Библиографическое описание:

Соловьёва Е. В., Юшинова Л. Я., Гащенко Ю. С., Воронько О. А., Махонина О. С. Мы в ответе за память о них… [Текст] // Образование: прошлое, настоящее и будущее: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, август 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 32-37.



Воздушная эпопея Великой Отечественной войны, из дневников «сталинских соколов»; подвиг под небом Прохоровки неизвестного лётчика…

Ключевые слова: Моздок 1942 года, Лавочкин Владимир Иванович, Антонов Яков Иванови; Сурнев Николай Григорьевич

Они ковали победу

Я — горькая радость Победы!

Я — гордость за Русский народ!

Ю. Соловьёв

История Великой Отечественной войны Советского Союза с фашистской Германией 1941–1945 годов необъятна и многогранна. Сегодня, когда осталось позади 70-летие победного юбилея (разгром немцев под Сталинградом, на Орлово-Курской дуге, Великая Победа), интерес исследователей к проблемам войны заметно возрастает. Время всё дальше отодвигает от нас самую кровопролитную войну в истории человечества. Для России — это четыре тяжёлых года. Бесспорно одно: помогла победить народу великая любовь к родине, вера в победу, честь и героизм, заложенные у русского народа, скорее всего, на генетическом уровне, в крови.

Битва велась за каждую пядь земли: на суше, на море, в воздухе. Лётчики прикрывали с воздуха наши войска, шли в разведку, наносили ощутимый урон врагу. Каждый взлёт — это подвиг. Не все удостоены наград, не все имена известны, но у нас ещё есть время восстановить забытые имена, восстановить историческую справедливость.

Воздушная эпопея Великой Отечественной войны

Бой под Моздоком 25 августа 1942 года

Отстоять свободу и независимость Родины, разгромить фашизм — главные побудительные мотивы подвига. Лётчиков-истребителей называли «сталинскими соколами» за отвагу, бесстрашие, беспримерное мужество. В первые дни войны были разбиты аэродромы-подскоки, погибло много лётчиков. Те, кто оставался в живых, уходил вместе с армией на восток. Так как профессиональных кадров было мало, практиковались ускоренные выпуски. Все рвались на фронт, а уж свежеиспеченные летчики — с двойной силой. Советские военно-воздушные силы уже в первые месяцы войны дрались успешно с летчиками люфтваффе, сражались и побеждали. История советской авиации изучалась, да и поныне изучается не только нашими мемуаристами, тактиками и стратегами, но и зарубежными. Об одном таком бое, вошедшим в аналоги всех учебников по авиации в мире, стоит рассказать особо. Ведь героем этого боя стал лётчик, который родился и вырос на нашей Белгородской земле.

Егоров Пётр Дмитриевич.

Лавочкин Владимир Иванович воевал с 1941 по 1945 год. Бой под Моздоком, участником которого он стал, вошел в русскую и зарубежную историю, в учебники по тактике и стратегии военного воздушного боя.

Бой под Моздоком 25 августа 1942 года описан в деталях не только в отечественных мемуарах, но и в воспоминаниях немецких ассов.

Итак, Моздок 1942 года. Враг на Кубани, рвётся к бакинской нефти. Жесточайшие бои развернулись в предгорьях Кавказа. Сталинград ещё впереди. В начале августа 1942 года 84-й авиаполк перебазировали в Тбилиси, где на устаревшие истребители-чайки дополнительно к 4-м пулеметам поставили балки для 4-х реактивных снарядов. Следующее место дислокации — аэродром в Беслане. Рядом Владикавказ! Боевые вылеты совершаются почти круглосуточно. Занимались разведкой, штурмовали немецкие механизированные колонны, особенно танковые. Часто такие вылеты заканчивались воздушными боями с немецкими «мессершмиттами».

25 августа 1942 года. Разведка установила, что у селения Дортуй, в 30 километрах севернее г. Моздока приземлилась и обустроилась «Бриллиантовая эскадрилья». Эти данные надо было проверить. Командование 4-ой воздушной армии поручило командиру эскадрильи Егорову Петру Дмитриевичу и Лавочкину Владимиру Ивановичу вылететь на разведку.

Идти в паре над территорией врага, да ещё днём! Огромный риск, цена которому — жизнь. Такое задание могли поручить только самым опытным лётчикам. Задание выполнили успешно. Удалось установить, что на аэродроме базируется около 30 истребителей и два огромных Юнкерса (Ю-52). Времени на раздумье не было. Командование поручило штурмовать немецкий аэродром. Возглавил операцию командир 84 авиаполка, Герой Советского Союза майор Яков Иванович Антонов. 17 истребителей взорвали небо над Моздоком, взяв курс на немецкий аэродром.

Есть мемуары об этом дне и наших летчиков. В своей книге «Долетим до Одера» генерал-майор авиации Г. А. Пшеняник, описывая бой 25 августа 1941г., отмечает, что немецкие пилоты в этом бою круто получили от наших:

«В тот день, 25.08.1942г., предстояло нанести штурмовой удар по вражескому аэродрому Дортуй. В нём участвовала группа самолетов 84 «А» иап и 88 иап: 9 самолётов нашего полка и 8 соседних И-153, боевой порядок которых возглавил командир 84-го авиаполка майор Я. И. Антонов.

Стояла ясная погода, и на фоне белоснежных вершин Кавказа наши самолёты превратились в весьма заметные для врага чёрные мишени. Так что «мессеры» уже поджидали их в воздухе.

Судя по всему, это были новые модернизированные Ме-109Ф, которые легко маневрировали и даже шли в лобовые атаки. 20 вражеских самолётов вели бой против 17 наших. И всё-таки, через 8–10 минут напряжённой схватки, первыми не выдержали немецкие пилоты — один за другим стали падать на землю горящие «мессеры». Вот уже 6-й загорелся...

Отличились и наши друзья из 84-го полка: они сбили 4 машины и подожгли на земле ещё 12. Враг потерял тогда 22 самолёта, из них 10 были сбиты в воздухе. Но помимо радости победы, этот бой принёс нам и боль невосполнимой утраты: немцам удалось сбить 2 истребителя И-153, и на одном из них — Якова Ивановича Антонова, замечательного лётчика и очень толкового командира.

Это был тяжёлый день для личного состава обоих полков...

Летчик выбросился на парашюте. Летчики Лавочкин Владимир Иванович, Гарьков Пётр Сергеевич тщательно оберегали командира и, снижаясь, кружились вокруг него до самой земли. Они видели, как он приземлился, но больше ничем помочь ему не смогли». (Пшеняник Г. А. Долетим до Одера. — М.: Воениздат, 1985, с. 172).

«Сталинские соколы» вневоле учужих исвоих

По официальным данным, только в 1943–1945 годах из частей советских ВВС пропало без вести или попало в плен 10 941 человек, среди которых было немало воздушных асов, удостоенных звания Героя Советского Союза. По-разному складывались судьбы этих людей. Многие из них проследил в своей книге военный судья в отставке Звягинцев (Звягинцев В. Е. Трибунал для «сталинских соколов». — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2008. — 432 с.).

Герой Советского Союза летчик-истребитель Яков Иванович Антонов

До сих пор остается тайной, что произошло с командиром 84-го истребительного авиаполка Героем Советского Союза майором Яковом Антоновым после того, как 25 августа 1942 года его самолет подбили в воздушном бою. В первом томе справочника о Героях Советского Союза, изданного в Воениздате в 1987 году, говорится, что он погиб. Но, согласно приказу Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии от 24 января 1943 года, Я. Антонов из списков Красной Армии исключен как пропавший без вести. Однополчанин Я. Антонова Герой Советского Союза Константин Сухов подтвердил эту версию: «Его «чайку» атаковали и подожгли «мессеры». Командир выбросился на парашюте. Механик самолета сержант Афанасий Басенков долго возил с собой личные вещи командира, надеясь, что он жив, что он все же вернется. В полку было заведено: если авиатор погиб, друзья берут на память что-нибудь из его вещей. Басенков счел кощунственным даже открыть командирский чемоданчик»... (Сухов К. В. Эскадрилья введет бой. — М.: ДОСААФ, 1983.)

Родился будущий летчик-истребитель 24 января 1908 года в деревне Малахове (ныне Солецкого района), в Новгородской области. Участвовал в «Зимней войне» с Финляндией. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с белофиннами и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Антонову Якову Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 491).

Трагедия сталинского сокола

Судьба Я. Антонова не известна до наших дней. Из горящего самолёта смог выбраться, но попал к немцам в плен. Был переправлен в лагерь военнопленных под Моздоком, откуда бежал. И всё. Дальше охваченный войной Кавказ закрыл завесой тайны судьбу героя.

Следующей мишенью для врага стал самолёт Лавочкина Владимира Ивановича.

Николай Григорьевич Сурнев.jpg

Из дневника Лавочкина В. И.: «В моей кабине разорвался снаряд. Осколки попали в левый глаз и грудь. Самолет подкинуло, но он был управляем, хотя мотор давал перебои. Довел самолет до Моздока, посадил его на кукурузное поле. Меня прикрывали наши истребители, так как немцы пытались добить мой самолет. Один из «сопровождавших» летчиков посадил свой самолет вместе с моим на поле, вытащил меня из кабины и выстрелил из пистолета вверх».

Прибежали артиллеристы, подхватили раненого. А «ведомый» тут же вновь взял штурвал в руки и взмыл в небо. Он шёл к своим, туда, где безоблачное небо раскалилось докрасна, где понятия «жизнь и смерть, честь и долг» слились воедино.

Затем госпиталь в Тбилиси, уникальная операция по удалению глаза, проведенная профессором-грузином. А вот осколок из-под сердца не смогли в тех условиях достать. И всё-таки для лётчика война не закончилась. С одним глазом, с осколком под сердцем он вернулся в строй. Воевал в составе 977 авиаполка на черноморском побережье Кавказа, а с апреля 1943 г по май 1944 г. учился в Харьковском военном авиационном училище штабных командиров в г. Алма-Ата. После его окончания до конца войны в составе 293, а затем 163 авиаполка в качестве адъютанта авиаэскадрильи на 2-м Прибалтийском фронте прошёл всю войну, дошёл до Берлина. Демобилизовался из Советской армии в 1946 г. О его боевом пути говорят награды: ордена «Красного Знамени», «Отечественной войны I степени», «Красной Звезды», 10 медалей.

И после войны он не сидел без дела. Заочно окончил истфак, работал на партийной работе, защитил кандидатскую диссертацию. Более тридцати лет отданы родной Белгородчине, из них — 30 Белгородскому университету.

Человек неутомимой энергии, жизнерадостный, честный и принципиальный, он на всю жизнь пронёс, по сути, два осколка в сердце. Один — железный, другой — боль от того, что в том бою сбиты были два наших самолёта. Один — его, другой — Героя Советского Союза майора Я. И. Антонова. Что ж, как у В. Высоцкого: «…этот бой не забыть нипочём». Сколько потом будет у Лавочкина боевых вылетов, сколько ещё фронтовых дорог он пройдёт, а тот, роковой, стремительный, «смертью пропахший» вылет, — он никогда не забудет.

Он, как и сотни тысяч других сталинских соколов, был героем России. Не каждому дано оторваться от родной земли. А уж взлететь, подобно Икару, к солнцу, тем более, дано не каждому. Для настоящего военного лётчика не существует разграничения жизни и смерти. Каждый вылет — это встреча с судьбой, сложной, порой драматичной судьбой военного лётчика.

Пока не будет известно имя последнего героя, следует вести поиск, писать исследовательские работы. Это наш долг перед памятью наших предков.

Награждены орденами СССР:

Приказ Командующего Закавказским Фронтом № 01/н от 9 сентября 1942 года.

Гарьков Пётр Сергеевич. Лейтенант. Заместитель командира эскадрильи. Орден Боевого Красного Знамени (1).

Лавочкин Владимир Иванович. Лейтенант. Адъютант эскадрильи. Орден Боевого Красного Знамени.

А за штурвалом— обыкновенный советский парень двадцати лет…

Сурнев Н. Г. — Герой Советского Союза, в воздушных боях с 1943 по 1946. По количеству боевых вылетов ему не будет равных. Отчаянная храбрость, знание ведения боя, любовь к Родине, верность фронтовой дружбе сделают его неуязвимым для врага. Погибнет в 29 лет при испытании нового истребителя.

сканирование0049

И. Бень иН. Сурнев усамолета Як-3.

сканирование0015

Сурнев со своим механиком перед вылетом

Боевой путь Сурнева Николая Григорьевича.

Емубыло всего двадцать лет, когда он, младший лейтенант Н. Г. Сурнев, принял свой первый воздушный бой на родной Белгородчине. Он защищал с воздуха землю, на которой родился, где слышал колыбельные песни матери, вдыхал аромат родной земли.

Боевой путь начинался от «родного порога», а закончился в Берлине. Если бы на карте отметить значками боевые вылеты, почти все сбитые им самолёты, то от Белгорода до Берлина протянулась бы линия, покрытая густой сеткой рисунка.

Первый бой Сурнев Н. Г. принял во время Курской битвы. Лётчик поднял в воздух свой Як-1 в составе шестёрки истребителей, которые получили приказ прикрыть наземные войска от бомбардировщиков противника. Едва самолеты набрали высоту, как столкнулись с большой группой «юнкерсов», которых сопровождали десять «мессершмитов». У пикирующих бомбардировщиков Ю-88 была скорость, которая почти не уступала скорости истребителей, хорошая маневренность и сильное вооружение.

Три пилота вступили в неравный бой с самолетами прикрытия, вторая тройка Яков пошла в атаку на бомбардировщики. Выбрав черную тяжелую машину, которая простерла прямо над его головой синие и алые тропы трассирующих пуль, Сурнев Н.Г, сделав горку, открыл огонь. Машина противника резко пошла на снижение. Прошла минута, другая, а враг не падал. Сурнев Н.Г, набрал еще метров 150–200 высоты, проскочил на бешеной скорости мимо фашистского самолета, не успевшего даже открыть огонь. Неожиданно резко перевернувшись, фашист рухнул на землю. Сурнев Н.Г не промахнулся. Сбитый им «лапотник», так прозвали «юнкерсы», упал неподалеку от белгородского села Новоселовка. Он стал первым сбитым Николаем самолетом противника». Сражался под Изюмом, Запорожьем, Никополем, принимал участие в освобождении Одессы и Николаева, Молдавии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии… Совершил 261 боевой вылет, провёл 64 воздушных боя, в которых лично сбил 23 самолёта противника.

«ЯК-истребитель» Сурнева Н.Г наводил ужас на врага. Это был лётчик-асс, один из немногих, с кем по ведению воздушного боя невозможно сравниться. А за штурвалом — обыкновенный советский парень двадцати лет. Он был с самолётом одним целым. Таким, как он, неведом страх, для таких, как он, есть только упоение боем, жажда мщения за свою Родину, за друзей, за товарищей, сгоревших в небе.

Описание боя Сурнева Н.Г из сочинения его правнука Шевчука Павла, ученика 11 «А» класса Средней школы № 20. (сочинение записано по семейным преданиям и воспоминаниям его прадеда). 1945 год. «На земле весна, цветёт сирень. А здесь, в кабине Як-3 (любовно его называли «Яковлев») было видно лишь густую дымку на горизонте да блеск в лучах заходящего солнца вражеских самолётов. Со своим ведомым самолёт идёт выше основной группы, штурман внимательно следит за поведением восьмёрки «Мессеров». Они почему-то не торопятся вступать в бой. Решение созрело молниеносно, и Як устремляется в атаку на немецких штурмовиков. В шлемофонах звена раздаётся отданный тобой приказ — «Яковлевы» ринулись на «Фоккеры». Атака принесла победу: один вражеский самолёт был сбит лично тобой. При выходе из атаки группа подверглась нападению четвёрки Ме-109. Используя маневренные преимущества Як-3, выводишь свою группу из-под удара, заходишь в хвост неприятельским самолётам. Почувствовав опасность, немецкие лётчики дрогнули: два из них с переворота ушли вниз, а два других стали в вираж. Внезапной атакой сзади снизу сбиваешь ведомый «Мессер», который взрывается в воздухе. В этот раз повезло: все вернулись живыми из боя».

В 1943 году Сурнев Н.Г принял первый бой, а в 1945 году он — Герой Советского Союза. Его грудь будут украшать ордена Ленина, Красного Знамени (трижды), Александра Невского, Отечественной войны 1 и 2-й степени, медали.

Ему будет всего 29 лет, когда он погибнет во время тренировочного полёта при испытании реактивного самолёта. Это произойдёт 5 марта 1952 года. Его последний вылет — это смертельная схватка с Вечностью, которая закончится через семь лет после войны.

Подвиг под небом Прохоровки неизвестного лётчика

Если б не насмерть — ходил бы тогда

Тоже — героем…

В.Высоцкий

Редко кто из посещающих Музей «Третье ратное поле России» не замирает перед витриной, на которой размещено крыло истребителя, сплошь изрешечённое пулями. Кто же тот герой, который мог держаться в воздухе на самолёте, на котором не оставалось места, не прошитого пулями?

Имя героя доподлинно установить не удалось. Долгие годы об этом поединке никто не знал. В начале 80-х годов участница Великой Отечественной войны, журналист Кравченко Клавдия Даниловна приобрела дачу в селе Правороть. На усадьбе её ждала уникальная находка — остатки боевого «ястребка», израненного, просто изрешеченного пулемётными очередями. Ветеран обошла всех сельчан, собрала все воспоминания об этом бое. Пока была жива, вела поиск неизвестного героя.

1942 год. Село Правороть Прохоровского района. Вновь, как и тысяча лет назад, здесь прошла граница между советской армией и немецкой.

Жаркое лето 1942 года. Маленькое село Правороть жило в ожидании тревожных перемен. Линия фронта прочертила свой кроваво-красный цвет по району. Где свои, где чужие — не понять. Как только начинался бой, жители прятались в погребах. Бежать было некуда. Но только один бой будут помнить и спустя десятилетия. Помнить, рассказывать о нём внукам, искать родственников лётчика, который за их праворотскую землю, за них, простых русских людей, отдал так отчаянно, так красиво и героически свою жизнь.

Из воспоминаний очевидца трагедии, Петра Исаевича Чистюхина:

«В один из жарких июльских дней со стороны Красного показался наш «ястребок». Навстречу ему шли три немецких «мессершмитта». Неравный бой — один против трёх. Содрогались земля и небо». Сбит немецкий самолёт. Но и наш лётчик в неравном поединке погиб. Самолёт упал, на поверхности виднелись лишь крылья фюзеляжа. Откопают останки лётчика лишь через месяц, когда утихнут бои. По воспоминаниям местных жителей ему было всего лишь 20 лет, звали его Алексей Арбузов.

Имя его так доподлинно установить не удалось. В музее «Прохоровское поле» посетители видят лишь фюзеляж, весь изрешечённый пулемётными очередями. Раны «ястребка» говорят о силе духа нашего лётчика, о размахе неравного воздушного поединка.

Летчики-асы Великой Отечественной войны

И не только Белгородская земля — источник подвига!

Есть ещё имена и подвиги, которые требуют исследования…

Литература:

  1. Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Краткий научно-популярный очерк. М.1970, с. 136.
  2. Чиченков А. П. Белгородчина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. — Белгород; Изд-во «КОНСТАНТА», 2005. — 416с.
  3. Якубовский И. И. Земля в огне. М. 1975, с. 85.
Основные термины (генерируются автоматически): Советского Союза, Герой Советского Союза, Лавочкин Владимир Иванович, Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, Сурнев Н.Г, эпопея Великой Отечественной, небом Прохоровки неизвестного, Воздушная эпопея Великой, Гарьков Пётр Сергеевич, Красного Знамени, обыкновенный советский парень, войны Советского Союза, Боевого Красного Знамени, Орден Боевого Красного, Советского Союза майор, Советского Союза майором, бой Сурнев Н, Советского Союза Константин, Советского Союза майора.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос