Библиографическое описание:

Авинников Д. А., Костюхина Г. В. Герои, повторившие подвиг Алексея Маресьева // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 277-280.

Подвиг… Это слово всегда связывают с войной. И в наше мирное время о подвигах практически не говорят. А ведь история нашей страны — это огромное множество беспримерных подвигов во имя своей Родины. Но, кажется, что об этом стали забывать. В наше время к сожалению, утерян интерес к Истории России, её героическому прошлому. Но ведь воспитать настоящих патриотов можно только на примерах подвигов наших предков. Подрастающее поколение должно знать, что ему есть чем гордиться. Предметом наше гордости является подвиг Алексея Петровича Маресьева, совершенный в годы Великой Отечественной войны. Но мало кто знает, что этот подвиг был многократно повторен в и войну и в наше время.

Алексей Петрович Маресьев родился в Волгоградской области в городе Камышине 20 мая 1916 года, там вырос, окончил ПТУ и оттуда отправился на ударную стройку города Комсомольск — на — Амуре.

Вскоре Маресьев был призван в армию и отправился служить на Дальний Восток, в авиационный пограничный отряд. Затем после службы в армии поступил в Батайское авиационное училище, которое окончил в 1940 году и за особые заслуги в учебе был оставлен в нем инструктором и готовил будущих летчиков.

В первый год Великой Отечественной войны Маресьев сбил 4 вражеских самолёта. В 1942 году совершил беспримерный подвиг, продемонстрировав желание жить и служить на благо своей Родины. 4 апреля 1942 года во время одной из боевых операций по прикрытию советских бомбардировщиков его самолет был сбит фашистами, а сам Маресьев тяжело ранен. Пришлось совершить вынужденную посадку на занятой фашистами территории. Ремни, которые удерживали летчика, порвались, и Маресьева через открытую кабину выбросило наружу. От неминуемой гибели его спасли густые еловые ветки, сквозь которые он пролетел, смягчившие падение и удар об землю. Маресьев попытался встать, но упал от нестерпимой боли в ногах и только тогда понял, что они были повреждены при падении с большой высоты. Невзирая на неимоверную боль, он решил ползти в расположение советских войск, ориентируясь по солнцу.

С поврежденными ногами, без медикаментов и продовольствия, страдая галлюцинациями от контузии, потери крови, холода и голода, Алексей Петрович прополз путь в 12 км. С тех пор эта тропа так и зовется — «тропа Маресьева».

Первыми его заметили отец и сын из деревни Плавни. Из-за того, что летчик не откликнулся им, они испугались, и вернулись в деревню. Затем уже еле живого Маресьева обнаружили мальчишки одной из близлежащих деревень. Отец одного из них отвез Алексея на санях в свой дом. Больше недели колхозники ухаживали за летчиком. Ему нужна была медицинская помощь, но в селе не было врача. В первых неделях мая вблизи деревни приземлился самолет, пилотируемый Героем Советского Союза А. Н. Дехтяренко, и Маресьев был отправлен на нем в Москву, в военный госпиталь. На вид доставленный летчик был так плох, что его поместили в палату для безнадежных, окна которой не имели стекол и были заколочены фанерой, и стояли кровати без матрацев. На следующий день врачи, обследовавшие раны больного Маресьева, решили, что из-за обморожения и начавшейся гангрены, необходима ампутация обеих ног. [4]

В послеоперационной палате рядом с Маресьевым оказался батальонный комиссар Семен Воробьев. Алексей Петрович навсегда сохранил в душе огромную благодарность к человеку, который помог ему выстоять после операции, пережить первые дни осознания своей инвалидности. Однажды Воробьев дал Маресьеву статью, в которой рассказывалось о летчике времен Первой Мировой войны Валерьяне Карповиче, который без ступни в самодельном протезе стал подниматься в небо на самолете и служил инструктором в школе военных летчиков. Эта статья стала переломным моментом в судьбе Алексея Петровича — новым этапом в его жизни. После её прочтения у Маресьева вновь появилось желание жить. Из опыта прохождения медицинских комиссий Алексей Петрович знал, что удивить врачей инвалиду, ходящему на протезах с палочкой, вряд ли удастся. Нужно было предстать перед докторами в образе здорового человека. Чтобы протез «ожил», а культи ног смогли приобрести нужную чувствительность, Алексей Петрович учился танцевать. Козырной номер — вальс и «барыня» — убедил комиссию в том, что Маресьев хорошо владет протезами, и он получил разрешение на пробные полеты. [3]

Большой моральной поддержкой в это время было вручение ему первой боевой награды — Ордена Боевого Красного Знамени. После ампутации ног, управляя самолетом в протезах, Маресьев сбил 7 самолетов. За проявленное мужество, летное мастерство и героизм летчик получил звание Героя Советского Союза.

После войны А. П. Маресьев работал во многих ветеранских организациях, целью которых было создание достойных условий жизни для ветеранов Великой Отечественной войны. Также А. П. Маресьев занимался сохранением памяти о войне, и стал кандидатом исторических наук.

Прославленный летчик дожил до 85-летнего юбилея и умер в Москве в 2001 году.

Подвиг А. П. Маресьева был многократно повторен в годы Великой Отечественной войны. Но если о Маресьеве Борис Полевой написал «Повесть о настоящем человеке», то о других героях, к сожалению, практически никто ничего не знал. Но оказывается можно говорить о целой плеяде «маресьевцев».

Один из таких героев- «маресьевцев» Захар Артемович Сорокин, Герой Советского Союза, участник Великой Отечественной войны, человек, отдавший авиации ВМФ 16 лет.

Захар Артемович Сорокин родился 4 марта 1917 года в Новосибирской области. После окончания школы и ПТУ работал машинистом паровоза и одновременно занимался в аэроклубе. В 1939 году с отличием окончил военное училище, и начал службу в авиации ВМФ.

Войну Захар Артемович Сорокин встретил летчиком — истребителем на одном из черноморских аэродромов. Но вскоре его откомандировали на север. 25 октября 1941 года несколько раз в течении суток поднимались в воздух по тревоге истребители. На этот раз они взлетели на встречу с четверкой легких бомбардировщиков Ме- 110, которые держали курс на Мурманск. Сорокин атаковал ведущего вражеского звена. «Мессершмитт» загорелся. Но из-за облаков вынырнул еще один. Вражеский свинец хлестнул по плоскости и кабине самолета Сорокина. Летчик был ранен в правое бедро, у него кончились патроны, когда он пошел на таран. Резкий толчок чуть не выбросил Сорокина из сиденья. «Мессер», оставляя чадящий след, пошел к земле.. Но и винт «ястребка» тоже получил серьезное повреждение: машина затряслась, сорвалась в штопор. С большим трудом удалось её выровнять и посадить на замерзшее озеро в узком ущелье. Из подбитого вражеского самолета, проваливаясь в снегу, двигались двое фашистов. Началась перестрелка. Первого Сорокин сразил сразу наповал. У второго кончились патроны, а у Захара дал осечку пистолет. Противники пошли в рукопашную… И тут Сорокин увидел рукоятку своего пистолета, валявшегося в снегу. Быстро перезарядив пистолет, он почти в упор выстрелил в фашиста. Превозмогая боль, с рассеченным лицом, еле-еле ступая на раненую ногу, он шел по через сопки, по глубокому снегу, полз, катился. Боясь замерзнуть не спал. Только на шестые сутки добрался до своих. Дополз и потерял сознание. Потом был госпиталь и ампутация ступней обеих ног. Научившись немного ходить, он написал письмо наркому ВМФ СССР с просьбой разрешить вернуться в строй. В порядке исключения разрешили пройти медкомиссию. Сорокин снова летал, участвовал во многих боях, сбил еще 12 вражеских самолетов.

18 августа 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны, вплоть, до 1955 года З. А. Сорокин служил в авиации Черноморского флота. После увольнения из армии, переехал в город Москву, стал заниматься литературой и журналистикой. Он автор многочисленных интервью с героями той страшной войны т многих книг о боевых товарищах, таких, как: «Звезды на фюзеляжах» и «На виражах мужества».

Захар Артемович Сорокин умер в 1975 году и похоронен в Москве.

Долгое время преподавателем МГОУ работал тоже герой — «маресьевец». Его звали Михаил Алексеевич Баранов. Удивительный человек со сложной судьбой. Как и все его ровесники он в годы войны сражался с немцами, был летчиком, как и Маресьев.

Во время боя с немецкими бомбардировщиками в феврале 1942 года летчик преследовал врага, когда пулеметная очередь прошила ему насквозь рук. Самолет стал терять высоту и упал. А вскоре мать лейтенанта получила извещение: «Ваш сын погиб смертью храбрых в боях с немецко- фашистскими захватчиками». Но от гибели спас его глубокий снег, и мальчишки, которые отвезли его в деревню на санках, занятую немцами. Это грозило им расстрелом, но летчику нужна была медицинская помощь. В деревне ему сделали операцию: удалили кисти обеих рук и часть правой стопы. Сознание медленно возвращалось к лейтенанту Баранову. Этого и ждали фашисты в руках которых он все-таки оказался. Плен и нечеловеческие муки готовила ему судьба. Воля и помощь друзей помогли выжить ему в этом аду. Друзья отрывали полоски от своих рубах и перевязывали ему раны.

Ослабевшему летчику приходилось передвигаться на четвереньках, после этого на его локтях и коленях остались наросты. Свободу он обрел только в 1945 году, ему принесли ему войска 2 –ого Белорусского фронта. И вот летчик снова в строю. Орден Отечественной войны украшает его грудь. Закончилась война и началась не мене героическая страница биографии Баранова. Он поступает в МГУ. Для того, чтобы писать он держал ручку в зубах, а затем стал привязывать её к руке. Пережив все ужасы войны, он нашел в себе силы, чтобы жить, учиться и работать, добиваться поставленных целей. М.А Баранов стал доктором исторических наук, профессором. Умер в 2005 голу и похоронен в Москве. [2]

И еще, об одном летчике — «маресьевце» хочется рассказать. Тем более он наш земляк, житель Ногинского района.

Звено летчика Ильи Антоновича Маликова участвовало в боях за Берлин. Не успели вернуться с очередного задания, как его позвали к командиру эскадрильи. Приказ командующего фронтом маршала Г. К. Жукова был таков: нанести снайперский прицельный удар, чтобы не угодить по своим, находящимся в Берлине. Дело в том, что 29 апреля 1945 года, когда наши уже вступили в его пригороды, надо было как можно скорее разбомбить Зигес-аллее и Унтер-ден-Линден, чтобы исключить возможность взлета самолета с Гитлером. На задание отправилось звено штурмовиков Пе — 2 И. А. Маликова. А за штурвалом командного штурмовика находился сам старший лейтенант И. А. Маликов без правой ноги до колена и искалеченной левой ногой. Два года он воевал на протезах… Случилось это так.

29 августа 1942 года, совершая уже четвертый боевой вылет на станцию Виев, Маликов был сбит и тяжело ранен. Зенитный снаряд попал в мотор и кабину. Протянув через линию фронта, ему удалось посадить машину на своей территории. Боясь, что не долетит до своих, Маликов приказал экипажу покинуть самолет. Но штурман Бобылев и стрелок-радист Токарев отказались покинуть раненного командира. Когда он произвел вынужденную посадку, сразу потерял сознание. Бобылев и Токарев оказали первую помощь. Уже позже, в госпитале хирурги ампутировали только правую ногу, левую загипсовали. Комиссия через несколько месяцев объявила: «Не годен для авиации!». Но Илья Антонович стал упорно тренироваться ходить, вскоре начал бегать и в конце концов забросил свой костыль — помощник. После долгих настойчивых просьб ему разрешили снова летать на боевой машине Пе-2. Он вернулся в свой штурмовой полк. На его счету 196 боевых вылетов, из них больше ста — уже с протезами! 15 мая 1946 года И. А. Маликову было присвоено звание Героя Советского Союза. В городе Ногинск на аллее Славы ему установлена мемориальная доска. [5]

В конце XX века подвиг Алексея Маресьева повторили многие советские солдаты, оказавшиеся втянутые в Афганскую войну. Валерий Бурков и Валерий Гринчак — настоящие примеры современных героев.

С Героем Советского Союза Валерием Бурковым журналисты могут говорить часами, поту что он рассказывает удивительно легко и без боли. Иронизирует над собой, и часто смеется и улыбается, даже когда говорит о войне и о том, как его ранило. Вот что он вспоминает о войне, спустя многие годы:

«Когда забрались на высоту четыре тысячи метров, стало совсем холодно. С барахлом, с оружием, через облака. Полк, с которым шел Валерий Бурков, двигался первым. Наша задача была обойти с флангов господствующую высоту и перекрыть моджахедам пути отступления.

Высоту взяли по всем правилам военной науки, как положено. Обошли с тыла и посыпались моджахедам на головы как снег. «Духи» и понять ничего не успели и не сопротивлялись даже, побежали сразу. И самое главное — потерь не было, даже никого не ранило. Как только вертолеты уничтожили свои цели, я осмотрелся. В стороне остался никем не замеченный грот, который духи использовали, как огневую точку. И по долине и по вертолетам бить оттуда милое дело, вокруг все как на ладони. Беру несколько лент, гранаты, вылезаю: «Мужики, трофеи». Положил их на камень, поворачиваюсь налево и делаю шаг… Прогремел оглушительный взрыв. Первая мысль была о том, что кто-то подорвался. А вторая — что этот кто-то — я». Когда я открыл глаза, первым делом посмотрел на ноги. Колени были целы. А дальше не видно — голени бесчувственными тряпками за камень перевалились. Что с ними — не понять.

Оторванные ноги ныли, но — по настоящему боли еще не было. Прилетели вертолеты.

Место под посадку было маленькое и летчики долго не могли посадить машины, а Бурков с оторванными ногами, сидя на камне, руководил посадкой. Кое-как сели. Вынесли носилки, положили раненого летчика. Когда тащили к вертолету появилась боль. Левая нога висела на мышце, от шага солдат стала перекручиваться и цепляться за камни. Чтобы оградить её от ударов, Валерий Бурков выставил вперед правую, из которой торчала кость. Так и прикрывал оторванной ногой. И потом, когда поднимали в вертолет по лестнице, нога тоже цеплялась за ступеньки, но прикрыть её он уже не мог. В госпитале на операции Валерий Бурков пережил клиническую смерть. Очнулся он утром. Откинул одеяло — остатки ног в гипсе. Его ног, которых больше не было. Но он тогда не сломался, сумел зацепиться за жизнь. Уже не думал — как такое могло случиться, как будет жить дальше. В голове был только один образ был — я теперь как Маресьев! Я ведь тоже летчик, чем я хуже? Новые ноги сделаю. И сделал! Ходить он научился так, что протезы не выдерживали, летели один за другим. Металл сыпался от той скорости жизни, которую он себе назначил. На искусственных ногах Бурков начал бегать, танцевать, играть в волейбол, ездить на велосипеде, прыгать с парашютом и пилотировать самолет. Да-да. Вторым Маресьевым он все же стал. Раз в году он приезжает на аэродром, садится за штурвал и поднимается в небо.

Даже без ног Валерий Анатольевич не уволился из армии, а окончил академию ВВС и прослужил еще тринадцать лет. Его звали на летную работу, но он отказался — летать по -прежнему хотел, еще больше хотел довести до конца дело, начатое еще в Афгане: передать опыт молодым офицерам… И это он сделал. Бурков автор многих учебников для будущих летчиков.

В настоящее время Валерий Бурков занимается общественной деятельностью, он был помощником президента по делам инвалидов. [1]

И еще один наш современник, капитан Гринчак Валерий Иванович тоже повторил подвиг Маресьева. 14 июня 1984 года его рота приняла бой с душманами в одном из горных районов Афганистана. Во время неравного боя офицер находился в гуще боя и проявил себя мужественным и хладнокровным командиром. Получил тяжелое ранение обеих ног, которые были ампутированы в госпитале. Как дальше жить? Это вопрос не покидал размышлений Валерия. Он помнил подвиг летчика Алексея Маресьева, восхищался им. Не раз задавал себе вопрос: «Смогу ли я повторить его? Смогу ли я быть таким же сильным, настойчивым и несгибаемым?» Валерий начал бороться за свою жизнь. Пришлось многое пережить, прежде чем он услышал долгожданное: «Будешь ходить!» С большим нетерпением Валерий ждал этого дня. Тяжело достались ему первые шаги. Но он настойчиво каждый день шел и шел вперед, как в атаку, чтобы победить. И победил.

Герой Советского Союза В. И. Гринчак был оставлен в армейском строю. [6]

Изложенные в работе факты — это очень маленькая часть примеров проявления патриотизма. И, наверняка, есть еще много подобных Маресьеву героев, о которых мы не знаем. А ведь их жизнь — это пример для современной молодежи, это образец настоящего патриотизма. Нам есть чем гордиться, если у нас были и есть такие люди как А.П Маресьев, М. А. Баранов, И. А. Маликов, В. А. Бурков, В. И. Гринчак.

Русский народ — уникальный в своем роде. Об этом говорили и говорят многие иностранцы. Жармен де Сталь очень метко сказала: «В характере русского народа не бояться ни усталости, ни физических страданий. В этой нации совмещаются терпение и деятельность, веселость и меланхолия; в ней соединяются самые поразительные контрасты, и на этом основании можно предсказать великую будущность… Этот народ характеризуется чем-то гигантским во всех отношениях».

Литература:

1.         Бабченко, А. Мужество: Путеводная звезда героя / А. Бабченко// Братишка. — 2005. № 6

2.         Гаврилов, А. Ю. Подвиг длиною в жизнь Михаила Баранова

3.         Полевой, Б.П. «Повесть о настоящем человеке». Издательство «Детская литература», 2009

4.         Сергеева Л. Г. Легендарный Маресьев: литературная композиция с элементами инсценировки для 6–8 классов. // Читаем, учимся, играем. — 2012. — № 8- с 53- 55.

5.         Симонов, А.А. статья об И. А. Маликове на сайте «Герой страны» http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12453;

6.         Уфаркин, Н.В. статья о Гринчаке Валерии Ивановиче на сайте «Герой страны» http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2969.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle