Концепция любви Бенедикта Лившица в сборнике «Флейта Марсия» | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Коркина С. А., Никонов С. С. Концепция любви Бенедикта Лившица в сборнике «Флейта Марсия» [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 16-18. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/258/13368/ (дата обращения: 21.06.2018).



Встатье предпринимается попытка анализа концепции любви в дебютном сборнике Бенедикта Лившица. Таким образом, любовь для поэта — это не возвышенные и светлые чувства, а сражение, битва и тяжелое испытание. Б. К. Лившиц раскрывает свою концепцию через множество образов-символов, что доказывает влияние символизма в его начальном этапе творчества.

Ключевые слова: Б. К. Лившиц, любовная лирика, Серебряный век, символизм, кубофутуризм, русская поэзия

Бенедикт Константинович Лившиц (1886–1938) — поэт серебряного века, один из основоположников кубофутуризма, известен своими переводами произведений Поля Верлена, Виктора Гюго, Майна Рид и других, является видным литературным деятелем первой половины XX века. Дебютный сборник Б. К. Лившица вышел в Киеве под названием «Флейта Марсия» (1911). Сборник был высоко оценен такими известными представителями Серебряного века как Н. С. Гумилев и В. Я. Брюсов, но был запрещен цензурой. Данная статья посвящена анализу любовной концепции сборника «Флейта Марсия».

«Стихи Лившица трудны — порою просто мало понятны — своей очень сложной лексикой и философской нагруженностью. Лившиц известен только в очень узких кругах. Но в поэзии его есть несомненные достоинства, как и у Мандельштама, исключительная культура слова, особая любовь к нему, как к носителю смысла, а не просто к звуку, классическая форма стиха и общая культурность багажа» [2] — такими словами охарактеризовал, видный критик и историк литературы, Михаил Кемшис, творчество Бенедикта Лившица, в своей обзорной статье «Новейшая русская поэзия» (1930). По словам современников, Б. К. Лившиц был очень серьезным и ответственным человеком, он скрупулезно следил за точностью и логичностью своей стихотворной лексики. Своими стихами поэт преподносит мифологию многих стран, в частности греко-римскую, скандинавскую и германскую, неоднократно использует их образы в своем сборнике, например, образы Марсия, Апполлона, Эроса, Фавна, Валькирия нашли отражение в его поэзии, что показывает высокий уровень эрудированности лирика.

К 1910 годам начинается закат символизма как лидирующего литературного течения, появляются новые направления (акмеизм, футуризм), но мировоззрение поэтов-символистов настолько глубоко укоренилось в сознании молодых, начинающих поэтов, что еще чувствуется их влияние. Сборник Б. К. Лившица состоит из 22 стихотворений, в которых можно обнаружить множество образов-символов, показывающих его увлечение лирикой французских символистов, именуемыми «проклятыми поэтами»: Артюром Рембо, Тристаном Корбьер, Жюлем Лафорг. В стихотворениях Б. К. Лившица читатель чувствует завуалированность, музыкальность и идею о двоемирии, на которых строилась философия символизма. Еще Корней Иванович Чуковский отмечал, что Б. К. Лившиц «тайный парнасец», «напрасно насилующий себя» [1, c. 398] совместной деятельностью с футуристами. Прослеживается пристрастие поэта к французской прозе и поэзии, и тяготение к ее формам стиха, это показывают стихотворения «Провинциальное рондо» (1909), «Первое закатное рондо» (1909) и «Второе закатное рондо»:

«О сердце вечера, осеннего, как я,

Пришедшая сказать, что умерли гобои

За серою рекой, — немого, как ладья,

В которой павшие закатные герои

Уплыли медленно в подземные края!

Ты все изранено: стальные лезвия —

Ах, слишком ранних — возникли над тобой и

Моим — Офелии, — и кровь твоя — моя,

О сердце вечера!..

Изнеможденное, темнеешь ты, лия

Рубиновую смерть на гравий, на левкои,

За мною следуешь в безмолвные покои,

И вспыхивает в них кровавая семья

Забытых призраков, зловеще вопия

О сердце вечера!»

(1909) [1, c. 340]

Любовь является основной темой сборника Б. К. Лившица, и поэт представляет читателям свою концепцию, которая воплощается образами ночи, смерти, огня, луны и осени, присутствующие на протяжении всего сборника. Его мрачно очаровывающие стихотворения наполнены лабиринтами неисчислимых тайн и загадок, создающие химерическую атмосферу, заставляющие читателя утонуть в любовной драме лирического героя. Показательным, в плане многообразия образов, является стихотворение «Лунатическое рондо»:

«Как мертвая медуза, всплыл со дна

Ночного неба месяц, — и инкубы,

Которыми всегда окружена

Твоя постель, тебе щекочут губы

И тихо шепчут на ухо: луна!

Облокотясь, ты смотришь из окна:

Огромные фаллические трубы

Вздымаются к Селене, но она —

Как мертвая медуза...

И тонкий запах лунного вина

Тебя пьянит... ты стонешь: на луну бы!

Но я молчу — мои движенья грубы...

И ты одна — в оцепененье сна —

Плывешь в окно, бледна и холодна,—

Как мертвая медуза».

(1909) [1, c. 340]

Любовь для лирического героя как роковая страсть, как необычное, но в то же время бешеное, безумное чувство, которое заставляет страдать и мучиться. Он испытывает душевные переживания, сильные эмоции и тайные желания, он наполнен грустью, тоской и безвыходностью, и все же проявляются яркие вспышки распаленной, отчаянной любви, огромное желание вновь ощутить и вернуть эти чувства. Например, в стихотворении «Приобщение» мы видим лишь всепоглощающую страсть, которая заставляет читателя заразиться исступлением лирического героя:

«Спеша, срываешь ты запястия с лодыжек

И — вся нагая — ждешь, чтоб дикий дух огня

Свой тяжкий поцелуй на нас обоих выжег

И пламенным кольцом сковал тебя — меня.

От бронзы вечера коричневеет кожа,

И, нежно слитая зеленоватой тьмой

С лесными травами, с землею, ты похожа

На бугорок земли, на часть ее самой.

Я знаю: ты — ее уста! Я обессмерчу

Свою любовь, себя, — прильнув к твоим устам

И на твоей груди прислушиваясь к смерчу

Страстей самой земли, бушующему Там!»

(1908) [1, с. 347]

Лирический герой задыхается от этой роковой любви, от его неистовой страсти, мучение от этого чувства достигло кульминации, что он хочет избавиться и вырваться от него, но в то же время не может жить без него, лучше сказать, нуждается в нем. На протяжении всего сборника прослеживается напряженное состояние лирический героя, читатель понимает, что он находится между жизнью и смертью, в постоянной борьбе со своей удушающей любовью. В стихотворении «Валькирия» читатель видит, что лирический герой находится на грани жизни и смерти, он проигрывает битву с объектом его душевных терзаний, умоляет его о пощаде, желает перемирия с ним, но его силы не исчерпаны и лирический герой вновь рвется в бой, с головой окунается в пучину мучительной любви:

«Я простерт на земле... я хочу утонуть в тишине...

Я молю у зловещей судьбы хоть на час перемирия...

Но уже надо мной на обрызганном кровью коне,

Пролетает Валькирия,—

И окрепшие пальцы сжимает меча рукоять,

И воинственным выкликом вновь размыкаются челюсти,

И кровавые реки текут перед глазами опять

В неисчерпанной прелести...»

(1908) [1, c. 345]

Стихотворения сборника «Флейта Марсия» были написаны Бенедиктом Лившицем с 1908 по 1910 годы, и в этот период происходит падение символизма как правящего течения в русской поэзии, и чаще всего молодые поэты начинали свое творчество именно как представители символизма. Несомненно, Б. К. Лившиц не был исключением, именно в этот период он только начинал свою творческую деятельность, пробивался в ряды литературной богемы и находился в поиске своего «Я», что доказывают его стихотворения, которые переполнены декадентским настроением и образом мышления. Таким образом, мы наблюдаем эволюцию поэта, Бенедикт Лившиц начал свою деятельность как символист, а затем утвердился как представитель футуризма, наряду с Владимиром Маяковским, Велимиром Хлебниковым, Алексеем Кручёных.

Литература:

  1. А. Н. Филиппов. Поэты серебряного века. — ISBN 978–5-386–02090–3. — М.: РИПОЛ классик, 2010. — 640 с.
  2. М. Кемшис. Новейшая русская поэзия // russianresources. URL: http://www.russianresources.lt/archive/Banevich/Ban_2.html
Основные термины (генерируются автоматически): лирический герой, русская поэзия, стихотворение, мертвая медуза, сердце вечера, Серебряный век, дебютный сборник, множество образов-символов, закатное рондо, форма стиха.

Ключевые слова

символизм, русская поэзия, Б. К. Лившиц, любовная лирика, Серебряный век, кубофутуризм

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос