либо великодушие, заботливость. Об этом свидетельствуют и высказывания наших информаторов. Например: “Отец был скромным, спокойным и немногословным человеком, воспитанным по мусульманским обычаям. По его взгляду мы узнавали, что он хочет. Я не помню ни одного случая, когда папа повысил бы голос на нас. Но несмотря на это, мы очень боялись отца и очень уважали его. В большинстве случаев папа дейтствовал на нас через нашу мать− она была посредником между отцом и нами” [7]. Аналогичные сведения мы получили от многих других информаторов-респондентов.

В таких семьях дети, безусловно, подчинялись своему отцу. Анализ полученных нами данных показывает, что в большинстве семей наблюдается проявление хладнокровия и строгости со стороны отца в воспитании детей, хотя такая требовательность не игнорировала любовь и заботу в нужный момент. Зная хорошо своих детей, их слабые стороны, отец ставил перед ними вполне выполнимые задачи, не требуя ничего невозможного. Даже, если мать запугивала, что все расскажет отцу, такие угрозы действовали на детей позитивно. Однако если отец принимал решение наказать кого‑либо, в частности сына, то мать не должна была вмешиваться в этот процесс. Во многих семьях взаимоотношения отцов и детей не доходили до степени наказания: мать и дети старались во всем угодить отцу.

На основе опросов респондентов выявлено, что даже отцы с высшим педагогическим образованием в большинстве случаев стремились соблюдать традиционные национальные обычаи в воспитании детей. По сведениям информатора из Наманганской области, его отец долгие годы работал директором школы. Но, несмотря на то, что отец разговаривал с детьми или перед детьми с матерью, не повышая голоса, дети очень боялись его. Для них он был таким «таинственным», «солидным», «внушительным», что они чувствовали себя очень скованно перед ним, хотя отец создавал все необходимые условия для получения детьми высшего образования [5]. Как верно подчеркивают социологи, основу отношений матери к своим детям составляет материнская любовь, а отцов− уважение, авторитет [17, с.286]

3. Семьи, основанные на равном сотрудничестве. Подобные семьи стали появляться с 1980-х годов. В них родители имеют равные права в решении жизненно важных вопросов семьи, в том числе в воспитании детей. И отец, и мать являются кормильцами, а семейные задачи распределены равномерно. Например, по сведениям информатора, его родители работали учителями. Еду готовила, в основном, мать, но отец в свободное время помогал ей готовить или готовил сам. Закупка продуктов осуществлялась вместе либо тем, кто располагал временем [8]. Обычно в таких семьях взаимоотношения отцов и детей бывают более близкими и свободными. Об этом заявил наш ферганский информатор, сравнивая отношения к детям своего мужа и своего отца: “Отец был молчаливым и внушительным человеком. Мы не могли спокойно разговаривать перед ним. А мой муж не похож на моего отца, он очень близок с детьми и в более свободных отношениях с ними. Он часто балует и нежит маленьких детей. Иногда он даже ведет себя как друг с ними и это мне не нравится” [9].

В семьях, основанных на равном сотрудничестве, более близкие и свободные контакты отцов и детей вполне закономерны: отцы наравне с матерями активно участвуют в воспитании ребенка, контролируют его учебную деятельность, помогая в выполнении домашних заданий. Следовательно, взаимоотношения отцов и детей становятся искренними и выходят на совсем иной уровень. Кроме того, отношение матери к отцу тоже бывает более свободным и дети подражают этому.

4. Семьи, основанные на материнском правлении. Такая модель семьи стала складываться в условиях формирования рыночной экономики. Подобные семьи в исключителных случаях были и раньше, но в основном они являлись неполными, где отец либо развелся с матерью, либо рано умер. В современной модели усиление роли матери в семье и переход управления в её руки объясняются, в основном, материальными факторами: мать зарабатывает больше, чем отец, и становится главным кормильцем в семье. В таких семьях дети часто игнорируют отца, и даже могут позволить себе критику в его адрес, хотя стараются не проявлять такого отношения к отцу перед общественностью. Между тем в иных таких семьях мать требует от своих детей уважительного отношения к отцу что ими и соблюдается.

Проведенное нами исследование показывает, что ныне среди узбеков встречаются образцы всех четырех моделей семьи. Практически в большинстве семей модель несет в себе синтез всех других моделей, хотя самыми распространенными являются вторая и третья модели.

Согласно результати этнографическим данным и сведениям информаторов в семьях, где высок авторитет отца, дети неукоснительно выполняют все его требования и поручения, видя в нем справедливого и заботливого человека, главного кормильца и снабженца семьи. Веря в жизненный опыт отца, дети считают, что только отец «все может сделать правильно», так как все важные задачи всегда решал отец. Эта уверенность исходит и от матери детей, которая стремится не умалять достоинства отца своих детей − «худжаина»*[1], как принято у узбечек называть своего мужа. Однако следует отметить, что порой отцы злоупотребляют своим положением, стремясь установить авторитаризм в семье посредством силовых методов. В основном это те из них, которые не добились настоящего уважения в семье со стороны жены и детей.

Во многих психологических и педагогических исследованиях по определению роли и места отца в семье падение авторитета отца в семье рассматрвается как негативный фактор, угрожающий не только спокойствию семьи, но и развитию общества. «Ослабление отцовской власти в семье, — отмечает И. С. Кон, − величайшая социальная катастрофа, поскольку вместе с отцовством оказались подорваны все внешние и внутренние структуры власти, дисциплина, самообладание и стремление к совершенству. …Общество без отцов» означает демаскулинизацию мужчин, социальную анархию, пассивную вседозволенность и т. п». [13, с.231]. Следовательно, положение отца в семье, основанное на его авторитете, имеет важное значение в воспитании детей, прочности и благополучии семьи.

Сохранение традиций в современных условиях.Своеобразное влияние на семейные отношения, в том числе и на взаимотношения отцов и детей, оказывают поступательное развитие страны. Усиление экономической дифференциации узбекской семьи приводит к дифференциации и процесса социализации в семье. Ныне вопрос лидерства напрямую связан со степенью роли отца или матери в экономическом обеспечении семьи. Вследствие этого на взаимоотношения родителей и детей оказывает влияние и то, кто обеспечивает семью. На вопрос, заданный детям, «кто экономически обеспечивает семью?», 46 % ответили «Отец», 12 %− «Мать», 42 % назвали обоих родителей [11].

Согласно результатам опроса родителей и детей, 73,9 % детей видели отца «главой семьи», 9,6 % − мать, а 16,5 % детей вообще не сталкивались с подобными понятиями [11], что говорит о добрых взаимоотношениях и взаимопонимании между родителями.

На вопрос, заданный нами родителям, «Кому больше должны подчиняться дети?», 67,5 % ответили «отцу», 10,5 % − «матери», 22 % − «тому, чье влияние сильнее» [11]. Полученные результаты опроса в общем порядке показали преимущество традиционных взглядов, отражающих лидерство отца в семье.

Попытаемся проанализировать факторы и условия, повлиявшие на формирование расмотренных нами четерех моделей с точки зрения времени. Исходя из проведенных интервью, личных наблюдений и исследовани историко-этнографической и художественной литературы, можно сделать следющий вывод: вгляды о месте и положении отца в семье менялись поэтапно. Их можно подразделить на следующие три периода:

-        тенденции, свойственные 1950 −1960‑м годам;

-        тенденции, свойственные 1960−1980‑м годам;

-        тенденции, свойственные 90-х годов прошлого столетия до нашихдней.

На первом этапе традиционные взгляды о статусе, месте и роли отца в узбекской семье были свойственны почти всем узбекским семьям, а семьи, основанные на взаимном сотрудничестве отца и матери, составляли значительное меньшинство. В этот период были широко распространены первая и вторая модели семьи.

Именно на втором этапе стали отчетливо проявляться результаты экономической и духовной политики (русификация, пропаганда советского образа жизни, преследование религиозного образования и т. п.), проведенной в регионе советской властью. Советский режим оценил традиционный статус отца в семье как «пережиток феодальных отношений» и вел пропаганду принципа «равного сотрудничества в семье». В конечном итоге это привело к тому, что в некоторых семьях отцы, наравне с матерями выполнявшие функцию кормильца, продолжали требовать от них полного выполнения традиционных обязанностей воспитателя, домохозяйки, признания воли мужчины в семье. Однако в целом во многих семьях усилилось взаимное сотрудничество между мужем и женой, повысилась степень искренности в отношениях между детьми и родителями, что значительно улучшило взаимотношения в семье [15, с.32‑41; 1, с. 200‑210; 3, с.489‑506; 16, с.56]. Ещё одна тенденция, свойственная данному этапу, −стремление отцов контролировать учебу детей и обеспечить им хорошее образование. Именно в этот период усилилось вмешательство отцов в личную жизнь детей на базе их сильной материальной зависимости от них.

Между тем, несмотря на появление новых тенденций относительно статуса отца в узбекской семье, традиционные взгляды продолжали иметь решающую силу. Причинами этого можно назвать аграрную направленность в экономическом развитии страны, большой процент узбекского населения в сельской местности (65−70 %), [2, с.33] медленный темп урбанизационных и миграционных процессов, что тормозило трансформацию традиционного образа жизни, так как многие городские узбеки компактно проживали в городских махаллях. Вышеуказанные факторы обеспечивали сохранение коллективного контроля и системы традиционных взглядов на статус родителей в семье. В частности, общество негативно воспринимало отцов, не умеющих управлять семьей, в том числе и детей, не уважающих своих отцов. С другой стороны, наличие образа жизни, основанного на трехпоколенных семьях, обеспечивало преемственность традиционных взглядов. Здесь уместно отметить, что в узбекских семьях готовили детей к отцовству с подросткового возраста. Отец был образцом в семье для мальчиков. Если в семье не было отца (если он умер или семья была в разводе), его роль выполняли близкие родственники: дядя, дед и т. п.

Несмотря на активную пропаганду заниматься общественно-трудовой деятельностью, женщины занимали пассивную позицию.Так, в 1930−1980 гг. доля рабочих и служащих женщин составляла всего лишь 18 − 43 % [4, с. 12]. Кроме того, большинство узбекских женщин были многодетными [12, с.57; 2, с.114] и главним образом занимались воспитанием детей, а не добивались статуса основного кормильца в семье.

Третий этап стал настоящим периодом испытания для традиционных отношений в узбекской семье, так как характеризовался глубокими противоречиями и негативными тенденциями в обществе. В частности, эти противоречия были отражены в следующих моментах: в первую очередь в конце 1980-х годов имели место процессы восстановления религиозного и национального наследия нашего народа. В результате через изучение религиозной литературы появилась возможность получения религиозного знания о месте и статусе отца в семье[2]*. Многие из молодежи стали понимать, что уважение и почтение отца является национальной ценностью, а отцы придавать своему отцовскому долгу религиозное значение. С другой стороны, с переходом Узбекистана на рыночную экономику усилились миграционные (внешние и внутренние) процессы. В результате этого многие отцы начали покидать семьи в целях заработока уезжая в другие регионы и страны. Следовательно, в этих семьях отцы на длительный период (от 6 месяцев до 2−3 лет.) потеряли возможность непосредственно контролировать воспитание своих детей. Кроме того, многие из них возвращались, привыкая к европейскому образу жизни.

В результате внутренней миграции снизилось количество больших семей и выросло число малых нуклеарных семей. Под влиянием правил жизни в многоэтажных домах, отдалениям и утрата родственных связей стала рушиться преемственность национальных традиций.

Формирование рыночных отношений привело к росту доли женщин в общественном производстве. В свою очередь стремление иметь меньше детей в семье усилило активность женщин в общественном производстве и дали женщине возможность стать основным кормильцем и содержателем семьи.

С развитием и широким внедрением информационных технологий, телевидения и Интернета в общество начали проникать нетрадиционные взгляды, свойственные другим странам и культурам, что способствовало изменению в некоторых семьях традиционных понятий о роли и положении отца.

Исследователи, изучая тенденции, свойственные 1990-м годам, подчеркивают, что формирование дружественных взаимоотношений отцов не только с сыновьями, но и с дочерьми свидетельствует «о демократизации отношений в семье», «уравнивании внимания родителей к своим детям обоих полов» и т. п. [3, с.501]. На сегодняшний день взаимоотношения отцов и детей ещё более свободны и искренни. Во многих узбекских семьях задача отца в качестве основного кормильца и воспитателя рассматривается как позитивная ценность. В целом на сегодняшний день «стереотип образцового отца» воплощает в себе человека, любящего свою жену и детей, а также проявляющего заботу о них. Ещё одним ключевым моментом служит то, что общественность Узбекистана стремится по мере возможностей сохранить традиционные ценности, в том числе традиционность в семейных отношениях.

Таким образом, подытоживая анализ, можно заключить следующее:

-        на положение отца в семье значительное влияние оказывают экономические и духовные факторы. Высокий статус отца в прошлом был укреплен в обществе его ролью не только как основного кормильца семьи, но и как воспитателя, снискавшего уважение не только детей, но и жены;

-        несмотря на то, что в последние годы под влиянием рыночной экономики и процессов глобализации произошли некоторые изменения во взаимоотношениях отцов и детей, проведенные нами исследования показали, что положение отца как главы семьи и основного воспитателя в узбекской семье остается достаточно прочным и высоким. Итогом такого заключения служат результаты наших социологических опросов: 80 % подростков-респондентов оценили своих отцов как глав семьи, 68 % из них считают, что они должны подчиняться своим отцам, 70 % из них уверены, что именно отец является ответственным в воспитании ребенка.

Литература:

1.      Бикжанова М. А. Семья в колхозе / Сухарева О. А., Бикжанова М. А. Прошлое и настоящее селения Айкыран. –Тошкент, 1955. — C. 171–234.

2.      Бўриева М. Ўзбекистонда оила демографияси. — Т.: Университет, 1997. — 171 с.

3.      Жданко Т. А. Внутрисемейные отношения //Семейный быт народов СССР. — М.: Наука, 1990. — С. 489−506.

4.      Женщины в Республике Узбекистан.–Ташкент: Госкомпрогнозстат,1993.−206 с.

5.      Записи автора. Наманганская область, село “Нанай”, 2000 г.

6.      Записи автора. Сурхандарьинская область. Село Тол, 2007 г.

7.      Записи автора. Сурхандарьинская область. г.Термез. Махалля “Учкун”, 2007 г

8.      Записи автора. Сурхандарьинская область, г.Термез. Махалля “Навруз”, 2007г.

9.      Записи автора. Наманганская область, село “Исковот”, 2007 г.

10.  Записи автора. Ферганская область. Село Миндон, 2012 г.

11.  Итоги социологических опросов, 2007 г.

12.  Камилова Ф. К. Демографический потенциал Узбекистана. –Ташкент: Ўзбекистон, 1991. — 143 с.

13.  Кон И. С. Ребенок и общества. — М.: Наука, 1988. — 272 с.

14.  Латышев И. А. Семейная жизнь японцев. — М.: Наука, 1985. 288 с.

15.  Ташбаева Т. Х., СавуровМ. Д. Новое и традиционное в быту сельской семьи узбеков. — Ташкент: Фан, 1989. — 160 с.

16.  Таштемиров У. Современная социалистическая семья и тенденции её развития. — Ташкент: Фан, 1982. — 97 с.

17.  Харчиев А. Г. Брак и семья в СССР. — М., 1964. — 286 с.



[1] Худжаин – хозяин, начальник и т.п. жены.

[2] *Раньше эти знания приобретались в результате устных наставлений или посредством жизненного опыта.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle