Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Современное понимание экстремизма // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 559-560.

В силу сложности и противоречивости природы феномена экстремизма проблема его понимания чрезвычайно сложна для разрешения. Можно выделить следующие ее причины. Во-первых, все теоретики борьбы с экстремизмом крайне тенденциозны и идеологически зашорены, а потому постоянно прибегают к двойным стандартам. Во-вторых, даже с помощью этого метода они не могут предложить сколько-нибудь убедительной трактовки понятия «экстремизм», а главное — универсальной системы признаков экстремизма, позволяющих квалифицировать его как уголовное преступление и тем самым поставить в ряд других уголовно-наказуемых деяний. В-третьих — это относится уже не к идеологически ангажированным, а к добросовестным попыткам разгадать тайну экстремизма. Как только экстремизм начинают детально квалифицировать, он сразу же исчезает, превращаясь то в брутальное инакомыслие, то в собственно уголовное преступление — чаще всего либо в терроризм, либо в обычное насилие над личностью, или в такое неопределенное (хоть и содержащееся в Уголовном кодексе) деяние, как «возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды [1-с. 286].

В правовом смысле вне конкретных запретов понять суть экстремизма невозможно — он определен именно в них. Роль Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» заключается в обобщении некоторых правовых запретов, обусловленном необходимостью законодательного закрепления новой комплексной формы общественно опасного поведения, получившего название «экстремизм». Таким образом, экстремизм может проявляться в двух формах: в форме административного правонарушения и в форме преступления [2-с. 248].

Ведущая роль уголовно-правового обеспечения противодействия экстремизму среди иных правовых средств, обусловила придание особого значения выделению преступлений экстремистской направленности. Их общественная опасность характеризуется способностью причинить существенный вред таким важным объектам правовой охраны, как основы конституционного строя и конституционные основы межличностных отношений. При этом признак противоправности преступлений экстремистской направленности носит двойственный характер — их содержание предусмотрено нормами УК РФ и Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ.

Изложенный до сих пор материал позволяет утверждать, что в основе сущности экстремизма лежит комплекс противоречий, возникающих между личностью, обществом и государством. Экстремизм как явление известен с древних времен, но попытки определить его понятие до сих пор не увенчались успехом. Несмотря на то, что действующее законодательство (в Федеральном законе № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности») и ряд международных правовых актов содержат понятие экстремизма, в российской юридической науке не выработана единая позиция по поводу его содержания. Отсутствует также единый взгляд на виды и формы экстремизма, не выделены четкие критерии, разграничивающие смежные с ним явления. Данная ситуация сложилась из-за того, что экстремизм представляет собой сложное многогранное явление, способное проявляться в разных сферах жизнедеятельности человека, а в отечественной науке термин «экстремизм» раскрывается в разных аспектах, каждый из которых не способен учесть все грани экстремизма. Такой подход к определению понятия экстремизма затрудняет понимание его сущности и не дает возможности выработать единый методологический инструментарий исследования экстремизма [3-с. 53].

Единственный выход из сложившейся ситуации видится в необходимости развития междисциплинарного подхода к определению понятия экстремизма, который бы учитывал современные достижения не только юридических наук, но и социологии, политологии, психологии и других гуманитарных дисциплин.

Резюмируя содержание параграфа, можно сделать следующие выводы.: экстремизм как негативное социальное явление известен с древних времен и проявлялся в разных государствах при разных социальных условиях. Традиционно экстремизм понимается как приверженность к крайним радикальным взглядам, идеям и целям, достижение которых осуществляется нелегитимными, насильственными средствами и методами. В основе экстремизма лежит стремление уничтожить существующую систему государственно-правовых и общественных отношений, либо стремление их сохранить в неизменном виде; в отличие от явления «экстремизма» термин «экстремизм» многовековой истории не имеет. Активно использоваться данный термин стал в начале XX века для обозначения приверженцев крайних взглядов и мер в политике. Однако до настоящего времени попытки определить понятие экстремизма не увенчались успехом. Несмотря на то, что действующее отечественное законодательство и ряд международных правовых актов определяют понятие экстремизма, в российской юридической науке все-таки не выработана единая позиция по поводу его содержания. Отсутствует в науке также единый взгляд на виды и формы экстремизма, не выделены четкие критерии, разграничивающие смежные с ним явления [4-с. 14]. Такая ситуация сложилась из-за того, что экстремизм представляет собой сложное многогранное явление, способное проявляться в разных сферах жизнедеятельности человека, а в отечественной науке термин «экстремизм» раскрывается в разных аспектах, каждый из которых не способен учесть все грани экстремизма. Данный подход к определению понятия экстремизма затрудняет понимание его сущности и не дает возможности выработать единый методологический инструментарий исследования экстремизма; определение понятия экстремизма, учитывающего все возможные его проявления, может быть сформулировано только на основе междисциплинарного подхода и должно учитывать современные достижения не только юридических наук, но и социологии, политологии, психологии и других гуманитарных наук.

Литература:

1.                  Бидова Б. Б. Специально-криминологическое противодействие молодежному экстремизму // Молодой ученый. 2012. № 11. -С. 286.

2.                  Политология: Краткий энциклопедический словарь-справочник / Под ред. Ю. С. Борцова. — М.: Изд-во коммерч. ун-та, 1997. — С. 248.

3.                  Левшуков Р. А. Религиозный экстремизм в Карачаево-Черкесской республике: ислам и политика на Северном Кавказе. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2001. — С. 52.

4.                  Воронов И. В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации: Автореф. дис... канд. полит. наук. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2000. — С. 14.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle