Библиографическое описание:

Храмушина Л. М. Концепт «progress» в англо-американской картине мира и способы его языковой репрезентации // Молодой ученый. — 2013. — №2. — С. 241-243.

Данная статья посвящена общему анализу концепта «прогресс» на материале публицистических текстов.

Ключевые слова: концепция «прогресс», языковая картина мира


The article below is dedicated to the general analysis of the concept “progress” based on the material of the political newspapers.

Key words: concept “progress”, linguistic world image.


Характерная для ХХ века тенденция к взаимопроникновению различных областей знаний вызвала потребность в единице, сводящей воедино результаты различных познавательных процессов и ментальных операций. Такой единицей стал концепт, при изучении которого произошло обобщение ряда аспектов в философской, логической и языковой деятельности, прежде рассматривавшийся изолированно. По своей сути концепт является несущим кодом, который одновременно направлен и вовне и внутрь, то есть он является единицей, относящейся к области ментального и идеального, а также обращенной во внешний мир. Природа концепта связана с реальным миром, в котором живет человек. Функционирование концепта соответствует законам логики и психологии и основным социологическим принципам. Понятие концепта можно рассматривать как статичное, так и динамичное образование.

М. В. Никитин рассматривает его в статике на том этапе, пока он еще не актуализирован в речи, относя его к «плану сознания как сокровищницы отложившихся в ней идеальных сущностей и структур, которые вступают в дело сообразно целям и обстоятельствам (речи) мыслительных процессов. При актуализации в речи он обретает динамику и предметную отнесенность» [Никитин 1988, 17].

Концепт «progress» рассматривается в настоящей статье как компонент целостной картины мира, под которой понимается та часть концептуальной картины мира, которая отображает самосознание человека, исторически видоизменяющееся в процессах личностной или групповой рефлексии под ценностно-значимыми условиями природного, социального и духовного бытия человека [Телия 1999, 110].

В ходе исторического развития нации непрерывно меняется ее ценностная картина мира, в результате чего меняется как иерархия ценностей, так и их содержание, а, следовательно, меняется общественное бытие, сознание, потребности, поведение и ценностное отношение субъекта к окружающему миру и себе самому как части этого мира. Несмотря на эту непрерывно меняющуюся ценностную картину мира, опосредующую поведение представителей определенного этноса, следует выделить так называемые ключевые концепты, «существующие постоянно или, по крайней мере, очень долгое время» [Степанов 1997]. Речь идет о таких концептах, как «добро», «зло», «судьба», «закон», «свобода», «вера» и некоторых других.

Данные концепты являются всеобщими, универсальными, они существуют в любой культуре. В то же время наличие общих характеристик у концептов, принадлежащих различным национальностям и индивидуальным картинам мира, реализуется в этих национальных картинах мира в виде этнических вариантов всеобщих, универсальных концептов.

Существует много способов классификации концептов по признаку абстрактности — конкретности, частотности употребления, а также структурным различиям.

Частотность концепта является одним из показателей его значимости и статуса внутри картины мира.

Как говорилось выше, ценностная картина постоянно меняется, в результате чего меняется как иерархия ценностей, так и их содержание, а, следовательно, меняется отношение субъекта к окружающему миру. Многие современные ученые признают, что концептуальная картина мира, подверженная постоянным изменениям и переменам вслед за действительностью, всегда меньше объективного мира и включает в себя лишь отдельные части, наиболее значимые для данного социума, т. е. языковая картина мира не равна по содержанию концептуальной картине мира и является лишь одним из способов его репрезентации [А.Вежбицка, Е. С. Кубрякова].

Но язык не просто отражает действительность, он нередко выступает в своей формирующей функции: он объясняет и уточняет определенные элементы концептуальной картины мира, дает возможность передать опыт вне проживания его на практике, позволяет сохранять знание, результаты определенных ментальных процессов.

Признавая целостность картины мира, необходимо учитывать ее национальный характер. Многие ученые указывают на неразрывную связь между национальным менталитетом, культурой и языком.

Так, люди, говорящие на разных языках, могут иметь близкие и вообще идентичные картины мира, а люди, говорящие на одном языке — разные. Следовательно, в концептуальной картине мира взаимодействуют общечеловеческое, национальное и личностное [Е. С. Кубрякова, А.Вежбицка, Д. С. Лихачев, С. Г. Воркачев, В. Н. Карасик и др.]. Предметом анализа в данной статье является концепт «прогресс», т. к. он, по нашему мнению, относится к одному из ключевых.

Концептуальное пространство «progress» и его содержательное наполнение со временем претерпело и претерпевает значительные изменения. Данный концепт имеет исключительно важное значение в вечно меняющейся картине мира. Человечество с самого раннего этапа своего развития стремилось вперед в своем развитии во всех сферах жизни. Естественно, что содержательное пространство этого концепта менялось вширь и вглубь. В связи с большой значимостью этого концепта в речи часто используются его вербализаторы, изучение которых представляет ценный материал для построения модели концепта «прогресс».

Репрезентация концепта «прогресс» подразумевает формально наличие слова «progress», глагола «to progress», его дериватов «progressive», «progression», синонимов и их словообразовательных коррелятов, а также слов и выражений, обладающих импликационным значением прогресса, присущим им изначально, как, например, to yield significant advancements, to make big gains, to be on the way to doing smth и др.

Проанализировав дефиниции ряда толковых словарей, таких как Longman Dictionary, Oxford Advanced Learners Dictionary of Current English, Websters Encyclopedia, Unabridged Dictionary of the English Language, Longman Activator, можно выделить следующие когнитивные признаки концепта «progress»:

  1. развитие, движение вперед (иногда замедление этого движения);

  2. продвижение, достижения, успехи;

  3. течение, ход событий.

Тезаурус дает значительный список синонимов существительного «progress»: advance, amelioration, anabasis, betterment, boost, break, breakthrough, buildup, course, dash, development, evolution, evolvement, expedition, flowering, growth, headway, hike, impetus, improvement, increase, journey, lunge, march, momentum, motion, movement, ongoing, pace, passage, process, procession, proficiency, progression, promotion, rate, rise, step forward, stride, tour, unfolding, voyage, way.

Проанализированный нами материал статей из американских изданий газет и журналов «International Gerald Tribune» за 2011–2012 годы, «The Times» за 2012 год, «The Moscow News» за 2012 год свидетельствует о том, что словари не в полной мере отражают структуру концептуальных признаков, прежде всего в силу того, что концепт актуализируется не только в слове или словосочетании, но чаще в предложении, сверхфразовом единстве (СФЕ) и целом тексте.

Концептуальное пространство «progress» охватывает буквально все сферы жизни: науку, технику, политику, культуру, искусство, спорт.

Так, автор одной из статей пишет об огромных достижениях американцев и их дальнейшем продвижении вперед в области науки:

Americans have conquered the air and made forays toward the stars. And now we should go deep. We should explore the mysterious depths of the oceans. A more aggressive program of underwater exploration would reveal secrets about the origin of life, as well as provide potential new drugs… [NYT 1912]

Прилагательное «aggresive» подчеркивает особую настойчивость в достижении успеха. О значимости концепта «progress» можно судить по тому, что в той или иной степени эта тема затрагивается в большом количестве статей на различные темы.

Приведем в качестве примера фрагмент статьи американского журналиста Флойда Норриса, в которой затрагивается проблема финансового кризиса и возможного способа выбраться из него:

If the European monetary system is something like a bad marriage, what can be done to avoid a messy and disastrous divorce?

Broadly speaking, there are now two prescriptions. One calls for sacrifices and compromises from all sides. The other, echoing laws that used to exist in many countries, is simple: The husbandGermany — should rule and advance forward step by step. Didnt the wife promise to obey? [NYT 2012]

Автор широко использует метафорические сравнения, риторические вопросы, что является довольно распространенным явлением в публицистике. Автор как бы вовлекает читателя в проблему, излагает свои взгляды на то или иное явление и подсказывает способ движения вперед к успеху. Подобного рода стилистические приемы придают тексту эмоциональную окраску.

Концепт «прогресс» (рост, увеличение) может также нести в целостной картине мира представление, совершенно противоположное ему. Например, автор одной из статей американской газеты обеспокоен растущей мощью исламистов во всем мире:

A court has found Egypt’s most popular comic actor guilty of insulting Islam, alarming artists and intellectuals are anxious about the growing power of Islamists. We are seeing a growing number of Islamists, it is very, very frightening [NYT April, 2012].

Расширенный повтор «a growing number of Islamists» в конце абзаца завершается описанием отношения автора статьи (да и многих американцев) к этому явлению — «это становится очень, очень пугающим».

В статье о спортивных успехах Великобритании на последней Олимпиаде журналистка Кэтрин Мейер отдает должное завоеваниям эмигрантов — выходцев из других стран.

The waves of immigrants, recognized for their contributions to British sport life, cannot yet rely on such recognition outside the Olympic Stadium. And the Uk is to make great strides in curing all of Britain’s ills [NYT 2012].

Употребление выражения «to make great strides» в сочетании с метафорой «Britains ills» говорит о настойчивой необходимости решении вопроса об иммигрантах, о движении вперед в разрешении этой проблемы.

Концептуальное пространство «progress» пронизывает также искусство, в частности, оперное искусство. В статье «Operatic Revolution Takes Hold» речь идет о знаменитом театре Метрополитен опера, который поставляет свою продукцию в 1700 театров в 54 странах мира:

The Met is leading a revolution… The “Live in HD” series, which began six years ago, now is moving to 1,700 theatres in 54 countries (in Asia, Australia, New Zealand and South Africa) [NYT 1912]

Глагол «to lead» и «to move» подчеркивают настойчивое продвижение вперед в сфере искусства. Понятие «progress» приравнивается к «revolution», что свидетельствует о быстром движении вперед и о коренном изменении понятия данного вида искусства.

Приведем еще пример из статьи «Tbillissi’s Soft Power of Wine, Smiles and Tourism». Несмотря на довольно сложные политические отношения с Грузией в статье приветствуется приезд в эту страну туристов:

Despite the warnings of the Kremlin nanny state Russian tourism to Georgia is and will be blooming [MN, 2012].

Сочетание «nanny state» относительно России придает этому высказыванию иронически-негативное отношение.

В заключение следует сказать, что концепт «progress» является одним из основных, можно сказать, доминирующих в концептуальной картине мира не только англичан и американцев, но и всего человечества. Для его исследования применялась совокупность лингвистических методов, что позволило выявить вербализаторы концепта «прогресс». Исследование фактического материала позволяет нам сделать вывод о том, что хотя словари и играют большую роль в раскрытии сути концепта «прогресс», давая нити к пониманию специфики картины мира и сущности языкового понимания языкового сознания народа. Этим далеко не исчерпывается, как правило, проникновение в суть того или иного концепта. Для этого совершенно необходимо исследование нередко целого текста.


Литература:

  1. Блох М. Я. Теоретические основы грамматики. — М.: Высшая школа, 2000. — 340с.

  2. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика. — Тамбов, 2001. — 254с.

  3. Вежбицка А. Язык. Культура. Познание. — М., 1997. — 510с.

  4. Красильникова Е. В. Функционирование концепта «воля» в русском и английском языковом сознании. Автореф. дис. … канд.филол.наук.. — Уфа, 2010. — 16с.

  5. Кубрякова Е. С. Части речи с когнитивной точки зрения. — М., 1997. — 740с.

  6. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. Антология. — М., 1997. — С. 280–288.

  7. Никитин М. В. Основы лингвистической теории значения. — М., 1988. 150с.

  8. Телия В. Н. Русская фразеология. — М.: Языки русской культуры, 1998. — С.284.

  9. Dictionary of English Language and Culture. — UK, Longman, 1992.

  10. Language Activator. The World’s First Production Dictionary. UK, Longman, 2000.

  11. Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. International Student’s Edition. UK, 2002.

  12. [NYT] New York Times. NY, 2012.

  13. Roget’s New Millennium Thesaurus. First Edition. Lexico Publishing Group, LLC, 2004.

  14. The Oxford Thesaurus. An A-Z Dictionary of Synonyms. Oxford, 1991.

1



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle