Библиографическое описание:

Ананьина М. А. Смысловые нюансы слова “dingy” в романе Ч. Диккенса «Крошка Доррит» // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 490-492.

Статья посвящена исследованию оттенков слова “dingy” в романе Ч. Диккенса при помощи семантико-стилистического метода анализа художественного текста. В романе Ч. Диккенса «Крошка Доррит» имеет место гиперсемантизация слова dingy, происходит обогащение словарного значения различными коннотациями, раскрывающее авторской идейный смысл произведения.

Ключевые слова:гиперсемантизация, художественный текст, художественное слово, коннотация.                                                                                                       

В данной статье рассматриваются особенности стилистической функции слова, реализующего в контексте художественного текста тончайшие оттенки смысла. Наблюдается своеобразный «сдвиг» и «приращение» в значении лексической единицы, что обозначается термином гиперсемантизация. Предметом исследования является семантическое развитие значения слова dingyвконтексте романа Ч. Диккенса «Крошка Доррит». Используются семантико-стилистический метод, опирающийся на компонентный анализ и контекстологический анализ, позволяющие изучить механизм трансформации лексических единиц в системе художественного текста и выявить их стилистическую функцию.

Проблема специфики функционирования художественного слова занимает важное место в работах Х.-У. Вейнрейха, В. В. Виноградова, И. Р. Гальперина, Ю. М. Лотмана, Ю. Н. Тынянова и других ученых. Значительный вклад внесли И. В. Арнольд, Н. С. Болотнова, Н. С. Валгина, А. Ф. Папина, В. И. Лукин. Известно, что в художественном тексте слово используется в различных значениях, не только буквальном, прямом номинативно-предметном. По замечанию В. В. Виноградова, в контексте художественного текста в целом «слова и выражения, находясь в теснейшем взаимодействии, приобретают разнообразные дополнительные смысловые оттенки, воспринимаются в сложной и глубокой перспективе целого» [4, с. 230]. Данная особенность художественного слова реализуется за счет повторов, взаимодействия различных значений при полисемии, влияния ближайшего окружения слова, обращения к внутренней форме слова, взаимодействия прямого и переносного значений при использовании различных экспрессивных средств. Актуализация значений происходит как в минимальном, так и развернутом контекстах [2, с. 474]. Это происходит за счет зависимых слов, лексического и грамматического наполнения реплик, интонационного рисунка, выражаемого графическими средствами в более широком контексте. Для установления значения следует учитывать весь стилистический контекст, т. е. контекст всего художественного текста.

Выбор анализируемой языковой единицы обусловлен, во-первых, её повторяемостью в тексте, а во-вторых, тем, что слово используется автором в типичных ситуациях, для характеризации повторяющихся событий и создания одного образа персонажа. В тексте слово dingyреализует значительный стилистический потенциал. Интересен этот пример с точки зрения авторского «наращения смысла» художественного слова.

Установить, в каком значении употреблено слово, не всегда удается со всей определенностью. Более того, по мысли И. В. Арнольд, многозначность слова в сочетании с его повтором в художественном тексте может в пределе выполнять стилистическую функцию игры слов [1, с. 176]. Как отмечает Н. С. Болотнова, лексический уровень играет ключевую роль в формировании концептуального пространства художественного текста. Именно лексический уровень напрямую связан с коммуникативной нагрузкой текста, предметно-логическим, тематическим, эмоциональным и образным уровнями [2, с. 276]. Исследователь отмечает, что в формировании информативно-смыслового и прагматического уровней текста участвуют две главные стороны значения слова: денотативный и сигнификативный компоненты значения [там же]. Указанные возможности слова обусловлены его богатыми ассоциативными связями. В тексте получают актуализацию различные грани слова. Особую значимость приобретают ключевые слова текста. Под ключевыми словами понимаются «намеренно актуализированные автором в тексте слова и сверхсловные образования, важные для выражения его темы и идеи, служащие своеобразной «точкой контакта» между автором и читателем» [там же, с. 281]. Слово dingy представляет собой ключевое слово, узловое звено в смысловом развертывании текста.

Роман «Крошка Доррит» (Little Dorrit) был написан в 1957 году. В центре повествования находится судьба Эми Доррит, выросшей в долговой тюрьме Маршалси, причем этот факт носит биографический характер, поскольку в этой тюрьме сидел отец писателя. Для нашего анализа важен идейный аспект содержания текста. По мере развертывания повествования автор описывает борьбу с чиновниками, так как обстоятельства жизни Дорритов явились следствием судебной ошибки. Диккенс подвергает критике бюрократическую систему Англии, тяжелые, мрачные условия жизни небогатых людей. В контексте изложенного представляется понятным частое повторение слова dingy в тексте романа. На наш взгляд, это слово играет одну из ключевых ролей в раскрытии коммуникативно-концептуального задания автора.

Слово dingy используется в тексте 11 раз, всегда в типичных ситуациях, при описании образа Пэнкса (6 раз), описании дома мисс Уэйд (1 раз), миссис Кленнэм (1 раз), описании слуг на помолвке дочери мистера Миглза (2 раза), создании живописной картины заката, когда миссис Кленнэм призналась Эми в своих злодеяниях (1 раз).

Согласно словарю Ю. Д. Апресяна, слово dingy имеет следующие значения: «а 1. тусклый, неяркий; выцветший…2. грязный, пропыленный, закопченный; покрытый сажей; 3. плохо одетый, в поношенной одежде 4. сомнительный, небезупречный (о репутации и т. п.)…» [5, с. 571].

В словаре Lingvo 12 выделяются следующие значения: 1) выцветший, тусклый… 2) диал. грязный, запачканный… 3) пошлый, скабрёзный; с запятнанной репутацией, с сомнительной репутацией… 4) поношенный, потрёпанный; неопрятный, неряшливый. Последние два значения в двух словарях занимают разные места, а второе значение в словаре Lingvo отмечено как диалектное.

Согласно словарю Macmillan, dingyне является высокочастотным словом и в его значении преобладают семы darkinanunpleasantway (темный, мрачный), dirty (грязный).

В тексте романа dingyупотребляется в основном в значениях темный, мрачный, закопченный, грязный, покрытый сажей, старый (ветхий), пропыленный. Исследуемое словоиспользуется для создания образа Пэнкса — служителя мистера Кэсби. Пэнкс занимается сбором долгов у бедняков, не испытывая к ним никакого сострадания. Автор уподобляет героя барже, покрытой сажей и тянущей на буксире своего хозяина. Приведем контексты употребления слова и возможный перевод на русский язык.

Dingycomplexion — темный цвет лица (грязное лицо). Контекст помогает выделить это значение: dingy by nature, or very dirty by art; dirty hands, dirty nails, had been in the coals, snorted, sniffed, puffed, steam-engine [9, с. 148].

Dingylittlecraft — покрытое сажей (закопченное) маленькое судно [8, с. 150].

It was as scrubby and dingy as ever (Pancks’s face) — покрытоесажей (грязное, закопченное) [9, с. 275].

Hisdingyhull — закопченный (покрытый сажей) корпус [9, с. 276]. В данном случае автор сам напоминает о метафорическом сравнении внешности Пэнкса с баржей.

Becominghotteranddingiereverymoment — еще больше покрываясь сажей с каждым мгновением [9, с. 279]. Вновь автор обращается к уже известной метафоре.

Hestooddingilysmiling — улыбаясь своей закопченной улыбкой. [9, с. 385]. В данном примере значение слова обогащается разнообразными оттенками: на лице героя сквозь сажу и грязь проступала улыбка. В то же время, возможно, он улыбался тускло. Вобразе Пэнкса появляются новые черты — он оказывается добрым человеком, слово dingy теряет отрицательную коннотацию. Благодаря слову smiling (улыбаясь), оно выступает как оценочно нейтральное, т. е. быть покрытым сажей — неотъемлемая черта внешности героя, не связанная с его внутренними душевными качествами.

Слово dingyпоявляется при описании событий, в которых участвуют служащие Министерства Околичностей. Adingyman (dingymen) — слуги, нанятые мистером Миглзом вместо симпатичных горничных (prettyparlourmaids), находящихся в доме в обычное время [9, с. 207. 208]. С нашей точки зрения, сочетание dingymenактуализирует значение мрачный. Отрицательная эмоционально-оценочная коннотация отражает негативную авторскую оценку события. Слуги были наняты для празднования помолвки дочери мистера Миглза. На торжестве присутствовали главы Министерства Околичностей — представители семьи Барнакль.

В другом отрывке текста dingyучаствует в создании образов героев, чьи поступки носят отрицательный характер: миссис Кленнэм и мисс Уэйд [9, с. 358, 326]. Дом мисс Уэйд можно описать как мрачный. В контексте встречаются слова, подтверждающие данный вывод: dark, black, darkness, faintlight, airless.

Описание дома миссис Кленнэм может быть переведено как старый, ветхий, запыленный, пропыленный. Об этом свидетельствует контекст. Однако контекст не допускает слова мрачный, поскольку слов употребляется хозяином дома, и вряд ли человек может назвать свой дом мрачным ина этом основании отговаривать посетителя осмотреть его.

Интересен еще один, последний в романе, контекст употребления рассматриваемого слова: dingy используется для описания оттенка вечернего неба, когда миссис Кленнэм призналась Эми Доррит во всех злодеяниях в отношении её семьи. Небо теряет свой серый оттенок, который тематически связывается с такими словами, как darkness (темнота), murk(поэт. темнота), enshroudedsmoke(окутывающий в саван дым), faded(увядший), theworryoftheday (тревоги дня), hurried(спешащий), crownofthorns (терновый венец). Вконтексте присутствует антонимическое по значению слово brightness (яркость, блеск). Это значение поддерживается и развивается такими словами и выражениями, как plainvistaofthestreetandbridge (четкая перспектива улицы и моста), serene (ясный, безоблачный), beautifulsky(красивое небо), clearsteeplesofchurches (четко видимые шпили церквей), peopleenjoyingtheevening (люди, наслаждающиеся вечером), thebeautiesofthesunset (красота заката), radiantcentre (лучистый центр), greatshootsoflight (большие потоки света), theblessedcovenantofpeaceandhope (благословенный завет мира и надежды), aglory (великолепие; торжество, победа). В конце романа раскрывается весь новый ассоциативный фон исследуемого слова, связанный со значениями темноты, савана, смерти, дыма, беспокойства, спешки, увядания и, наконец, тернового венца. Контраст данным коннотациям составляют значения, связанные со светом, яркостью, четкими очертаниями, силуэтом, хорошей видимостью чего-либо, спокойствием, вспышками света, благословенным миром и надеждой, небесами и раем.

Таким образом, в романе имеет место гиперсемантизация слова dingy, происходит обогащение словарного значения различными коннотациями, которые возникают благодаря контекстуальному взаимодействию искомого слова. Создается ассоциативный фон текста и стимулируется фантазия читателя. Гиперсемантизация позволяет автору выразить свою оценку описываемых событий, образов, создает подтекст, содержит в себе имплицитный смысл. Семантическое обогащение слова в художественном тексте демонстрирует гибкость и приспособляемость языковых единиц к условиям общения, предоставляет большие возможности для более точного и яркого выражения своей мысли тем, кто в совершенстве владеет языком. Следует обучать студентов быть внимательными к повторам языковых единиц и возможным контекстуальным изменениям оттенков их смыслов. Тем более что такой тонкий способ может служить средством экспликации идеи произведения.

Литература:

1.                            Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Флинта: Наука, 2002. — 384 с.

2.                            Болотнова Н. С. Филологический анализ текста: учеб. пособие / Н. С. Болотнова. — 4-е изд. — М.: Флинта: Наука, 2009. — 520 с.

3.                            Валгина Н. С. Теория текста. — М.: Логос, 2004. — 280 с.

4.                            Виноградов В. В. О языке художественной литературы — М., 1959. — 656 с.

5.         Новый Большой англо-русский словарь: В 3 т. / Ю. Д. Апресян, Э. М. Медникова, А. В. Петрова и др.; Под общ. рук. Ю. Д. Апресяна и Э. М. Медниковой. — 5-е изд., стереотип. — М.: Русский язык, 2000. — Том 1 A-F. — 832 с.

6.                            Тынянов Ю. Н. Проблема стихотворного языка. — Изд. 3-е. М.: Едиториал УРСС, 2004. — 176 с.

7.         Энциклопедия читателя: Литературные, библейские, классические и исторические аллюзии, реминисценции, темы и сюжеты, мифологические и сказочные герои, литературные маски, персонажи и прототипы, реальные и вымышленные топонимы, краткие биографии и рекомендуемые автобиографии / Под общей редакцией Ф. А. Еремеева. — Т. 2: Е — К. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, ИД «Сократ», 2002. — 992 с.

8.         ABBY Lingvo 12 [Электронный ресурс]: английская версия. — Электрон. дан., — 2006. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM).

9.                            Dickens Ch. Little Dorrit — Penguin Books. A Penguin / Godfrey cave Edition, 1994. — 826 p.

10.     Macmillan English Dictionary for advanced learners. International Student Edition. Oxford, 2006. — 1692 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle