Библиографическое описание:

Козовчинская Е. А. Поэт в художественном мире башкирской оперы // Молодой ученый. — 2013. — №8. — С. 463-465.

В статье рассматривается претворение образа Поэта в башкирской опере. Представлена типологизация образа в операх З. Г. Исмагилова, С. А. Низаметдинова: Поэт-воин, Поэт-просветитель, Поэт-обличитель.

Ключевые слова: Поэт, башкирская опера, Салават Юлаев, Мифтахетдин Акмулла, Омар Хайям.

Гляжу в глаза, чтобы с пути не сбиться,

Чтоб в песне не солгать, не ошибиться.

Мустай Карим

Художественный мир башкирской оперы многолик и самобытен. В оперных сочинениях заметна концентрация внимания на необычном индивидууме. Акцентирование нравственно-философской значимости побуждает авторов обратиться к такому неординарному образу, как поэт. Именно Поэт становится идеальным воплощением личности.

Тончайшие нюансы отношений Поэта и окружающего мира во все времена волновали мыслящих людей. Так, известная исследовательница взаимодействия музыки и слова В. А. Васина-Гроссман утверждает: «Поэт, как тончайший инструмент, отзывается на среду, в которой он находится» [1, с. 125].

Стоит отметить, что композиторы нередко избирают те личности, которые реально существовали в истории. Салават Юлаев, Мифтахетдин Акмулла, а также Пушкин, Лермонтов, Микеланджело, Омар Хайям — эти герои привлекли композиторов Башкортостана. Основываясь на характеристике главного действующего лица, образ Поэта в башкирской опере можно типологизировать, развести по группам: Поэт-воин, Поэт-просветитель, Поэт-обличитель.

Первую группу в башкирской опере представляет Салават Юлаев. Образ Салавата Юлаева становится одним из легендарных образов, воплощённых в башкирском искусстве[1]. В центре оперы З. Г. Исмагилова «Салават Юлаев» (1954)[2] герой представлен талантливым полководцем, но его облик освещён и с другой стороны. Салават художественно воплощён не только как смелый батыр, но и как вдохновенный поэт-импровизатор. В характеристике героя две стороны облика проявляются в неразрывном единстве. Его поэзия и в жизни также являлась средством борьбы, создания патриотического настроя перед боем. В исследованиях не раз упоминается о воздействии искусства Юлаева. Так, фольклорист Р. А. Султангареева ярко описывает значение творческой силы сказителей: «…Сэсэн обладал такой могучей пассионарной энергетикой влияния на массы, что каждый его выход в народ становился актом очищения души, укрепления духовных сил и веры» [5].

Музыкальный портрет Салавата отличается цельностью и выпуклостью. Характеристика героя создаётся в сценах с народом, ансамблях и сольных выступлениях. Для образа Поэта подобраны определённые средства. Среди них — подлинные стихотворения самого Салавата, включённые в либретто (ариозо из четвёртого действия «Стрелял бы, да стрел мало»). В партитуру оперы встроена также башкирская народная песня о Салавате «Урал». Исмагилов применяет для характеристики персонажа древнейший жанр народного поэтического творчества — кубаир (куплеты Салавата из первого действия). Одухотворённый облик Салавата-поэта запечатлён в его речитативе и арии из первого действия «Прощай, Урал», наполненной любовью к своему краю. Как выразитель дум и чаяний своего народа предстаёт герой в драматической арии-монологе из последнего действия. В опере Исмагилова образ известного воина-предводителя и поэта-вдохновителя Салавата Юлаева воссоздан многогранно [3].

Вторую группу среди Поэтов в башкирской опере — образ Поэта-просветителя — также обнаруживается в творчестве З. Г. Исмагилова. Ещё один выдающийся национальный герой привлёк к себе внимание композитора. Поэт-сэсэн, просветитель, философ Акмулла внёс большой вклад в развитие башкирского языка и литературы XIXвека [4]. Поэтический настрой господствует в опере «Акмулла» (1986). «Для Исмагилова, всегда более склонного к широкому показу людских масс, образ Акмуллы, на котором сконцентрировано основное повествование, воспринимался как новый тип оперного героя», — отмечает исследователь Г. С. Галина [2, с. 165]. Несмотря на различие трактовки, две оперы башкирского композитора, представляющие в центре внимания поэтическую личность, имеют точки соприкосновения. Так же, как и «Салават Юлаев» опера «Акмулла» насыщена документальностью: прототипами героев являются реальные исторические личности, образ Поэта-просветителя показан в разные периоды жизни, в либретто использованы подлинные стихотворения[5].

Исследуя интонационную ткань оперы, музыковед Г. С. Галина отмечает «новый тип декламационности», «основанной на характерных оборотах баитов и мунажатов» — жанрах башкирского народного поэтического творчества [2, с. 165–166]. Для претворения образа Акмуллы Исмагилов применяет в вокальной партии сочетание декламационности и ариозности. Декламационный тип мелодики чаще всего преобладает в тех сценах, где ярко показано противостояние Поэта и мусульманского духовенства. Такие сцены насыщены большим количеством речитативов и диалогических сцен (можно назвать вторую картину оперы). Раздумья о судьбе народа, одиночестве выражены монологами-размышлениями: трагическим смыслом наполнена прощальная ария Акмуллы «Не торопись, последний вздох». Ариозность ощущается в сценах, связанных с развитием лирической линии Акмуллы и его возлюбленной Аксэске.

В опере Исмагилова воплощён образ Поэта-просветителя, стремившегося донести гуманистические идеи, излагающего проповедничество стремлений человека к Свету. Тем самым, личность поэта потребовалась композитору для декларирования своих художественно-эстетических позиций.

Третью группу — Поэт-обличитель — претворил в опере С. А. Низаметдинов. Известный представитель художественного мира восточно-тюркского средневековья — Омар Хайям — нашёл оригинальное воплощение в оперном жанре. Поэт-обличитель — таким раскрывается Омар Хайям во второй картине оперы башкирского композитора «Memento» (2000) [6].

Герой получает характеристику в нескольких сольных фрагментах. В его образе сочетаются лёгкий юмор и едкая сатира, вдохновенная лирика и философское размышление. Сатирические ноты слышатся в первом ариозо Поэта «Продаётся голова». Мелодика сочетает здесь черты буффонной скороговорки и ориентальной кантиленности.

Ярко характеризуется Поэт в ариозо-credo «Назовут меня пьяным». Здесь Омар Хайям высмеивает человеческие пороки, осуждает безучастность толпы к судьбе отдельной личности. Образ Поэта-обличителя воплощён посредством вокальной партии речитативно-декламационного склада, намеренно скупых красок оркестровой ткани. Мысли Поэта о завтрашнем дне («Что меня ожидает.»..) сопровождаются мерным движением аккордов с поступенным нисходящим басом. Начало ариозо и предваряющий его речитатив показывают активную сторону образа. Становится ясно, насколько независимо Хайям чувствует себя среди равнодушной толпы. «…Я останусь Хайямом!», — восклицает Поэт. Тут же, возмущаясь, он решительно утверждает собственную позицию («...И болтайте себе, что хотите!»). Восточный тип персонажа способствует использованию звукоряда дважды гармонического минора (es-moll), ориентальных интонаций с опорой на увеличенную секунду. Столкновение двух миров — Личности и Толпы — одна из сквозных тем, воплощаемых в творчестве Низаметдинова [7]. Образ Омара Хайяма становится «социальным рупором» автора-Низаметдинова.

Итак, образ Поэта в художественном мире башкирской оперы представлен многопланово. Рассмотрев три оперы, центральным героем которых становится Поэт, можно обнаружить характерные особенности и черты общности его воплощения.

1)                 Главное действующее лицо имеет свой исторический прототип: бесстрашный и справедливый Салават Юлаев, исполненный нравственного долга Мифтахетдин Акмулла и мудрый, открытый Омар Хайям.

2)                 Реальность существования Поэта способствует использованию в оперной фабуле достоверных фактов из его жизни. В сюжет внедряются также и другие лица, окружающие героя в исторической действительности.

3)                 В связи с профессиональной деятельностью прототипа главного персонажа, в либретто включаются фрагменты из его поэтического творчества.

4)                 Часто главная характеристика героя воплощена посредством схожих музыкальных выразительных средств: преобладание речитативно-декламационного типа мелодики, применение национальных жанров для подчёркивания личности самого Поэта.

5)                 Образ Поэта в башкирской опере поддаётся типологизации: Поэт-воин, Поэт-просветитель и Поэт-обличитель.

В целом, безусловно обращение к образу Поэта обогатило художественный мир башкирской оперы, послужило стимулом к появлению нового типа героя. Подобная специфика позволяет отнести исследуемые примеры к тем разновидностям современной отечественной оперы, которые условно можно определить как оперы поэтологической направленности. Среди них такие сочинения как «Пушкин в изгнании» Б. С. Шехтера, «Маяковский начинается» А. П. Петрова, «Сергей Есенин» В. Г. Агафонникова и др. Тем самым, тяготение авторов к углубленному художественному анализу личности Поэта можно воспринять как устойчивую тенденцию в современном оперном творчестве.

Литература:

1.                  Васина-Гроссман, В. А. О поэзии Блока, Есенина и Маяковского в советской музыке [Текст] / Васина-Гроссман В. А. // Поэзия и музыка: Сб. статей и исследований. — М.: Музыка, 1973. — С.97–136 с.

2.                  Галина Г. С. Традиции книжного пения в опере З. Исмагилова «Акмулла» [Текст] / Галина Г. С. // Вестник ЧГУ. — Вып.31. — 2009. — № 13 (151). — С. 165–171.

3.                  Давыдова Э. М. Салават Юлаев на все времена. Образ народного героя в музыке // Бельские просторы. — 2004. — № 5. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hrono.ru/text/2004/dav05_04.html

4.                  Скурко Е. Р. Очерки современной музыкальной культуры Башкортостана [Текст] / Скурко Е. Р. — Уфа, 1997. — 156 с.

5.                  Султангареева, Р. А. Творчество башкирских сказителей в прошлом и настоящем / Султангареева Р. // Бельские просторы. — 2005. — № 1. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hrono.ru/text/2005/sultang01_05.html

6.                  Угрюмова Т. С. Опера «Memento» Салавата Низаметдинова [Текст] / Угрюмова Т. С. // Бельские просторы. — 2009. — № 9. — С. 174–178.



[1] Башкирскому герою посвящены трагедия М. Карима, драма Б. Бикбая, драматическая поэма В. Герасимова, роман С. Злобина. В 1941г. на Свердловской киностудии снят фильм «Салават Юлаев».

[2]С именем Салавата также связаны опера Х.Ф. Ахметова «Горный орёл», балет Н.Г. Сабитова с одноимённым названием (1959), симфоническая поэма А.С. Ключарёва «Салават» (1935), симфония-оратория Д.Д. Хасаншина «Песни о Салавате» (1973), вокальная симфония С.А. Низаметдинова «Разговор с Салаватом» (1982), симфония № 6 Р.Г. Касимова «Мир и война Юлаева Салавата» (2003).

[3] З. Исмагилов не раз обращается к образу Салавата: можно назвать Увертюру на две протяжные башкирские песни, романс «Родимый мой Урал» на текст кубаира С. Юлаева, вокальный цикл «Семь стихов С. Юлаева».

[4]В литературном творчестве образ просветителя воплощён в трагедии К. Мэргэны «Прерванная песнь», повести Г. Шафикова «Акмулла». Среди музыкальных сочинений выделяется вокальный цикл Х. Ахметова «Пять стихотворений Акмуллы».

[5]Достоверности исторической реальности способствовало и режиссёрское решение второй редакции оперы (2006): здесь введена сцена в медресе, где звучала декламация стихов Акмуллы.

[6]Образ Омара Хайяма привлёк также А.К Березовского – «Рубайят» для баса и оркестра, Л.З. Исмагилову - оратория «Немеркнущий стих».

[7]С.А. Низаметдинов не раз выступал обличителем пороков в своих сочинениях. Назовём хоровые «Странички из вагантов», романсы на ст. А. Блока, оперу «В ночь лунного затмения».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle