Библиографическое описание:

Сугаипов А. А. Законодательство зарубежных стран о борьбе с религиозным экстремизмом: конституционно-правовой анализ // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 680-682.

Зарубежный опыт показывает, что во многих государствах уже выработан навык противодействия такому опасному социально-политическому явлению как религиозный экстремизм. Данный опыт, безусловно, нуждается в пристальном изучении со стороны компетентных органов Российской Федерации.

В современных условиях реальную угрозу национальной безопасности в мире, конституционным правам человека представляет усиление экстремизма в различных его формах.

Само понятие экстремизма можно рассматривать в широком и специальном юридическом смыслах. В широком смысле экстремизм (от лат. extremus — «крайний») определяется как «приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике)", как «идеология, предусматривающая принудительное распространение ее принципов, нетерпимость к оппонентам и насильственное их подавление» [1, с.99].

В последние десятилетия все более широкий размах приобретают такие экстремистские явления, которые имеют связь с религиозными постулатами. Данное явление получило наименование “религиозный экстремизм”.

Религиозный экстремизм — это религиозно мотивированная или религиозно камуфлированная деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти [2, с. 536].

Среди причин, способствующих усилению религиозного экстремизма в России можно “назвать нарушения прав религиозных и этнических меньшинств, допускаемые должностными лицами, а также деятельность зарубежных религиозных миссионеров, нацеленная на разжигание межконфессиональных противоречий” [3, с. 32].

Экстремизм на религиозной основе тесно связан с политикой и национализмом, представляя единое целое, поэтому часто в научной литературе используется термин “религиозно-политический экстремизм” [4, с.500].

Сегодня, когда отчетливо просматривается тенденция к расширению масштабов акций террористического характера, борьба с терроризмом как формой проявления экстремизма становится глобальной международной задачей.

Масштабы экстремизма, его межгосударственный характер сделали необходимым совершенствование системы противодействия ему, координацию усилий различных государств на долгосрочной основе.

Большой интерес представляют международные правовые акты, а также законодательная база зарубежных государств по противодействию экстремизму, которые могут оказаться полезными в современных российских условиях.

В большинстве зарубежных стран существуют законы, запрещающие расистские выступления, пропаганду и провокационные заявления, выражающие ненависть или презрение к лицам или группам лиц на основании их расовой или этнической принадлежности, вероисповедания, цвета кожи, национальности.

По мнению исследователей, опыт применения законов, запрещающих возбуждение религиозной вражды и оскорбления религиозных чувств верующих (в ряде стран эти действия называются hate speech — «враждебная речь») в Канаде, Дании, Франции, Германии и Нидерландах сходен — везде эти законы ориентированы на необходимость защиты человеческого достоинства и активно применяются, предусматривая как уголовную, так и гражданскую ответственность [5,с.70].

Законы Канады, Франции, Дании и Нидерландов обеспечивают защиту членов религиозных групп наравне с группами, объединяющими признаками которых являются общность расы, национального или этнического происхождения. Закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств существует в Канаде, Нидерландах [6, с.71].

В Канаде данное правонарушение предусмотрено общим правом, и для привлечения к ответственности за оскорбление религиозных чувств необходимо представить доказательства того, что оно угрожает общественному спокойствию.

Во Франции неправительственные организации, в чьи задачи входит борьба с расизмом, имеют право возбуждать не только гражданские, но и уголовные дела по фактам расистских выступлений. Большинство дел возбуждается антирасистскими организациями. В настоящее время к антирасистским организациям относятся уже 60 неправительственных организаций из 29 государств Центральной и Восточной Европы, СНГ, Западной Европы и Северной Америки. Одним из крупнейших является Антирасистский комитет Совета Европы.

Канада, Германия и Нидерланды не предусматривают столь широких возможностей участия частных организаций в уголовных делах.

В Германии с середины 80-х годов существуют специальные поправки к Конституции, запрещающие любую деятельность экстремистских организаций. В Основном Законе Федеративной Республики Германии подчеркивается, что никому не может быть причинен ущерб или оказано предпочтение по признакам вероисповедания, религиозных или политических взглядов; свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения неприкосновенны; государство гарантирует беспрепятственное отправление религиозных обрядов; запрещаются объединения, цели и деятельность которых противоречат уголовным законам или направлены против конституционного строя или против идей взаимопонимания между народами; пользование гражданскими и политическими правами, доступ к государственным должностям, как и права, приобретенные на государственной службе, не зависимы от исповедуемой религии (ст. 3, 4, 9, 33) [7, с. 79].

В Уголовном кодексе ФРГ предусматривается наказание на срок до трех лет лишения свободы или денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, культов, если такие действия вызывают нарушение общественного порядка (ст. 130, 166, 167) [8, с. 23].

В США борьба с различными проявлениями экстремизма объявлена одной из важнейших задач обеспечения внутренней безопасности государства. Вооруженный экстремизм определяется при этом как незаконное использование или угроза силой, вооруженное насилие над людьми или собственностью для принуждения или устрашения правительства и общества, достижения политических, религиозных или идеологических целей [9, с. 101].

С точки зрения международного права, все формы экстремизма рассматриваются как антиправовые действия в том случае, если они способны нанести вред и представляют угрозу международному миру и безопасности, одинаково опасны и требуют в равной степени усилий государств в противодействии данному злу. Отсюда четко прослеживается необходимость актуализации международно-правового сотрудничества государств в сфере противодействия экстремизму как угрозе международной, коллективной и национальной безопасности.

Активизация усилий государств в борьбе с международным экстремизмом в последние годы выразилась в принятии ряда международно-правовых актов, направленных на противодействие экстремизму, сепаратизму, международному терроризму в аспекте регионального сотрудничества государств.

Таким образом, рассматривая борьбу с экстремизмом как приоритетную стратегическую задачу, международное сообщество расширяет сотрудничество по предупреждению и пресечению экстремистских акций, совершенствует механизм координации взаимодействия по укреплению международно-правовых основ их противодействию.

Зарубежныйопыт показывает, что во многих государствах уже выработан навык противодействия такому опасному социально-политическому явлению как религиозный экстремизм. Данный опыт, безусловно, нуждается в пристальном изучении со стороны компетентных органов Российской Федерации.

В частности, особого внимания заслуживает опыт деятельности зарубежных неправительственных организаций в части профилактики и противодействия религиозному экстремизму.

Литература:

1.                  Политические отношения и политический процесс в современной России /Под ред. Баранова Н. А. — СПб: Нева, 2007. — 231с.

2.    Бидова Б. Б. Экспансия исламского радикализма на Северном Кавказе //Молодой ученый. 2013. № 6. — С. 535–537.

3.    Шаракшанэ С. Ислам и политический экстремизм // Религия и право. — 2007. № 4. — С. 26–33.

4.                  Бидова Б. Б. Историко-правовые аспекты феномена экстремизма в России //Молодой ученый. 2013. № 5. — С. 498–501.

5.                  Бидова Б. Б., Бязров М. И. Уголовное законодательство зарубежных государств и международные стандарты в сфере противодействия молодежному экстремизму //Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. 2012. № 5. С. 70–71.

6.                  Бидова Б. Б., Бязров М. И. Уголовное законодательство зарубежных государств и международные стандарты в сфере противодействия молодежному экстремизму //Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. 2012. № 5. С. 70–71.

7.                  Бидова Б. Б. Преступления экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический анализ (на примере Северо-Кавказского Федерального округа). — Кисловодск: Учебный центр «Магистр", 2013. — 194с.

8.                  Каширкина А. А. Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с экстремизмом // Журнал российского права. 2007. № 12. — С. 17–24.

9.                  Бидова Б. Б. Преступления экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический анализ (на примере Северо-Кавказского Федерального округа). — Кисловодск: Учебный центр «Магистр", 2013. — 194с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle